Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

"Они нам никто" Вадим Речкалов (продолжение)

17 августа´05 13:23 Просмотров: 237 Комментариев: 0
ПИРАНЬИ
"Пиранья" - лучший в городе ночной клуб. Боулинг, бильярд, двухэтажная дискотека. Коммерческий директор Игорь Стусенко, узнав, зачем я пришел, едва ли не оправдывался:
- Заведение частное, рынок диктует, клуб работает без выходных. Траур - это ведь морально-этический аспект, верно? Это ведь не запрет? Вы по набережной сейчас проходили, там жизнь вовсю кипит. Если бы мы закрылись, то люди пришли бы в другое заведение. А мы бы оказались в простое. Потеряли серьезные деньги.
В этот день в клубе отдыхало около сотни молодых людей. Входной билет - полтинник. Кружка хорошего пива - столько же.
- Мы - сфера услуг, понимаете? Работаем для людей. Для живых людей!
Другой бы на его месте вообще не стал со мной разговаривать. Но Игорь - майор запаса, бывший военный летчик-инструктор. Многие его сокурсники и ученики воевали в Чечне.
- Честно говоря, я утром подумал, что лучше бы нам сегодня не работать. Пока собирался, телевизор смотрел, мысль проскочила. А потом вышел на улицу и отключился. Рутина навалилась.
На самом деле Игорь не вправе принимать такие решения. Он наемный директор, а не хозяин.
- Но я хотя бы мог попытаться задать этот вопрос учредителям, - терзается Игорь. - Не попытался. Это, знаете ли, проза жизни. Не зацикливаться на трагедиях, а перешагивать и двигаться дальше.
- Так и через нас с вами перешагнут.
- Я же говорю - проза жизни.
К нам подсел высокий и худой юноша. Девятнадцатилетний Рома Каменский, ди-джей по прозвищу Шнур.
- Вы только не подумайте, что мне по барабану, - сказал Шнур. - Просто у меня такой образ жизни. Мой день - это ночь. Я все понимаю, все осознаю, эта трагедия у меня внутри. Но я не могу поменять свой график из-за траура. Почему я здесь? Да возраст у меня такой!
- Возраст у тебя, Рома, призывной.
- Ну уж нет, - улыбнулся Шнур. - От армии я уже откосил.
Я вышел на воздух. Набережная веселилась:
- Пусть тебе приснится Пальма-де Мальорка...
Внезапный порыв ветра смел зонтики у бара "Славянин". Начался дождь.
* * *
Она сидела за стойкой с бокалом безалкогольного коктейля. Настасья Раевская - безработная клубная танцовщица девятнадцати лет.
- Гибель каждого человека, тем более русского - это невосполнимая потеря, - сказала она. - Сегодня траур, а я вот пришла в ночной клуб. Просто так совпало - траур выпал на четверг, а в этот день я всегда здесь, что бы ни случилось.
- То есть, если бы траур пришелся на среду, вас бы здесь не было?
- Нет, конечно. Я была бы в другом клубе, в "Жемчужине". Там по средам женский день... В принципе это нормально. Потеря - потерей, но жизнь продолжается. Она кончается у близких, у родственников, но мы-то в принципе к этому непричастны. Что-то в душе у нас откликнулось, но ведь эти солдаты погибшие... Они нам никто.

Волгоград
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама