Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Odessa

8 августа´14 4:07 Просмотров: 553 Комментариев: 0

 

 

 

 

         О   Д   Е   С   С   А

 

              1968,etc.

 

              Впервые я попал в Одессу весной 1968 года. Мне, наконец-то, открыли визу, и я должен был попасть на практику на судно, идущее в иностранный порт. Нас, группой, привезли в Одессу и поселили в экипаже (общежитии) местной мореходки. Пока реша­лась наша судьба, мы исследовали  знаменитый город. Побывали везде, где только могли. Видели В.Высоцкого, на съемках «Служили два товарища» с лошадью. Видели съемки ещё нескольких фильмов. Тогда Одесская киностудия работала в полную силу.

         




   
Направили меня и ещё нескольких моих товарищей на  балкер «Баймак». Около недели мы  акклиматизировались на этом судне, чистили трюма, стояли вахту и т.п.

             Но потом выяснилось, что т/х «Баймак» должен идти на Дальний Восток, во Вьетнам, Сингапур и ещё несколько стран. Рейс, конечно, хороший, но…  Дело в том, что учёба в море­ходке у нас уже закончилась и с первого августа должны были начаться Госэкзамены. А рейс на Дальний Восток, обычно, длился от полугода до  девяти месяцев. То есть на Госы мы не успевали.

           Я и уже покойный, на данный момент, Сережа (Зёзя) Проценко пошли в отдел кадров и попросили поменять нам судно, чтобы успеть на Госы. Нам пошли навстречу, тем более что мы были практикантами. Зарплату нам не начисляли, мы получали только валюту,  да и то полставки матроса 2-го класса.

            Так  мы попали на т/х «Николай Гоголь».

Это был новый, на то время, теплоход, ему ещё не было и двух лет. Ему предстоял короткий рейс на Кубу, перед гарантийным ремонтом в Югославии.

            Из рейса мы пришли в начале июля, и я почти за месяц до Госов, был в Херсоне. А те трое, или четверо, уж не помню, что оста­лись на т/х «Баймак», на Госэкзамены опоздали. И как я не пы­тался, позднее, выяснить их судьбу, так и не смог. Никто из одно­кашников ничего не знает.

             А летом 1969 года я вновь попал в Одессу, уже на т/х «Тих­вин».

Я его уже упоминал в предыдущих рассказах.

             Тут необходима небольшая предистория. Экзамены на по­мощника я сдал ещё в начале лета. Но тут, одновременно со мной сдали экзамены куча выпускников Одесской Высшей Мореходки. И получился временный перебор четвертых помощников. Вот нас и раскидали кого-куда. Две с лишним недели я отработал вторым помощником на лихтере «Бея», возил агломерат. А потом вызывают и говорят, вот надо срочно перегнать аварийное судно в Одессу, а каботажников у нас нет. Как только придёте в Одессу, вам сразу же придет замена и вы пойдёте за границу. Отказаться было невоз­можно! Я сидел  «на биче», т.е. в ожидании направления на судно, получал копейки, да и проедал все, что получал. А на теплоходе хоть и чистая зарплата, так  кормят же.

             Пришли в Одессу, нас засунули на какой-то дальний причал и, казалось, забыли. Время идет, а никто ничего не делает. И, никто к нам, а большинство визированных, на замену не едет. Зато мы бро­дим по городу. И тратим деньги.



Мне, как кассиру, все были должны. Понабирали в счёт зарплаты довольно много денег. Некоторые так больше, чем должны были получить. Так прошло около месяца.

             И я понял, что что-то надо предпринимать. Иначе застряну на этом корыте надолго. И тут я получил письмо от жены. Обычное письмо, ничего там особенного не было. Но у меня со­зрел план аферы. Иду к капитану и говорю ему, что вот получил письмо, дело идёт к разводу, надо срочно ехать. Наверное, я был так убедителен, что он мне поверил и отпустил.

             Приехав в Жданов, я сразу пошел в отдел кадров. Говорю, что прошло уже больше года после начала моей работы в пароходстве и мне по­ложен плановый отпуск. Деваться им было некуда и мне дали от­пуск. Ну, а из отпуска я уже в каботаж не вернулся, пошел к своему заграничному инспектору и вскоре вышел в рейс четвертым по­мощником.

             С 1980 по 1986 года я обучался в Одесском Институте Ин­женеров Морского Флота или Водном, как его знают в Одессе. До четвертого курса мы учились в Жданове на вечернем отделении, а пятый и шестой за заочном в Одессе. На сессии мы поселились во втором общежитии порта, что на 6-й станции Большого Фонтана. Что довольно далеко от института. Надо было ехать на двух трамваях, около часа в один конец. А потом ещё и пешком около 15 минут. Кушали мы, поначалу, там же в общежитии, в рабочей столовой, на первом этаже. До одного случая.

                 Тут нужно добавить, что на сессии мы ездили втроем из нашего порта Володя Алфёров (уже покойный), Сережа Завтур и я. И вот пошли мы в столовую. Взяли обед, в том числе на гарнир туше­ную капусту. Обедаем. А я, вообще-то, тушеную капусту не люблю. Сижу и колупаю её вилкой. Смотрю, а там прусак-тара­кан. Дождавшись, пока товарищи закончили обед, я им показал свою находку. Обоих сразу потянуло на рвоту. Больше мы в этой столовой не обедали. Уже на следующей сессии, я настоял и выбил комнату в общежитии на Комсомольской, что напротив института.

              Ещё один случай, связанный с институтом. Нам нужно было сделать курсовую работу по математическим методам. А я до этого даже и не слышал, что это такое. Книгу-учебник изучал около месяца. А затем ещё около месяца делал работу. Так набил руку, что ещё несколько работ товарищам делал. Сереге Завтуру тоже сделал я. Алфёров сказал, что сделал сам. И вот, в институте, идем на кафедру, получаем свои курсовые. На исправление ошибок, незачет.

              А я знал уже, что преподаватели полностью работы не читают, а проверяют по отправным точкам, формулам, задачам, и т.п. Свою работу и Завтура, я исправил за пять минут. Алферову пришлось признаться, что работу делал не он, просит меня исправить. Так как отправлять в Жданов на исправление смысла не было. Открываю и вижу, что ошибка сделана в самом начале работы. Притом очень грубая. Работу надо полностью писать заново. Что практически невозможно в те сроки, которые у нас оста­лись до начала сессии. Тогда я говорюАлферову, - Попытаюсь обма­нуть преподавателя, если удастся. И я исправил ему те отправные точки, по которым проверяется работа. Сдали. Через некоторое время получаем. На всех трех работах надпись – К защите. Обман удался. Но это ещё не все.

             Опять таки втроем идем на защиту. Я их, конечно, натаскал, насколько это было возможно. Защитился Завтур, защитился я. Садится Володя. Что-то рассказывает, а преподаватель, в это время, листает его работу. И вот, вижу, что он нашел ошибку! Листает туда, обратно, потом смотрит на ти­тульный лист. А там – К защите. И тут началось!  Как он его гонял! В три раза дольше, чем нас! Но всё удалось!!!

                        В начале июня 1986 года проходила защита диплома. Завкафедрой выставила меня на защиту первым, Мурыжили меня около часа. Но так как я сам разрабатывал и писал диплом, то поймать меня на чем-то было невозможно.

                       Закончив защиту, я сразу же направился в заочное отделение к секретарю. Она меня хорошо знала, так как я был старостой группы. Подарил ей коробку хороших конфет и ещё что-то и попросил оформить диплом побыстрее. Она бросила всё и пошла на кафедру, а это ну очень не близко. Нужно было пройти три корпуса в одном направлении. Через минут сорок декан факультета вручил мне диплом. И в тот же день я самолётом  улетел в Жданов.

                       А остальные мои сокурсники больше недели ждали дипломы. Некоторые  уехали, как  Алферов, без диплома, ему потом привезли с оказией.

Теги: odessa
Мне нравится! Понравилось: 1
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама