Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Ещё немного про котов...

20 апреля´11 10:40 Просмотров: 1228 Комментариев: 4
Вот и ещё немного нашел про пушистиков -

Легенды и были о блокадных котах

Зимой 1941/42 годов в Ленинграде домашних животных практически не осталось, их нечем было кормить и они умирали вместе со своими хозяевами, а порой их даже съедали - делать-то было нечего.

«3 декабря 1941 года. Сегодня съели жареную кошку. Очень вкусно», - так написал в дневнике 10-летний мальчик.

«Соседского кота мы съели всей коммунальной квартирой еще в начале блокады», - это говорит Зоя Корнильева.

«У нас был кот Васька. Любимец в семье. Зимой 41-го мама его унесла куда то. Сказала, что в приют, мол, там его будут рыбкой кормить, а мы-то не можем...Вечером мама приготовила что- то на подобие котлет. Тогда я удивилась, откуда у нас мясо? Ничего не поняла....Только потом....Получается, что благодаря Ваське мы выжили ту зиму...»

В 1942 году кошек в городе оставались уже единицы. Их появление воспринималось лениградцами как чудо. Весной 1942 года полуживая от голода старушка вынесла своего кота на улицу погулять. К ней подходили люди, благодарили, что она его сохранила. Бывшая блокадница вспоминала , что в марте 1942 года вдруг увидела на городской улице тощую кошку. Вокруг нее стояли несколько старушек и крестились, а исхудавший, похожий на скелет милиционер следил, чтобы никто не изловил зверька. 12-летняя девочка в апреле 1942 года, проходя мимо кинотеатра «Баррикада», увидала толпу людей у окна одного из домов. Они дивились на необыкновенное зрелище: на ярко освещенном солнцем подоконнике лежала полосатая кошка с тремя котятами. «Увидев ее, я поняла, что мы выжили», - вспоминала эта женщина много лет спустя.

');Но такие случаи были редкостью. И, конечно, в подобных условиях крысы почувствовали себя вольготно и стремительно размножались. Они съедали те немногие припасы, что ещё оставались, грабили огороды и кроме того несли угрозу эпидемии.

Блокадница Кира Логинова вспоминала: "...тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось, они забирались на танки и благополучно ехали на танках дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий..."

Другая блокадница рассказывала, что однажды ночью выглянула в окно и увидела, что вся улица кишит крысами, после этого долго не могла уснуть. Когда они переходили дорогу, даже трамваи вынуждены были останавливаться.

После прорыва кольца блокады 27 января 1943 года, в апреле вышло постановление за подписью председателя Ленсовета о необходимости "выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек" (дымчатые считались лучшими крысоловами). Очевидцы рассказывали, что кошек расхватывали моментально, за ними выстраивались очереди. Писатель Леонид Пантелеев записал в блокадном дневнике в январе 1944 года: "Котенок в Ленинграде стоит 500 рублей" (килограмм хлеба тогда продавался с рук за 50 рублей. Зарплата сторожа составляла 120 рублей).

- За кошку отдавали самое дорогое, что у нас было, - хлеб. Я сама оставляла понемногу от своей пайки, чтобы потом отдать этот хлеб за котенка женщине, у которой окотилась кошка, - говорит Зоя Корнильева.

Ярославские кошки достаточно быстро сумели отогнать грызунов от продовольственных складов, однако полностью решить проблему не могли. Поэтому в самом конце войны была объявлена еще одна "кошачья мобилизация". На этот раз котов набирали в Сибири. «Кошачий призыв» прошел успешно. В Тюмени, например, собрали 238 котов и кошек в возрасте от полугода до 5 лет. Многие сами приносили своих любимцев на сборный пункт. Первым из добровольцев стал черно-белый кот Амур, которого хозяйка лично сдала с пожеланиями «внести свой вклад в борьбу с ненавистным врагом». Всего в Ленинград было направлено 5 тысяч омских, тюменских, иркутских котов, которые с честью справились со своей задачей — очистили город от грызунов. Так что большинство питерских мурок - не местные, они имеют ярославские или сибирские корни.

Исконных питерских кошек практически не осталось. Достоверно известно только об одном легендарном коте, пережившем блокаду. Его звали Максим. Историю этого кота поведал автор рассказов о животных Василий Песков, а ему она стала известна от хозяйки Максима.

«В нашей семье дошло до того, что дядя требовал кота на съедение чуть ли не каждый день, - приводит Песков слова владелицы животного Веры Николаевны Володиной. - Мы с мамой, когда уходили из дома, запирали Максима на ключ в маленькой комнате. Жил у нас еще попугай Жак. В хорошие времена Жаконя наш пел, разговаривал. А тут с голоду весь облез и притих. Немного подсолнечных семечек, которые мы выменяли на папино ружье, скоро кончились, и Жак наш был обречен. Кот Максим тоже еле бродил - шерсть вылезала клоками, когти не убирались, перестал даже мяукать, выпрашивая еду. Однажды Макс ухитрился залезть в клетку к Жаконе. В иное время случилась бы драма. А вот что увидели мы, вернувшись домой! Птица и кот в холодной комнате спали, прижавшись друг к другу. На дядю это так подействовало, что он перестал на кота покушаться…»

Вскоре попугай погиб, а вот котейка выжил. И оказался практически единственной кошкой, пережившей блокаду. В дом Володиных стали даже водить экскурсии - все хотели глянуть на это чудо. Учителя приводили целые классы. Умер Максим только в 1957 году. От старости.

В числе легенд военного времени есть и история про рыжего кота-«слухача», поселившегося при зенитной батарее под Ленинградом и точно предсказывавшего налёты вражеской авиации. Причём, как гласит история, на приближение советских самолетов животное не реагировало. Командование батареей ценило кота за его уникальный дар, поставило на довольствие и даже выделило одного солдата за ним присматривать.

В этом посте моего текста очень немного. Это в основном компилляция различных материалов из сети, которые настолько популярны, что найти их первоисточники мне, несмотря на всё усердие, не удалось. В заключение хочу сказать, что в память о блокадных кошках были воздвигнуты на Малой Садовой улице две скульптуры - кот Елисей (дом 8) и напротив него - кошка Василиса (дом 3). Скульптор Владимир Петровичев. Имена котам подбирали сами жители Петербурга.

Сперто здесь -
- и ещё немного про кошек, приносящих удачу

Теги: ленинград, кошки, коты, история, кошка приносящая удачу, блокада
Мне нравится! Понравилось: 7
Пожаловаться
Комментариев (4)
Отсортировать по дате Вниз
i_love_tomat  (аноним)  20.04.2011, 15:59
Оценка:  +1
занимательно...очень даже..
Peter_Blood    20.04.2011, 17:27
Оценка:  +1
Peter_Blood
Заходите - в мире есть много интересного, самое лучшее выкладываю в блоге.
бла_бла_Вискас  (аноним)  20.04.2011, 14:40
Оценка:  +2
кошки это всегда хорошо!
Peter_Blood    20.04.2011, 17:26
Оценка:  +1
Peter_Blood
А как же коты? Коты как же, а? ;-)
Реклама