Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Azov,Black&other seas

Отредактирована 17 июня´14 5:03 Просмотров: 536 Комментариев: 0

 

 

 

 

         Азовское, Черное и другие моря

 

 

 

      Как я уже упоминал ранее, на судах Азовского Паро­ходства я работал матросом, четвертым, третьим по­мощником. Вторым помощником я, практически, не ра­ботал, вынужден был рассчитаться по семейным об­стоятельствам.

        И вот, тут, я хочу рассказать об условиях работы на тогдашних судах и об отношениях в экипажах судов. Судов тех давно уж нет, да и людей тех тоже уже мно­гих нет. Такова жизнь, никуда от этого не денешься.

       Вначале хочу отметить, что в те, советские, вре­мена, команды на судах были большие, не то, что в ны­нешнее время. Обязательно был доктор, на эту долж­ность попадали разные медицинские специалисты, от стоматолога до гинеколога, но первую помощь они всегда могли оказать. Был электромеханик, а если судно было побольше, то и один или даже два электрика. Были ра­дист, токарь, ремонтный механик и довольно большая палубная команда. Боцман, старший матрос и где-то во­семь матросов. В зависимости от размеров судна чис­ленность колебалась от сорока до пятидесяти человек. На киносеанс, после вечернего чая, в столовой команды собирался полный зал.

            Практически на всех судах были женщины. Повар, повар-пекарь, дневальная и буфетчица. А на больших су­дах могла быть и уборщица. Возраст этих женщин ко­лебался от восемнадцати до шестидесяти с хвостиком лет. На п/х «Василий Головнин»


у нас была поваром Ольга Ивановна, так ей было на тот момент, явно за шестьдесят.

             Ну, а там, где есть женщины, особенно в муж­ском коллективе, там и различные конфликты. О неко­торых расскажу.

              На том же п./х «Василий Головнин», наверное, в году эдак 1969,к Ольге Ивановне прислали поваром-пека­рем Наташу Б.,Хотя по паспорту она числилась Ольгой. Но называла себя Наташей. Она была 1950 года рожде­ния, так что, на тот момент, ей было 19 лет. Невысо­кого роста с довольно большой грудью, фигуристая де­вушка. Да ещё и довольно симпатичная. Понятно, что на неё обратили внимание многие мужики. Но она за­крутила какие-то отношения с женатым матросом-артельщиком.

            Тут необходимо небольшое отступление. Ар­телка - это склад продуктов для камбуза и команды. Ар­тельщиком обычно ставили матроса или машиниста, в крайнем случае. На стоянках, как в наших, так и ино­странных портах, он получал продукты. А потом выда­вал их на камбуз и команде. Все это делалось под руково­дством старшего помощника капитана.

           И еще. Скрыть в таком узком коллективе, как экипаж судна любой адьюлтер невозможно. Все равно узнают. Но, если пара пытается как-то скрывать свои отношения, то поговорят и перестанут обращать вни­мание. А вот, если всё это делается на виду, в наглую, то растёт возмущение. И, соответственно, принимаются различные меры. От законных, до незаконных. Команды, как я упоминал, были большие и женщин на всех, при всём желании, явно не хватало.

          Так вот, Эта пара, Наташа и матрос-артельщик своих отношений и не пытались скрывать. Все было на виду. Этот матрос был у меня в швартовой команде, и я с ним поговорил, уже после всего. Спросил, почему вы так нагло себя вели? Он сказал, что ничего не было, мы просто баловались. А почему тогда закрывались на ключ? Молчит. Так далее. Переросло всё в большой скан­дал. Когда недовольство команды уже достигло предела, начали принимать меры. Артельщику сделали ревизию в артелке, обнаружили недостачу и излишки. Сразу сняли и перевели в каюту на корме. Ну, а потом, кто-то напи­сал его жене и, по приходу в очередной порт, было выяс­нение отношений.

         Через пару лет, уже на п/х «Липецк»,

я снова встретился с этой Наташей-Олей Б.Только она уже была поваром. И снова был скандал, но только уже со­всем по другому поводу.

        Так получилось, что в очередной приход в советский порт, сменилось три женщины – буфетчица, повар и по­вар-пекарь. Буфетчицей пришла Таисия Ивановна Миро­ненко, я о ней упоминал уже в рассказе о Венеции. Ей, на тот момент было уже лет 45 и, по её словам, она всю сознательную жизнь проработала на судах. Но характер был у неё – жуть! О таких говорят – чёрноротая. Пова­ром пришла уже упомянутая Наташа-Оля, а поваром – пекарем Валя. Эта Валя была на вид скромной девушкой, не очень разговорчивой. Я, например, за всё время её пре­бывания на судне, практически не слышал, чтобы она что-то болтала. Но потом, вслед за ней пришли слухи о каких-то её сексуальных приключениях на предыдущих судах. Подчеркиваю – слухи и не более того.

              А началось всё с грубой ошибки помполита. Помпо­лит, или первый помощник капитана назначался партко­мом пароходства. Морскую специальность среди помполи­тов имели единицы. Остальные могли быть кем либо. От колхозника до секретаря какого-либо парткома. Где-то не сработался, послали на флот. С такими было очень много разных казусов. И смешных и печальных. Но на судах они имели довольно большой вес и могли испортить карьеру любому члену команды. Например, одного из моих одно­кашников сняли с должности капитана из-за ссоры с пом­политом и ему пришлось какое-то время работать стар­помом. Но в рейсе они, практически, ничего не делали. Ну не было у них морских обязанностей. Только идеология.

           Так вот, на п./х «Липецк», а был я на нём с сентября 1972 по апрель 1973 годов, помполит увидел молодых, кра­сивых девушек 22,23 года и сказал им, что берет их под своё покровительство. И, если их кто-то попытается обидеть, то они должны сразу же сказать ему и он примет меры. Ну и что произошло дальше? Молодые матросы и машини­сты, понятно, стали заигрывать с этими девчатами. А тем, что-то не понравилось, и они доложили помполиту. Тот сразу же вызвал «обидчиков» и поговорил. И ВСЁ!!! Как отрезало! На девчат сразу же  перестали обращать внимание все члены команды и даже разговаривали сквозь зубы. Пред­ставте себе положение молодых девушек в мужском кол­лективе, когда с тобой даже разговаривать не желают.

           На этом фоне они поссорились с буфетчицой. Соб­ственно, поссорилась Наташа-Оля, но так как они жили с Валей в одной каюте и работали в одном камбузе, то, по­нятно, что замешана была и Валя. Дело дошло, чуть ли не до драки. На этом судне кают-компания находилась рядом с камбузом, и офицеры неоднократно слышали маты с обеих сторон конфликта.

       В результате списали и кока и буфетчицу. А повар-пекарь сама написала заявление о замене. Я спросил ее, ко­гда выдавал деньги, почему она уходит? Она ответила, что вот, команда взъелась.

      Но результат оказался печальным именно для этой Вали. Более прыткие дамочки, при угрозе закрытия визы, забыли о конфликте, сговорились и обвинили во всём эту Валю. А так как за ней уже что-то тянулось с предыдущих судов, то визу закрыли именно ей.

     А я более с ними не встречался.

Теги: black
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама