Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Ангел

3 августа´05 9:12 Просмотров: 227 Комментариев: 0
- А-а-а! - взревела толпа и хлынула вперед, поднимая руки вверх. В некоторых окнах показались недовольные лица жильцов.
Анка поднялась над толпой едва на метр и скользила по воздуху, так что жадные руки чуть было не касались ее ног.
Он видел, как ей трудно лететь, и умолял:
- Ну лети же! Лети! Пожалуйста!
Анка заскользила в небо по спирали, с каждым разом поднимаясь на немного, и вдруг в нее полетел камень! Свистнул рядом с ней и тяжело
упал вниз, а Анка испуганно покачнулась.
Толпа вновь заорала, и в небо полетели камни, палки, комья грязи.
- Лети! - надрывно закричал он. - Ну лети же!
И бросился в толпу, молотя без разбору по мокрым телам и рожам:
- Сволочи! Сволочи!
Неразборчиво и пронзительно закричала женщина, заплакал ребенок и залаяла собака, и кто-то повторил несколько раз: Свят...Свят... Свят..., а потом все заволокла серая пелена.
Он очнулся, когда занимался блеклый скупой рассвет, и не сразу понял, что лежит в луже с распухшим лицом. Попробовал сесть, и это ему удалось после четвертой попытки. Ныло все тело, болела голова и кровоточила длинная багровая полоса от локтя до кисти; видно у кого-
то нашелся ножик. Людей на улице было мало, район выглядел
незнакомым. Он посидел минут пять, потом встал и пошел домой, опираясь о стены. Наверно, потом он упал и потерял сознание снова, потому что когда открыл глаза, около него хлопотала какая-то сердобольная женщина, от вида которой ему действительно стало плохо.
И не из-за того, что женщина была уродлива или неопрятна, нет, обычная пожилая женщина, но в памяти возникла ревущая клокочущая толпа, и его чуть не стошнило. Женщина помогла ему подняться и упрямо повела в больницу.
Как добрались до больницы, он опять не помнил, сознание
включилось только когда его спросили фамилию и адрес. Его перевязали, что-то вкололи, чем-то помазали, пересчитали ребра и сказали, что сломанных нет, вытащили из кармана деньги и сами взяли сколько надо, и отправили домой.
Ему было безразлично. Он брел домой, сталкиваясь с людьми в общем потоке, спотыкался и не замечал, что его обрызгивали машины. Он твердил только одно: "Лишь бы с ней ничего не случилось".
Dом встретил его немой пустотой. Анки не было.
У него внутри будто все помертвело и поселилась одна глухая боль. Он упал в кресло и бездумно уставился на стены, разрисованные диковинными зверями и птицами, и каждую минуту ждал, что она вот-вот придет.
Потом не вытерпел, выскочил из дома и побежал но улицам,спрашивая у прохожих, не видел ли кто красивой девушки с крыльями. От него шарахались, на него смотрели, как на психа, над ним смеялись, какая-то веселая компания забросала его пустыми пивными банками, но он ходил, ходил по улицам, по дворам, по подворотням, лез в подвалы и
на чердаки, поднимался по лестницам в подъездах до самого последнего этажа, искал, искал и не находил. Под вечер он догадался и пошел в церковь. Там покосились на его грязную одежду и повязку, на которой проступила кровь, но не остановили.
В церкви была вечерня. Хор пел, длинноволосый поп что-то громко читал, прихожане крестились. Анки не было и здесь.
Он пошел домой со смутной надеждой, что Анка ждет его там и встретит на пороге, но дома ничего не изменилось. Он стянул с себя одежду, бросил на пол, упал в кровать и сразу провалился в сон.
Все остальные дни походили один на другой, а все вместе взятые - на дикий полубред. Он искал ее с утра до позднего вечера, возвращаясь домой лишь затем, чтобы выспаться и опять начать поиски. С горящими воспаленными глазами он ходил по городу, и порой ему начинало казаться, что город смеется над ним, что он знает, где она, но будет
издеваться за то, что он хотел изменить к лучшему жизнь людей.

Стук раздался среди ночи, слабый, даже не стук, а какое-то легкое царапанье в дверь. Он сразу проснулся, весь в холодном поту,лихорадочно соображая, приснилось ли ему это или происходит на самом деле. В дверь неуверенно поцарапались снова, и он, ослепленный внезапной надеждой, вывалился в коридор и распахнул дверь.
На пороге стояла она. И в первую минуту он почувствовал дикую безудержную радость, но после радость стала по частице утекать в никуда.
Ее светлые волосы были тщательно уложены в гладкую прическу, из которой не выбивалась ни одна прядь, брови подведены, губы накрашены, На ней было наглухо закрытое черное обтягивающее платье с блестками и такие же перчатки до локтя.
- Анка, - прошептал он и потянулся к ней.
Она как-то жалко улыбнулась, переступила порог и упала ему в руки. Он осторожно обнял ее хрупкие плечи, и волна ужаса продрала душу, по спине пополз холодный ручеек. Язык отнялся, и не сразу он смог выговорить:
- Анка, кто?
- Я сама, сама, - торопливо прошептала она. - Я не смогла дальше... я
сама... Господи, не спрашивай!
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама