Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

On waves of memoirs - Bezhentsy

Отредактирована 8 апреля´14 6:19 Просмотров: 772 Комментариев: 1
                                                                   Mariupol-city

 

 

 

 

 

                                     Б   Е   Ж   Е    Н   Ц    Ы

 

 

            Из всех участников нижеприведенного рассказа в настоящее время живы только четверо. Но одной, Фене, уже 83 года и она мало что помнит, так как в августе 1941 года ей было всего 11 лет. Средняя сестра Люба и брат Гена в Израиле с ними связи нет. Но и они вряд ли что помнят, т.к. Любе было  лет пять, а Гене всего три месяца. А вот их тетя Соня может что-то и помнит, но ей уже 88 лет и она тоже в Израиле. Так что этот рассказ  будет сборным из воспоминаний детей участников нижеприведенных событий.

             А рассказ будет о том, как Яков Ильич Басовский спас от голодной смерти и от фашистов две семьи. Свою семью и семью сестры своей жены Сони Яковлевны.

            К лету 1941 года Яков Ильич работал бригадиром грузчиков на Херсонском консервном заводе им.8 марта. У них с женой было три дочери Шоина (Бетя),1921 года рождения, Геня,1925 г.р., и Татьяна,1930 г.р. Понятно, что совершеннолетней на 15 августа 1941 года была только одна.

            У  сестры его жены Розы Яковлевны было две дочери Клавдия и Соня. А у Клавдии так было уже трое детей-Феня, Люба и Гена. К указанному дню, Феня попала под бомбежку и была ранена, а трехмесячного Гену,

при бомбежке завода, взрывной волной выбросило из комнаты ясель. Его нашли под кустом, рядом с корпусом ясель. К этому же времени Клавдия уже получила похоронку на мужа.

            Согласно историческим данным, оборона

Херсона продолжалась с 15 по 18 августа 1941 года. А оккупация фашистами длилась до 13 марта 1944 года.

           Но Яков Ильич к моменту начала обороны города, каким-то образом смог добыть телегу и вола.

Посадил на эту телегу две семьи и поехал на восток, к Волге. Из продуктов Яков Ильич смог достать только мешок муки, мешок риса и мешок сахара. Выехали они немного раньше, чем немцы подошли к городу. Я так понимаю это было или в последних числах июля или в самом начале августа 1941 года. Я думаю, каждый читатель понимает, что на телеге, запряженной одним волом и с таким количеством людей быстро ехать невозможно.

Вряд ли они двигались быстрее, чем 5 км/час. А, скорее всего, медленнее.

                Да и такое количество людей одному волу сложно было везти. Большую часть пути взрослые шли пешком. Продукты очень быстро кончились, что понятно. И начался голод. У Клавдии пропало молоко и Гену стало нечем кормить. Что они только не придумывали, чтобы накормить младенца. Да и сама Клавдия была как бы в прострации. Все навалившееся на неё сразу, выбило её из колеи. Смерть мужа, трое  детей, один из которых грудничок, да ещё и голод…

               Пищу пытались добыть разными способами. Что-то собирали на полях, что-то меняли на одежду. И продвигались дальше на восток. В один из вечеров произошло ЧП. Уже смеркалось, как Яков Ильич, вдруг, обратил внимание на то, что не стало слышно криков маленького Гены. А тот от голода всё время кричал. Повернулся и спрашивает, - А почему Гены не слышно? Все молчат. Обратились к Клавдии, которая сидела на телеге одна, без ребенка. Она молчала, смотрела в одну точку, как сумасшедшая. Ее долго тормошили, пока не улышали, что она оставила ребенка в лесу, в котором они какое-то время назад останавливлись. Он всё равно не выживет, - говорит,- мне нечем его кормить.

               Яков Ильич сказал, что без ребенка они дальше не поедут. Высадил всех детей и подростков, наказал никуда  не двигаться, а с взрослыми поехали назад, искать ребенка. А тут ещё стемнело, а вокруг лес… Полночи искали ребенка, но нашли!

              А утром заехали в какое-то село. Яков Ильич послал всех взрослых искать кормящую мать, чтобы спасти Гену. Нашли женщину, которая тоже недавно родила и кормила своего ребенка. Упросили её покормить параллельно и Гену. Та согласилась. Несколько дней они стояли в этом селе, пока Гену немножко откормили. Да и сами немного отъелись. Потом двинулись дальше.

              Уже невозможно узнать, сколько времени они добирались до Волги. Но, в конце концов, добрались до Камышина,

что севернее Сталинграда. Яков Ильич смог устроиться сторожем на хлебозавод. Они сняли одну комнату в доме прямо напротив хлебозавода. И все ютились в этой комнате.

            

  
Уже в первую ночь дежурства на работе Якову Ильичу повезло. Работник хлебозавода, выходивший через проходную, выносил хлеб и одну булку дал Якову Ильичу, за молчание. Яков Ильич, выбрав момент, перебежал через дорогу и через форточку бросил эту булку в комнату, где, опухшая  от голода, жила его семья. Эту булку моментально сьели, разделив по кусочку каждому. Еще два или три раза Яков Ильич повторял эту процедуру, а женщины и дети ели и все не могли наесться хлеба…

         

     
Ко всему этому можно относиться по разному. Да, это было обыкновенное воровство, и тогда был в силе закон о колосках, когда сажали в тюрьму за три колоска, поднятых на поле. Но, в то же время, данное воровство спасло, в данном случае, много людей. И от этого никуда не деться.

               Когда семьи уже наелись хлеба, Соня Яковлевна со своей сестрой  стали ходить на рынок и из-под полы менять хлеб на другие продукты. А ещё Соня Яковлевн стала приносить домой мясо. Она говорила, что обменяла его на рынке. А, в самом деле, она ходила в прилегающие к городу поля и добывала сусликов (байбаков).



Находилась нора и заливалась водой. Суслик, поневоле, выбирался и его ловили. Соня Яковлевна всегда разделывала тушку там же в поле,

а домой приносила чистое мясо, не объясняя, чье это мясо. Из мяса уже можно было сварить суп, все же какое-то разнообразие.

              Когда немного отъелись, взрослые женщины стали искать работу. Понемногу семья стала уменьшаться, некоторые даже уехали в ближайшие города на работу. А со временем, когда фронт стал приближаться к Камышину, и хлебозавод перевели в другой город.

Названия города мне узнать не удалось. Но Яков Ильич с семьей тоже переехал вместе с заводом.

             Тут необходимо добавить, что население Камышина, к зиме 1942 года, увеличилось в 8 раз, за счет беженцев (Википедия).

             Как только по радио объявили, что Херсон освобожден от фашистов, Яков Ильич собрал всех и сказал, что они возвращаются домой. И, хоть его пытались отговорить, он настоял на своем. Херсон был освобожден 13 марта 1944 года.

А уже летом семья Басовских участвовала в восстановлении города. И, в частности, восстанавливали разрушенный консервный завод имени 8 марта.

            Когда возвратились в Херсон, жилье, в котором они жили до эвакуации, оказалось занятым. И им пришлось искать свободные помещения и селиться там.

Яков Ильич смог занять довольную сносную, по тем временам, двухкомнатную квартиру, в центре города, куда они впятером и поселились. А вот Розе Яковлевне достался полуподвал с двумя маленькими комнатками, одна из которых была без окон. Они жили там вшестером.

           Яков Ильич снова стал работать бригадиром грузчиков на упомянутом заводе. Там же стала работать и его средняя дочь, Геня, моя будущая тёща.

          Яков Ильич умер в 1953 году от неизлечимой болезни. Моя супруга немного помнит своего деда. А вот свою бабушку Соню она помнит хорошо, та скончалась в 1962 году. А вот Розу Яковлевну помню и я. Я видел её в 1972 году. Она тогда жила с семьей своей дочери Сони.

            Тут необходимо добавить, что из двух семей, которых Яков Ильич вывез их Херсона летом 1941 года, за время войны не погиб никто. А, со временем, семья стала увеличиваться, что естественно. У дочерей Якова Ильича и Сони Яковлевны родилось: У Шоины (Бети) – трое детей, у Гени (Жени) – трое, у Татьяны – двое. Точно так же увеличивалась и семья Розы Яковлевны. Так это внуки, а на данный момент уже довольно много правнуков и праправнуков Якова Ильича.

 

           Так пусть этот рассказ будет своеобразным памятником простому человеку Якову Ильичу Басовскому.


                 25.03.2013 г.


            02.01.2014 Сегодня пришло печальное сообщение из Израиля. В конце декабря 2013 года, во сне, умер Гена,которого в 1941 году,практически,спас Яков Ильич.Гене было 72 года... У Гены осталось трое детей,более десяти внуков и уж не знаю сколько правнуков.Я считаю,что всем им дал жизнь простой человек,грузчик по профессии,Яков Ильич Басовский!

 

                            Василий Пущин

Теги: по волнам воспоминаний
Мне нравится! Понравилось: 4
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама