Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Accident at sea - 2

9 июля´14 4:10 Просмотров: 510 Комментариев: 0

 

 

А   В   А   Р   И   И

                        н   а           м  о  р  е    -   2

 

 

 

Продолжение. Начало смотрите – Аварии на море 1

 

 

 

                       Третья и самая серьёзная авария случилась с п/х»Василий Головнин», где я снова

работал третьим помощником капитана. Произошло это в последних числах ноября 1973 года.

                        Капитаном был Дзюбенко Эдуард, он делал первый самостоятельный рейс капитаном. Старший помощник – Волков. Второй помощник – Федоренко Дмитрий. Еще был чиф-стюард, уже забыл его фамилию, помню только имя – Володя. Он незадолго до этого окончил Ростовскую мореходку и по специальности был судоводитель. По тогдашним правилам он имел право стоять одну вахту под контролем старшего помощника капитана. Я отговаривал Володю, говорил ему, чтобы не спешил, а приходил на мостик и набирался опыта. Но он решил стоять вахту. Ему дали вечернюю вахту старпома с 16.00 до 20.00.

                       Судно загрузили в Югославии в порту Масленица бокситами, и мы везли их в Нико

лаев. Прошли уже Мраморное море, где-то после 18 часов должны были зайти в пролив Босфор. Здесь необходимо небольшое отступление. Обычно судно подходило к Босфору, следуя курсом около 60 градусов. В определенной точке необходимо было сделать резкий поворот  влево на курс 0 градусов. Справа находится турецкий порт Хайдарпаша.



От точки поворота до мола  порта Хайдарпаша было чуть более 3-х миль (одна морская миля -1852 метра). Мол ограждает любой порт от сильных волн, наносов и т.п.

                             В это время я находился в каюте, что-то печатал на машинке. До вахты

было ещё около двух часов.(3-й пом. капитана стоит вахту с 08.00 до 12.00 и с 20.00 до 24.00)

Где-то в 18.20 я услышал сильный скрежет и удар. Выскочил на палубу, побежал на бак (нос).

Смотрю, мы крепко влезли на отсыпку мола метров на 11.

Поднялся на мостик. Там вначале

дали команду «Полный назад», но потом додумались, что если мы сойдем, то утонем. К этому

времени первый трюм усиленно набирал морскую воду, и, если бы мы сошли с отсыпки мола, то вода продавила бы переборку между первым и вторым трюмом и, на дно. Так что капитан поменял команду на «Малый вперед». Теперь расскажу, что же случилось.

                           На вахте стоял чиф-стюард с 16.00.Но на ужин, с 16.30 до 17.30 его подменял

старпом Волков. По всем правилам, при подходе к узкости, в данном случае к проливу Босфор,

вахтенный помощник должен подготовить судно к проходу пролива. Он должен проверить

все навигационные приборы, сличить часы. Часы в рулевой рубке, штурманской рубке и в машинном отделении должны показывать одно время. На бак должен быть вызван боцман, который должен приготовить якоря, т.е. снять их со стопоров. На мостик должен быть вызван ещё один, кроме рулевого, матрос. Зараннее должен быть предупреждён капитан. Кроме последнего,

ничего сделано не было. А погода была очень плохая, шторм переходил в ураган и дул в корму судна. Капитан дал команду чиф-стюарду определять место судна, а старпому проверять его, что, наверное, было ошибкой. Володя точно определил поворотную точку, а старпом пошел её проверять, и вернулся, когда уже судно было на молу. Его точка стояла рядом с молом. Капитана, по его словам, ослепили прожектора с турецких паромов, которых тогда было великое множество, хоть мост уже был построен. Он, когда увидел, что судно летит на мол, закричал- «Отдать якоря!!», но на баке никого не было, да и якоря не были готовы. Их готовить нужно около получаса. В этой аварии был полностью виноват старпом Волков.

                          Так как кроме меня никто в авариях до этого не был, то всеми процедурами сра

зу же начал заниматься Я.только разница в показаниях часов с машинным отделением составляла три минуты. И так далее.

                           В таком положении, на молу, мы стояли одиннадцать суток.

За это время к

нам прибыл начальник службы мореплавания Азовского Пароходства Чайкин Александр Михай

лович. Он занимался расследованием и потом шёл с нами с Союз. Турки, самым примитивным

способом отгрузили часть бокситов из первого трюма на баржи, чтобы поднять нос судна.

После этого, мы сошли с отсыпки мола и стали на якорь невдалеке. Турецкие водолазы поставили на пробоину латку (Пневматическими пистолетами прибили большой лист металла). И, после этого, кажется 21 декабря, мы снялись с якоря, прошли Босфор, и двинулись в Союз.

                           Новый 1974 год, я с женой и сыном, встречали в доке в Жданове. Вскоре

мне пришла замена, и я навсегда покинул этот аварийный пароход «Василий Головнин».

                           После всех расследований был приказ по пароходству. Капитана Дзюбенко Э.

направили капитаном на лихтер. (Главный плюс был в том, что его оставили капитаном. Если

бы его понизили до помощника, то капитаном он бы больше вряд ли стал.)Много позже он ра-

ботал представителем ММФ в Италии. Старпома Волкова понизили до третьего помощника.

Его в этом качестве взял к себе на судно один из его однокашников. Но он и его подвел. В Чер-

ном море, когда судно шло вдоль кавказского берега, он ушел в штурманскую рубку, лег на диван и заснул. Рулевой остался один. В какой-то опасной ситуации он был вынужден нажать на сирену и вызвать на мостик капитана. Капитан с трудом разбудил своего помощника. Волкова выгнали и больше я о нём ничего не слышал.  Чиф-стюарда я встречал, когда уже работал в порту. Он работал вторым пом. капитана.

Теги: accident
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама