Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Ноябрь: открытия и любимчики. Книгоотчет. Часть 1.

Отредактирована 24 декабря´14 11:57 Просмотров: 450 Комментариев: 0

1.  Ирвинг Вашингтон. Пират Кидд (рассказ)

Этот небольшой рассказ начинает серию рассказов о пиратах и их кладах. В рассказе мы в общих чертах узнаем о шкипере Кидде. 

В продолжение долгого времени никто в сущности не знал его настоящего образа жизни; он принадлежал к разряду тех не поддающихся определению океанских животных, о которых можно сказать, что они – не рыба, не мясо и не курятина.

О его странствиях, награбленном, припрятанном, и о его казни. А еще понятное дело вокруг спрятанных сокровищ тут же появляется таинственный туман и они оплетаются нитями легенд и преданий. Вот как раз рассказ и заканчивается тем, что один из рыбаков собирается нам поведать одну из таких легенд (сначала даже не поняла, что рассказ закончился так и не начавшись). 
Узнала, что пиратов, кроме как флибустьерами и корсарами называли еще буканьерами, о том что гавань Манхэттена была сборным пунктом пиратов.
Как для не любителя авантюрно-приключенческих романов, рассказ вполне нормальный. Главное коротенький и легко читается.

2. Питер Мейл. Приключение на миллион.

 Противоречивые чувства вызвала во мне эта книга. Тереть не могу таких героев как Беннет, да и комедию положений не всегда люблю, в особенности когда она построена на том что главный герой – лох. Но вместе с тем книга наполнена солнцем и морем, и от этого прощаешь многие огрехи. Красивые пейзажи за окнами пежо и мерседесса, в иллюминаторе и с палубы яхты. Солнце, бриз и мистраль, подтянутые полицейские в солнечных очках, девушки в летних открытых нарядах, много музыки, запах французских блюд. Клише, клише, клише. Корсиканцы – легковозбудимые и горячие, итальянцы (Туззи) – не пропускают ни одной "юбки", слишком следят за собой и наряды слишком вычурны. Англичане (Клеб) – слишком "аристократичны" надменны и холодны. Ну и. д. О, чего стоят псевдомонахи поклоняющиеся богу – Бахусу. А учитывая, что все произведение Мейла строятся вокруг гастрономических тем, то даже детектив у него построен на поиске формулы для искусственного выращивания, чего бы вы думали, конечно трюфелей, да еще и каких – черных. Очередное клише Франции. Даже бандиты какие-то не совсем натуральные, как будто специально подобранные для выставочного показа. Главная героиня американка еврейского происхождения, весьма самостоятельная и вместе с тем романтичная, блондинка с шикарными формами, – клише. Деревенька Сен-Мартин – клише Прованских деревень, с игрой в шары, кафе – местом сбора всех сплетников, любопытными старушками, и не менее любопытными стариками. Есть здесь и погони, и о, даже убийства. 

Книга очень просится на экран. Где некоторые моменты будут сглажены красивыми пейзажами, чарующей музыкой, аппетитными блюдами, и симпатичными актерами.
Рекомендую как легкое чтиво, как перекус между основными блюдами.

3. Милорад Павич. Пейзаж, нарисованный чаем.

Как же мне нравится этот магический реализм, эти блестящие метафоры, это глубокий и насыщенный язык, иногда доводящий даже до тошноты. 

 

 

Я не знаю, как можно писать о сюжете этой книги, как можно рассказать о его героях, которые в одной главе представлены в этом образе, а через пару глав нам открывается другая их сторона. Толи в силу сложившихся обстоятельств, толи через призму прошлого их рода. Великолепное вплетение философии, мистики, не обошлось и без религиозно-политической темы. На каждой страницы перед нами рисуются фантасмагорические картинки, и в соответствии с названием, как будто черный чай разлили, подсушили – вот одна история, а если сверху полить белым чаем – проявится другая картинка, а когда подсохнет – следующая, и так можно до бесконечности. Истории можно читать от начала и до конца, а можно перескакивать с истории на историю, забывая о предыдущей, и зная, что где-то все они сойдутся в одном месте.
Чтение книги мне напомнило подготовку к званому обеду, состоящему из определенного количества блюд. В нашем случае историй, одни маленькие – закуски, другие основательные – основные сюжетны линии. Одни состоят из одного рассказа – готовятся в один прием; другие же наоборот включают в себя несколько процессов растянутых во времени, соответственно этим героям будут посвящены многие главы, разбросанные по книге и перемежаемые процессами других блюд. 
До сих пор мучаюсь вопросом к кому принадлежу к идиоритмикам (одиночкам) или все же к кенобиатм (общинникам)
Сделала массу закладок, хочется цитировать и цитировать этого автора, 
"Книги одна за другой слетали куда-то вглубь и, трепеща на лету страницами как птицы крыльями, спускались в пепел среди развалин"
"Жизнь не может быть лекарством от смерти, хотя смерть – безусловно лекарство от жизни"
"…прав не тот, кто знает истину, а тот, кто убежден, что его ложь – правда"
"стояла тоскливая пора, когда женщины из одного сна уходят в другой, чтобы там кого-то убить"

….но лучше прочтите сами. Чтобы понять, чтобы прочувствовать произведение, прожить невероятные перевоплощения героев. Только оговорюсь, книга на любителя, никогда не рискну ее советовать незнакомым людям, лишь только тем, кто сможет уловить волну Павича. Книга невозможно читать в один присест, а не то недалеко и самому стать героем книги. Хотя и так каждый читатель открывший книгу, становится невольным героем этой книги.
"…все читатели мира занесены во все существующие книги, как в списки умерших, рожденных или вступивших в брак."

Воспользуюсь словами автора, чтобы сказать, что обязательно еще раз вернусь к этой книге:

"И книгу, если от нее ждешь, чуда, следует читать дважды"

А закончу еще одной великолепной фразой, к которой давно уже пришла сама.

Читатель находит в книгах то, чего не может найти в ином месте, а не то, что писатель внес в роман.

 

4. Том Шарп. Сага о Щупсах.

 Мое первое знакомство с творчеством Шарпа, вполне удачное и обещающее еще не одну встречу с его произведениями. До упаду, конечно, не хохотала, но улыбался и усмехалась почти все произведение. Таких забавных персонажей собранных в одном месте, да еще и в сочетании с полицейскими (подозреваю, что их отбирают еще на небесах, чтобы они были похожи по всему земному шару), давно не встречала. 

 

Почему-то в роли некоторых женщин из рода Щупс мне представлялась русская актриса Анна Ардова. 
А Вера и Альберт такие гротескные персонажи. Они шикарны в своей ненормальности. Жаль ли мне Хорхэ, сложно сказать, сам довел себя до такого состояния. Хоть произведение относится к юмору, все же есть в нем одна шикарная мысль: нельзя ни под кого подстраиваться, не нужно играть чужую роль. Возможно, когда мы будем сами собой, то и такими кому-то понравимся, без маски. 
Хотелось бы побольше историй из жизни прошлых поколений Щупсов. 
Приятная книга на вечер.

5. Юдит Герман. Летний домик, позже

 

 

 

Очень долго думала, с чем у меня ассоциируются эти рассказы, которые в принципе не имеют начала, так же и не имеют конца, не люблю такие открытые финалы. Они очень осенние, хотя события не обязательно происходят осенью. Они одинокие, каждый герой одинок, не смотря на то, что какой-то период рядом с ними кто-то есть. И наконец я нашла, то что искала. Мне эти рассказы напомнили - speed datig. Быстрое свидание – за 1 час 10 блиц-свиданий. Также и эта книга 10 рассказов, практически одинаковых по размеру. Сколько успели рассказать герои о себе за отведенное время, столько и успели. Не знаю полезны такие свидания или нет, ни разу не была, видела только в кино. Но мне кажется, что за 10 минут совершенно не возможно понять, что за человек сидит напротив тебя, чем он живет и дышит. Так же и эти рассказы, совершенно ничего не раскрывают героев, только набор каких-то слов, какая-то история вырванная из всей жизни. И так же как и 10 минутное свидание будет забыто и похоронно под слоем других событий, так и же и рассказы этой книги, сотрутся из вашей памяти как только вы перевернете последнюю страницу книги.

6. Николас Спаркс. Дневник памяти. 

 

 

Слишком простой язык, слишком простое повествование. Вроде не художественную книгу читаете, а пересказ фильма из уст соседки (и то иногда красноречивее и эмоциональнее бывает). Хороший сюжет, но вот до конца героям не поверила, в особенности в части когда Элли уже не в состоянии вспомнить кто она и ее отношения с Ноем. У меня у бабушки начальная стадия Альцгеймера и ее поведение очень сильно отличается от поведения Элли. Слишком все у них правильно и закономерно. История об идеальной любви. Возможно в такую любовь верят молодые и неопытные девушки. Возможно, такая история понравится тем кому остались только воспоминания о своей любви, когда все плохое забывается, и прошлое видится в совершенно другом свете, в особенности поступки и эмоции. Когда придуманное и идеализированное выдается за состоявшуюся реальность. Хотя в конце всплакнула, ибо это реально тяжело находиться рядом с человеком, который часть времени проводит в каком-то иллюзорном мире и ты совершенно не знаешь как его оттуда вытащить. Я прочла ее за вчера: выехала с работы и начала читать, потом продолжила дома, и успокоилась только когда перевернула последнюю страницу, на часах было 23:55. И все же не высший бал ибо все в принципе предсказуемо, без интриг и секретов и где-то нереально.

7. Горан Петрович. Книга с местом для свиданий.

 Мечта, фантазия всегда сильнее самой реальности, если предположить, что для художника существует реальность!

 

Книга прочитана и закрыта, но частичка меня навсегда поселилась на Вилле "...". 
Безумное количество раз проживала книги совершенно отрешаясь от внешнего мира: кто-то о чем-то говорит, но я не слышу о чем; проехать остановку в транспорте тоже пожалуйста; открыть книгу на 5 минут, а очнуться через пару часов это тоже можем. Вот только встретить других читателей пока не получалось(( То ли не попадаю на нужную частоту, то ли не встретила ту книгу с которой можно было бы начать погружение в другие миры. Петрович создал в Белграде второе измерение в которое уносятся практически все кто открывает книгу и увлекается чтением. При чем не важно о чем книга: о любви, об искусстве, современная или написанная давно. 
"Мое наследие" - книга задуманная сначала как простая переписка с единой целью приблизиться к любимой, проводить побольше с ней времени. И какое же разочарование. Так были разбиты мечты.
Мне тоже захотелось найти ту книгу в которую я могла бы убегать от серой и грустной повседневности, когда окружающий мир перестает радовать и осенний сплин накрывает с головой. Хотя пока у меня есть такие книги как "Книга с местом для свиданий" глупо жаловаться на отсутствие места для отдыха души.

Книга читается очень легко, но вместе с тем прочла ее не за один день, потому что хотелось растянуть удовольствие от ее прочтения, так не хотелось расставаться с героями (Анастас и Наталья, Наталья и Анастас, Адам и Елена).

Для меня эта книга 
о любви
о том что мы готовы сделать и делаем во имя любви
о человеческой глупости
о внутренней и внешней слепоте
о любви
о человеческих пороках и слабостях
о книгах и словах 
о Сербии (Югославии)
о политике и войне
о любви
о памяти и быстротечности времени.

События в книге начинается с месяца ноября. Для меня это знаковый месяц, несколько памятных дат. Самые лучшие прочитанные книги. 
Петрович наравне с Павичем становится одним из любимых писателей. Сербская литература оказалась очень близка мне. Возможно потому что она несет в себе сказку. Сказку, героем которой может стать каждый читатель нужно только услышать как поет арфа на ветру....

8. Оса Ларссон. Солнечная буря.

 Очередное открытие автора. Детектив чистой воды. Хотя концовка мне не очень понравилась. Все же люблю когда все негодяи наказаны. Хотя, возможно, автор специально оставил такую концовку чтобы продолжить с этого места в следующей книге. От которой при стечении обстоятельств не откажусь, но и сразу же хвататься не буду. Поначалу убийство в ритуальном стиле меня заинтриговало, но в итоге все свелось к банальностям: деньги - Бог современного человека. Сама к институту церквей отношусь очень негативно. Не отрицая высшую силу, выражу словами автора отношение к церкви 

 

"Слабые люди часто тянутся к церкви. И люди, мечтающие, о власти над слабыми, тоже тянутся к церкви".

И вот в одном месте недалеко от Полярного круга, зимой когда стоит полярная ночь и только блики северного сияния озаряют городок, по телевизору рассказывают о череде бурь на солнце и происходит убийство "святого мальчика" прямо посреди церкви. Есть пасторы, один из которых возомнил себя чуть ли не богом, два других просто послушны, присовокупим к этому психически больного человека, которым легко управлять. Можете прочесть что из этого получится. 
Женщины: Ребекка и Санна. Одна веря в Бога, более прагматична. У второй вера странная как и она сама. Цитирую и хорошо зная Библию, боясь и ненавидя своих родителей, умело манипулировать окружающими, но не смочь противостоять родителям. Не стыковка как на меня.
Многие образы не до конца прописаны. Хотя это же детектив. 
Обращу внимание еще на один момент - это шведские фамилии, если имена хоть местами и двойные, но в принципе легки для восприятия, то фамилии - у меня нет слов. Кроме Ларссон и Мартиссон более ни одной не воспроизведу. 
В остальном книга читается легко и если вас не сильно раздражают некоторые религиозные вставки, то в принципе прочитается очень быстро.

P. S. Зародилось такое подозрение не псевдоним ли это у автора. Фамилия такая же как у создателя трилогии Миллениум, а имя созвучно прозвищу главной герои данной серии.

9. Ясмин Гата. Ночь каллиграфов.

 Перед самым началом второго тура "Вокруг света" попалась мне на глаза рецензия  на "Ночь каллиграфов" и книга сразу отправилась в хотелки. Поэтому когда одной из стран посещения выпала Турция, проблем с выбором книги не было. 

 

Книга оказалась похожей на звездное небо над Босфором. На черном фоне росчерки калама, стремительная или округлая вязь созвездий. Соленый воздух, наполненный теплотой и переменами. Некоторые моменты для меня стали открытием. Ну, есть себе такая страна Турция одной частью лежащая в Азии, другой в Европе. С одной стороны страна мусульманская, но вместе с тем одеваются и живут зачастую по-европейски. Оказалось, что создателем этого был Ататюрк, да еще и в довоенные годы. И то, что арабская каллиграфия была забыта, а вместо нее введен алфавит на основе латиницы, тоже стало открытием. 
Так же была интересна история первой женщины каллиграфа, начавшей свой путь в новой стране, но в отмирающей сфере. И учитывая, что менталитет и устои общества были еще сильны, то становится понятным, почему ее личная жизнь так и не сложилась. Хотя в наше время зачастую семейные ценности отходят на второй план, перед карьерой и тем, чем человек живет. А Рикката Кунт жила орнаментом, словами, которые рождались на специальной бумаге и были написаны (начертаны, нарисованы) специальными чернилами. Через эти символы говорит сам Аллах.
Хоть и не поставила высший бал этой книге, но она все равно заслуживает внимания. Где-то как познавательная, где-то как убаюкивающая как песнь дервишей и уносящая по волнам арабской вязи.

 

Теги: книги, ноябрь
Мне нравится! Понравилось: 3
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама