Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Суть (рассказ на тему S.T.A.L.K.E.R.)

17 марта´12 16:07 Просмотров: 589 Комментариев: 0

- Ага, молодцы, ребятки. Так и стойте, - Короп шептал так тихо, что никто не услышал бы его слов, даже если бы стоял в полушаге от него. Зона быстро отучает шуметь без самой крайней надобности. Но совсем молчать он так и не научился. Человеку свойственно общаться с себе подобными. Это потребность, которую закладывает в нас воспитание. Но в условиях, когда однозначно и без сомнений доверяешь лишь самому себе, говорить не с кем. Разве что с единственным человеком, которому доверяешь. Привычка разговаривать с самим собой, или с собеседником, который не может тебя услышать, имелась у многих сталкеров-одиночек. Короп не был исключением. Сейчас он обращался к тем, кого собирался убить через несколько секунд. У сталкера были веские основания ненавидеть этот маленький, состоящий всего из трех человек, отряд наемников. Однажды командиру этого отряда, Градусу, не везло с заказами. Поэтому, что бы поправить финансовые дела, "серые" попросту вышли на большую дорогу. Пару раз им повезло - "тяжелые" хабаром сталкеры нарывались на их засады. Дела команды существенно поправились, на их счетах вновь появились деньги, а в Зоне остались кормить мутантов остывающие тела сталкеров, убитых профессионально-меткими выстрелами. Так продолжалось пока однажды наемники не упустили одного из двух сталкеров, попавших в их засаду на Янтаре. Тогда Градус решил завязывать с "приработком". Это было чревато. Хотя между наемниками и вольными одиночками существовал напряженный нейтралитет, частенько переходящий в боестолкновения, Градусу не стоило рассчитывать на Корпорацию  Наемников. При наличии живого свидетеля факта мародерства, ее глава Старый вряд ли станет впрягаться за Градуса. И тогда команда Градуса превратится в обычную банду, которой нечего рассчитывать на корпоративную солидарность наемников и их систему распределения заказов. Несколько дней Градус напряженно ожидал, что Старый позовет его на разборки с представителями вольных, но ничего не случилось. Градус решил, что Зона проявила благосклонность к нему и его растяпам-подельникам и прикончила недобитого одиночку. Но наемник ошибся. Просто Короп не решал свои дела таким образом. Идти к кому-то, рассказывать все и просить о помощи – нет, он так не привык. И ещё он хотел сам нажать на спуск, когда на прицеле окажутся убийцы его напарника сталкера Сазана, который к тому же был его  родным братом Юрой. Братья, в дозоновской жизни - заядлые рыбаки, специально взяли себе такие "рыбьи" клички, что б подчеркнуть свое родство. Понадобилось много времени что бы выяснить, какая именно из многочисленных команд "серых гусей" охотилась в тот раз на сталкеров. Ведь рассмотреть тогда Слава Короп ничего толком не успел. Просто увидел как разлетается кровавыми брызгами голова брата, ощутил как стучат по бронежилету ослабленные артефактом "мамины бусы" автоматные пули, заметил метрах в пятидесяти стрелка в сером комбинезоне и бросился бежать, потому что расклад был не в его пользу, а Юрку не воскресишь тем, что погибнешь рядом с его трупом. Коропу повезло, ведь "мамины бусы" отклоняют примерно две пули из трех. Но срабатывание или несрабатывание артефакта подчиняется лишь законам случайности и в тот день Короп выиграл джек-пот - его "мамины бусы" сработали не меньше семи раз подряд, прежде чем сталкер оторвался от начавших преследовать его наемников. С момента гибели брата прошло больше года, ведь кроме мести была и повседневная жизнь, необходимость обеспечивать себя пищей и деньгами, которые, кроме всего прочего, нужны были и для проведения расследования. Сталкер перестал покидать пределы Зоны, что бы сэкономить на пересечениях Периметра и приобрел привычку разговаривать с собой. Но вот все уже позади. Наемники в оптическом прицеле его снайперки. И они расположились так, что не успеют найти укрытие, прежде чем он перещелкает их по одному. Он назначил им встречу в этих развалинах, где от стен остались лишь кучи перемолотого аномалиями щебня и поросшие жесткой травой фундаменты. Сами наемники уверены, что у них неплохая позиция. Незначительная, но все же господствующая высота. Вот только они не в курсе, что до водонапорной башни, которая на всех картах значится как окруженная непроходимыми стационарными аномалиями, теперь можно добраться. Наверное, все же термин "стационарная аномалия" некорректен. В Зоне нет ничего стационарного, непостоянство ее суть. Аномалия может пробыть на месте несколько лет, заслужить титул "стационарной", а потом взять и исчезнуть после рядового, ничем непримечательного выброса, как та "карусель" у подножия башни, отсутствие которой случайно обнаружил Юрка всего за несколько часов до своей смерти. Они и шли тогда от этой башни. Символично - брат тоже принимает участие в мести своим убийцам, он обеспечил мстителю такую удобную позицию. Славе оставалось только заманить наемников в развалины, назначив им там встречу от имени подставного заказчика. Единственное, что беспокоило Коропа - это наличие зарослей высоких мутирувавших кустов шагах в двадцати от наемников. Нужно что бы никто не успел добежать до этих кустов.

- Сделаем! - пообещал сталкер, переводя прицел с одного наемника на другого, прикидывая, как двигать винтовку после первого выстрела. Первым - Градус, он смотрит в сторону башни, хотя и не вверх, а на дорогу. Затем - Бустер, здоровенный мужик с бельгийской автоматической штурмовой винтовкой, который на всякий случай держит на прицеле те самые заросли, что беспокоят Коропа. Последним - Комок, это их снайпер, он в своем масхалате бесформенной грудой тряпья залег, направив ствол винтовки в сторону почти противоположную башне, скорее всего, развернуться и прицелиться он не успеет. Короп затаил дыхание. И в этот момент произошло нечто странное: Градус бросил на землю свой автомат и потянул из кобуры пистолет. Он повернулся спиной к башне и дважды выстрелил в затылок Бустеру. Затем подошел к Комку и высадил остаток обоймы в снайпера, никак не отреагировавшего на убийство Бустера.

- Контролер! - только теперь понял Короп. Сейчас у сталкера было два выхода. Первый - припасть к прицелу и ожидать, пока контролер не окажется в зоне видимости, явившись за добычей. А когда мутант покажется - успеть выстрелить раньше, чем тварь почует, что нею интересуются. Второй - залечь на дно резервуара, сквозь прореху в металлической стенке которого, он выцеливал своих врагов, и постараться ни о чем не думать, совсем ни о чем. Многие сталкеры выбрали бы второй вариант, как более безопасный. Но Коропу такой способ действий претил, вариант лишь вскользь пронесся по краю сознания, пока сталкер подкручивал регулятор оптического прицела, степень увеличения снизилась, соответственно увеличивая угол обзора. Есть! В кустах показалась большеголовая фигура, бредущая пошатываясь, к замершему с опущенными руками Градусу. Контролер остановился, очевидно, что-то почуяв, но было поздно. Сталкер уже поймал уродливую голову твари в разметку прицела, выбрал слабину спуска и, задержав дыхание, выстрелил. После выстрела сталкер глянул поверх прицела - тело Градуса, на секунду замерев с поднятым разряженным пистолетом, вдруг рухнуло как театральная кукла, у которой перезали нити. Все. Хотя тела контролера и не видно было в кустах, можно было не сомневаться, что мутант мертв. Если бы Короп промахнулся, то сейчас его либо атаковал бы марионетка - Градус, либо сам мутант, обрушился бы всей своей ментальной мощью.

Короп не спеша спустился с башни, тщательно прокладывая дорогу, прошел между аномалиями. Только минут через сорок он взошел на низенький холм, который послужил был сценой для обычной драмы Зоны. К своему удивлению Короп обнаружил, что Градус все ещё жив. Наемник лежал на боку в позе зародыша, из клапанов противогаза с едва слышным шорохом вырывалось дыхание. Короп в первую очередь вытащил из безвольных пальцев пистолет. Затем стащил с наемника противогаз. Закрытые глаза, слюна, вытекающая из уголка рта, нечастое прерывистое дыхание. Короп приподнял правое веко своего врага. Под веком был белок с множеством красных прожилок, зрачок закатился куда-то внутрь. Зомби. Вот так ими и становятся. В отличии от многих других сталкеров, Короп знал, что зомби не ходячие мертвецы. Все изменения в их организме касаются лишь мозга. Стертая личность, вечный голод вместе с желанием считать любое живое существо пищей, часто - сохранившиеся навыки обращения с оружием. Впрочем, есть и физиологические изменения - нечувствительность к боли и способность к регенерации, хотя и не такой быстрой, как у других мутантов. Короп зло ухмыльнулся - такая судьба похуже просто смерти. Он обшарил сначала Градуса, затем трупы его подчиненных. Все ценное сложил в свой рюкзак. ПДА наемников зашвырнул в "воронку" неподалеку, Короп не хотел никаких разборок с Корпорацией, а они могли возникнуть, принеси он торговцу ПДА пропавшего отряда. Туда же, в аномалию, отправилось лишнее оружие, кроме снайперки и штурмовой винтовки, которые Короп прихватил в качестве трофеев. Сталкер не хотел, что бы у зомби-Градуса, когда тот поднимется, было оружие, это могло стоить жизни какому-нибудь невезучему сталкеру. Короп сходил в кусты, посмотрел на труп контролера. От уродливой, деформированной головы уцелела только нижняя часть, поэтому тело казалось трупом человека, хотя и далекого от стандартов красоты. Обнаженный безволосый торс, к черезчур узким плечам приделаны тонкие, но мускулистые руки, широкие ладони, короткие пальцы заканчиваются плоскими, похожими на стамески не то ногтями, не то когтями. Нижняя часть трупа одета. Потертые, но относительно чистые джинсы, армейские ботинки. Ни хрена себе, а ботинки-то недавно чистили! Оказывается, покойничек был аккуратистом. Интересно он сам себе ботинки чистил? Вряд ли, такими когтями непременно бы обувь в клочья порвал. Видать, своих зомби заставлял. И, возможно, оставшаяся без хозяина свита бродит вокруг. Ну его на хрен! Уходить отсюда надо! Сталкер двинулся обратно на холм.

- Где я-а-а? - хриплый булькающий голос заставил Коропа замереть от удивления. Градус пытался подняться и движения его, хотя и слабые, вовсе не походили на бестолковое копошение зомби. Взгляд карих глаз с желтоватыми белками был растерянным и испуганным, но вовсе не безумным. Встретившись взглядами с Коропом, Градус замер на четвереньках.

- Парень, не знаешь, как меня зовут, а то я забыл? - голос слегка сипел, но был почти нормальным.

Короп покачал головой, он понял что произошло. Это бывает, хотя и редко. Наиболее опытные контролеры стараются сохранить своим зомби как можно больше полезных для себя навыков. При этом, если жертву вовремя вывести из под действия контролера, она сохраняет разум. Правда личность и связанные с нею воспоминания теряются безвозвратно, их контролер стирает в первую очередь. Однажды, придя на базу ученых на Янтаре, Короп и Сазан заметили, что мэнээс Лапин, с которым они неоднократно ходили по окрестностям проверять какие-то датчики, слегка изменился и не узнает братьев, будто впервые их видит. Сазан спросил о странном поведении знакомого у академика Сахарова. - Да-да! - как обычно энергично начал академик, затем поскучнел: - Молодой человек сильно пострадал.

Сахаров рассказал, что во время очередного рейда по проверке датчиков, Лапин попал под воздействие контролера. Долговцы, прикрывавшие ученого, ликвидировали контролера, но память Лапин потерял. Он отлично помнит, все что связано с Зоной, все общие сведения о окружающем мире, но все личные воспоминания утрачены. Также мэнээс прекрасно помнит свои профессиональные обязанности. Лапин отказался от эвакуации из Зоны. Он не хотел превращаться в объект исследования в госпитале при НИИАЗ. Сахаров помог ему остаться на базе. С работой Лапин справлялся даже лучше, чем раньше. Ещё Сахаров сказал тогда, что это не обычная амнезия, когда теряется связь с памятью, но со временем она может восстановиться. Нет, личность Вани Лапина стерта безвозвратно. Зато теперь формируется новая личность. Со временем братья подружились с Лапиным. Обычно в Зоне дружбу заводят редко. Не то место, и люди не те. Но новый Ваня Лапин был таким человеком, что не дружить с ним было невозможно. Напрочь лишенный настороженного отношения к людям, по-детски искренний, хотя и не наивный, он располагал к себе окружающих. Его считали своим другом даже те, кто враждовали между собой. Примерно через месяц после смерти Сазана Короп получил на ПДА сообщение о гибели группы учёных и долговцев под внезапным  выбросом. Среди погибших числился и мэнээс Иван Петрович Лапин. И, несмотря на скорбь о брате, сердце сжала боль ещё одной невосполнимой потери. Но друга убила бездушная сила Зоны, а у убийц брата были конкретные имена. Бандитствующих наёмников следовало разыскать и наказать. И вот теперь, по иронии судьбы, с предводителем убийц произошло тоже, что и когда-то произошло с Иваном Лапиным.

Градус сел на землю.

- Воды бы мне, во рту сухо совсем. – произнес он в пространство сдавленным голосом. Повинуясь непонятно откуда взявшейся прихоти, Короп отстегнул одну из трофейных фляг, гроздью висевших у него на поясе.

- На, пей!

Градус жадно припал к фляге и высосал почти половину. Затем закрутил крышку и протянул флягу обратно.

- Оставь себе, - сказал Короп, рука которого вцепилась в рукоятку «Беретты» в кобуре. Что-то мешало исполнить справедливый приговор, который сам же и вынес.

- Как же меня зовут-то? – жалобно спросил наёмник, вновь ни к кому не обращаясь. Взгляд его был точь в точь как у больного щенка, которого однажды в детстве отец поручил утопить братьям. Юра и Слава тогда не справились с поручением, напоровшись на жалобный взгляд звереныша. Они спрятали его у реки и ежедневно приходили кормить. То ли они плохо о нем заботились, то ли щенок изначально был обречен, но он издох через две недели. Тогда братья утопили маленький трупик и после этого могли сказать, что выполнили возложенное на них неприятное поручение. Сейчас глаза потерявшего память наемника напомнили Коропу тот случай из детства, и сталкер убрал руку от пистолета. «Хрен с ним, все равно издохнет он без оружия. Скоро полно мутантов на запах крови сбежится. Удивительно, как это они ещё не начали собираться.» - сердясь на свою мягкотелость, думал сталкер после того как развернулся и зашагал прочь от сидящего на холме Градуса.

- Спасибо за воду! – крикнул тот вслед.

Коропу захотелось ответить очередью, но когда рука легла на трофейную винтовку, он вспомнил, что уже принял решение – приговор исполнит Зона, и точка! Его, Коропа, участие в судьбе Градуса завершено.

Короп шёл к бару «100 рентген». Сегодня он помянет брата. Не выпьет три обязательные чарки, как тогда, на следующий день после его гибели. А напьётся по настоящему, вусмерть. Сегодня его брат окончательно завершил свои дела на Земле. Больше его дух ничто не держит. Сталкер шел, привычно контролируя обстановку и не забывая сверять своё движение с детектором и в подозрительных местах прошвыривать дорогу гайками. Вдруг Короп напрягся. Показалось или было? Стремительное движение на краю поля зрения. Сталкер развернулся, вскинув штурмовую винтовку к плечу. Теперь он медленно пятился задом. Вроде до дерева на краю дороги никаких признаков аномалий не было. Да и само дерево не выглядело содержащим сюрпризы. Когда спина упрется в широкий ствол, Короп почувствует себя гораздо спокойнее. Он не дошел до дерева. Все-таки он проворонил врага. Снорк вылетел откуда-то сбоку. Ударом нижней конечности, обутой в ветхий солдатский ботинок, мутант выбил из рук сталкера оружие. Винтовка отлетела шагов на семь. Снорк приземлился примерно посередине между Коропом и оружием. Припав к земле, мутант замер. Сталкер получил возможность его рассмотреть. Бывшие люди, мутировавшие в снорков не отличаются упитанностью, но худоба этого порождения Зоны была выдающейся даже на фоне его сородичей. Обтянутый бледной, покрытой язвами, кожей, скелет в обрывках военной формы и рваном противогазе. У Коропа сложилось впечатление, что тварь никак не может собраться с силами, что бы прыгнуть на добычу. Уж не «освободившийся раб» из свиты убитого контролёра этот снорк? Подмечая мелкие подробности, сталкер не переставал медленно тянуть руку к кобуре. Соревноваться со снорком в скорости – бесполезно. Но, может, удастся вот так – медленно и исподволь добраться до оружия? Да, пистолет против снорка – смешно. Но голые руки против снорка – ещё смешней. Короп старался смотреть в заросшие грязью почти до состояния полной непрозрачности стёкла противогаза. Возможно, это отвлечет внимание твари от руки. Не повезло – проклятая тварь прыгнула. Но всё же этот доходяга двигался значительно медленней своих сородичей. Сталкеру удалось отскочить, увернувшись от растопыренных пальцев, верхние фаланги которых мутировали в острые и прочные костяные когти. На этом достижения закончились. Приземлившись на передние конечности, промахнувшийся снорк оттолкнулся ими и резко выбросил задние, подсекая ноги сталкеру. Тот упал на спину и тут же покатился вбок. Когти разметали жухлую траву. Мутант явно был тормозом среди своих собратьев. Снорк подпрыгнул в воздух и теперь Короп ясно видел, что увернуться уже не успеет. Мутанта развернуло в воздухе и отбросило назад, одновременно Короп услышал треск очереди. Вторая очередь добила корчащегося в агонии, но уже начавшего регенерировать, мутанта.  Сталкер перевернулся на живот, встав на четвереньки, взглянул на своего спасителя. Знакомый серый комбинезон. С винтовкой в руках, той самой, которую выбил снорк, в нескольких шагах стоял Градус.

- Скажу кому-нибудь, что со снорком в рукопашную махался – не поверят, - произнес Короп, поднимаясь на ноги и морщась от боли в ушибленной спине.

- Я одолжу твою винтовку, ненадолго? Пойду противогаз свой подберу – сбросил, когда спешил, что б дышать было легче на бегу. – произнес Градус и, дождавшись удивленного кивка, направился в сторону, откуда пришел Короп. Через минут пятнадцать наёмник вернулся, Короп тем временем успокоил дыхание, отвязал от рюкзака СВУ и проверил оружие на предмет повреждение при падении.

- Вот. – протянул Градус винтовку.

- Оставь себе, и это тоже. – Короп достал из карманов запасные обоймы.

- Спасибо. – Градус широко улыбнулся. Короп вздрогнул. Улыбка была точь в точь, как у Вани Лапина, только на молодом лице двадцатитрёхлетнего Вани эта искренняя детская улыбка смотрелась вполне естественно. А на заросшей щетиной физиономии, с побагровевшей от постоянного употребления спиртного кожей, мешками под глазами и поседевшей щетиной волос на висках, такая улыбка была неуместной. Сразу возникало подозрение, что улыбающийся находиться под действием какого-то наркотика. Или, по крайней мере, мертвецки пьян. Люди с такими рожами обычно проявляют искренние чувства только в невменяемом состоянии.

– Как ты вообще здесь оказался? – спросил Короп.

- Ну, когда ты ушел, я задумался. Здесь Зона, это я понял почти сразу. Без оружия жить мне оставалось считанные минуты. К тому же я не знал куда идти. У меня нет ПДА с картой. У сталкеров всегда ПДА есть. А я ведь сталкер. – в голосе Градуса промелькнула нотка сомнения. Он замялся и пояснил своё предположение:

- Я не помню кто я, но помню, что сталкеры отличаются тем, что умеют ходить по Зоне, между аномалий. И я умею. И ПДА у меня был, - Градус продемонстрировал пустой держатель на левом запястье. - Я решил идти по твоим следам. Во-первых, у тебя есть детектор, которого нет у меня. У меня из нужного снаряжения вообще только противогаз остался, на земле рядом валялся, когда я очнулся был. Во вторых дорогу ты знаешь, значит рано или поздно придёшь к людям. Я не уверен, но мне почему-то казалось, что они мне помогут. Оружие дадут, снаряжение. А в третьих вооружен ты до зубов – мутантов по дороге распугаешь. Я немного подождал что б по пятам не идти, я ведь видел - ты не хотел что бы я с тобой шел. Но я по следам пошел, далеко. Думаю, так я тебе совсем не мешал. Ты шел и я шел. Но мы ведь никак не взаимодействовали. Только я по твоим следам шел. Следы четко ведь видно было. Если бы ты не хотел что бы по ним кто-то прошел, ты бы более скрытно шел, так?

Короп ошеломленно кивнул – он не был уверен, что смог бы заметить свои следы, кроме нескольких участков с грязью, по которым пришлось пройти. Похоже, Градус был гораздо более профессиональным следопытом, чем Короп.

- Вот иду я по следам, иду, и вдруг – вижу: поверх твоих следов следы снорка. Причем следы одновременно с твоими положены – грязь в них одинаково подсыхать начала. А ты идёшь как шел, не разворачиваешься, не видишь никакого снорка. Тебя надо было предупредить, тогда я и побежал к тебе.

«У него что - и инстинкт самосохранения стёрся?» - подумал Короп, а вслух спросил:

- А тебе не страшно было – ты же в аккурат на снорка мог выбежать?

- Еще как страшно! Но не мог же я не предупредить тебя? Я дубину подобрал. – Градус кивнул на валяющийся в траве полуметровый, кривоватый сук. - Думал – встречу снорка, начну кричать. От первого нападения как-нибудь дубиной отмашусь, а там ты на крик подоспеешь, с оружием.

Короп покачал головой – он сомневался, что вообще бы пошел на крик о помощи за спиной. Но если бы и пошел, то повышенная осторожность по мере продвижения заняла бы гораздо больше времени, чем способен продержаться человек с дубиной против снорка. Они и так выжили лишь благодаря истощенности этого экземпляра снорка. Нормальный здоровый мутант этого вида к моменту появления Градуса уже прикончил бы Коропа, а затем и Градуса убил бы, прежде чем тот добрался бы до оружия.

- Выбегаю из кустов, а тут снорк как раз винтовку у тебя выбил – я к ней. Ещё чуть-чуть и опоздал бы. Но успел всё таки. – детская радость вновь осветила лицо человека, которому явно было за сорок. Короп уже начал привыкать к этой улыбке и его собеседник перестал казаться ему обдолбленным наркоманом.

В памяти Коропа всплыла фраза, сказанная как то академиком Сахаровым: «И всё таки я уверен, что часть личности Ивана Петровича сохранилась. Самая её основа, суть личности, так сказать. Да-да. Например, этому молодому человеку всегда была свойственна страсть к науке, а после ментальной травмы она только усилилась.».

«Значит, когда-то будущему Градусу было свойственно, рискуя жизнью, бросаться на помощь незнакомому человеку. По какому же асфальту повозила его жизнь мордой, что бы превратить в наёмника, для которого убийство – всего лишь приработок?» - мысленный вопрос остался без ответа. Прошлое Градуса сгинуло без следа.

- Меня зовут Короп. Слушай, давай будем напарниками. - Короп протянул руку. Градус воспринял неожиданное предложение без малейшего удивления,  как само собой разумеющееся.

- Давай, - с улыбкой он пожал протянутую руку, затем помрачнел. – Только имени своего я не помню. Ты меня точно не знаешь?

Короп пожал плечами. Градус никому не называл своего имени, только прозвище. Возможно, только погибшие напарники знали имя главаря, да и то не факт. Неожиданно для самого себя Короп произнёс:

- Знаю. Вот припомнил, как-то общались мимоходом. Иваном тебя зовут, Ваней. А прозвище – Прощённый.

- А фамилии не знаешь? – спросил бывший Градус и, увидев, как Короп покачал головой, махнул рукой – Хрен с ней, с фамилией. Зачем мне в Зоне фамилия?

- Пошли на «Росток», тебе прибарахлиться надо, - сказал Короп, расстёгивая свой рюкзак, - со снарягой я тебе помогу, у меня тут целых три запасных комплекта есть. Но тебе ещё ПДА нужен. Да и шмотки сменить надо, а то одет ты как наёмник.

- Наёмник? А кто такой наёмник? – спросил Прощённый, наморщив лоб.

- Неважно, потом расскажу. Вот, держи. – Короп протянул детектор аномалий. Прощенный привычно вставил детектор в держатель на поясе, предназначенный именно для этой модели детектора. Прощенный не знал, что ещё недавно этот прибор принадлежал Градусу. Да и зачем было вольному сталкеру Прощённому знать что-то о покойном наёмнике Градусе?

Киев -  04.03.2012
Теги: фантастика, рассказ, S.T.A.L.K.E.R.
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Популярные заметки