Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Антинаучные галлюцинации

9 января´15 1:05 Просмотров: 318 Комментариев: 0


Наверное в каждом классе есть подобные личности. Держатся особняком, в учебе особых успехов не имеют, на спортивной площадке они редкие гости. Короче говоря, люди живут в своем мире. В нашем классе это Майкл. Но у него есть один конек —биология. Тут он профессионал. Его даже наша учительница боится. Почти на каждом уроке он задает ей вопросы, всегда разные, но её реакция на них всегда одинакова. Сначала она задумается, потом глубоко задумается, растерянно полистает учебник… Мы в это время шепотом спорим – кто победит в этом раунде, самые предприимчивые делают ставки. Взглянув на нас, нахально улыбающихся, учительница с умным видом сообщает что урок окончен, а так как до звонка еще пять минут, то мы с еще более наглыми улыбками покидаем класс. Последним выходит Майкл и как обычно говорит: “Не ответила”. Но вот однажды, когда учительница как обычно сказала: “ Вам все понятно, вопросы есть?”, а мы все уставились на Майкла, он… вы не поверите – он промолчал! “Если у вас нет ко мне вопросов, - сказала учительница – давайте проведем небольшую контрольную работу”. Класс был в шоке! Догадываетесь, как мы написали эту “небольшую” контрольную работу. Невозмутимым остался только Майк. После уроков я догнал его по дороге домой и спросил:

— Майк, неужели у тебя закончились все вопросы?

— Да нет, вопросы всегда будут, и сегодня я хотел задать один, но понял, что ответ на него у меня уже есть, а ОНА назовет этот вопрос антинаучным.

Я всегда интересовался антинаучными идеями, особенно после того, как пошел в школу, и такая постановка вопроса меня очень заинтересовала.

— И в чем его антинаучность.

— Я хотел спросить, может ли человек воспринимать радиоволны.

Я с трудом сдержал смех и задал третий вопрос.

— Ты намекаешь на прием радиопередач?

— Именно! — с некоторой гордостью в голосе ответил Майкл.

Тогда я не понял, чем он гордится, но, посчитав, что он гордится моей сообразительностью, я позволил себе четвертый вопрос, хотя и заметил, что мое общество начинает ему надоедать.

— Майк, но если не ушами, то чем же тогда слушать эти самые радиопередачи?

— Мозгами! ...Послушай, Ричард, раз уж ты начал этот разговор... Приходи ко мне в субботу, услышишь все сам.

— Хорошо... — растеряно промычал я.

Да, и прихвати с собой радиоприемник, — сказал он мне в след, и, тише, добавил, — моему ты можешь не поверить.

Остаток недели я изучал радиодело. Детектирование, моделирование, транзисторы, диоды, конденсаторы... Я стал плохо спать. Совершенно ничего не понял.

В субботу утром я был у дома Майка. Его родители сказали, что он в гараже — экспериментирует. Действительно, Майк был в гараже, но, только он не экспериментировал, а скорее просто сидел с закрытыми глазами. В руке он держал телескопическую антенну, выкрученную из старого радиоприемника. Увидев меня он вновь закрыл глаза и начал читать сводку погоды. Я, совершенно ничего не понимая, просто уселся рядом и стал его слушать.

— Ты не сиди, а настрой свой приемник на 96 мегагерц, — сказал он и продолжил, — в южных штатах сохранится жаркая погода...

Я надел наушники, настроился — и действительно: ...температура днем может подняться до 120 градусов по Фаренгейту. Избегайте длительного пребывания под прямыми солнечными лучами, включайте кондиционеры и пейте охлажденные натуральные соки...

— Майк, постой — это какой-то розыгрыш?

— Да, ты прав, эта антенна мне уже не нужна, раньше у меня без нее ничего не получалось, теперь это лишнее.

Он сложил антенну и бросил её на стол.

— Ну что, продолжим, — сказал он мне, — называй любую частоту.

— Ты меня не понял, все-таки это розыгрыш, ведь не возможно слушать радио без нужной аппаратуры. В простейшем случае без диода, катушки, конденсатора, антенны и наушников не обойтись. А ты что же, так — из воздуха, нет, это чепуха.

— Ты что , до сих пор ничего не понял, ведь у меня и у тебя есть самый совершенный, природный прибор, который может сымитировать любую электрическую схему.

—  Можешь не продолжать, конечно, — это голова, голова начиненная всемогущими мозгами! — взорвался я.

А Майк спокойно продолжал.

— Не голова, а нервная система.

— Но ведь я не могу принимать радиопередачи без этого ящичка с уймой электродеталей.

— Но ведь я могу, а моя нервная система от твоей отличается только числом нервных клеток.

— Ты забыл о еще одном отличии — её содержании, мысли-то у нас разные.

— Да, к счастью. Но в основе мышления лежат одинаковые для всех нас процессы обмена нервными импульсами между десятью миллиардами нейронов сплетенных в очень сложную цепь. В этой цепи, между нейронами бегут нервные импульсы, — информация об окружающей среде, и главная загадка мозга в том как ом расшифровывает эти импульсы, а главный парадокс в том, что он пытается сам разгадать свою загадку (говорит о себе в третьем лице), наверное в этом суть личности, я не знаю. Мозг “понимает” все необходимые для выживания события или явления в окружающей среде. А какую угрозу для человека представляют радиоволны? Никакой, они не важны, они не могут убить. Но у нас есть возможность воспринимать их.

— Какая? Чем?

— Например спинной мозг. Огромное скопление нервных клеток длинной почти в метр — по моему неплохая антенна, а общая длинна всех нервных окончаний достигает многих километров. Вполне можно на что-то настроится, правда сигнал будет слабым. Но ведь глаз видит отдельные фотоны — мозг один из лучших усилителей. Мой мозг, наверное, какое-то исключение, он каким-то образом усиливает те мизерные токи, возникающие в сплетениях нейронов под действием электромагнитных полей, расшифровует или детектирует их и создает вполне реальные звуки непосредственно в коре больших полушарий, а именно в их слуховых зонах.

В сарае становилось жарко. Во рту у меня пересохло. Нижняя челюсть не слушалась. Я с трудом закрыл её. Чтобы переменить тему, задал любимый вопрос врачей-психиатров.

— И давно у тебя Это?

— Уже пять лет. Я сразу подумал что это галлюцинации, очень испугался. Знаешь, не очень приятно всю ночь слушать радио, не зная как его “выключить”. Но потом я понял в чем дело. И уже освоил почти всю шкалу радиоволн. Подслушиваю рации, мобильные телефоны. Если не поступлю в колледж, то пойду сразу в ФБР и устроюсь там радиошпионом.

— Да по тебе книга рекордов Гиннеса плачет!

— Сейчас меня интересует другое...

— Что?

— Прием телепередач.

Голова моя раскалывалась. Жара стояла невыносимая. Прогноз погоды был жесток, но справедлив.

— Слушай, — сказал мне человек-радиоприемник. — а давай я прямо сейчас попытаюсь.

От жары я уже ничего не соображал. А Майк взял со стола антенну, закрыл глаза и застыл. Кто знает , что происходило в его мозгу, наверное он сам имел об этом лишь смутное представление. Майк потерял связь с миром. Может быть те, невообразимо малые токи, что возникают в антенне, через нервные окончания его руки, проходили в мозг, который их усиливал. Нужно также расшифровать их, сделать их видимыми, разложить на кадры.

У Майка что-то не получалось. Он был напряжен. Я уже хотел было вернуть его “к жизни”, как, вдруг, он в ужасе закричал, откинулся на стуле назад, закрываясь от чего то, что видел только он, и упал на спину. Тут же вскочил и, скомандовав: “ Включить телевизор”, рванулся в дом, я естественно за ним. И совсем к стати, ведь он был так чем-то ошеломлен, что никак не мог включить этот самый телевизор.

— Включи! — наконец сказал он мне.

Я включил — выпуск новостей.

— Не то, дальше.

Дальше были какие то передачи, мультфильмы и прочая телевизионная ерунда. Майк все махал головой — не то. Но когда я добрался до восьмого канала, Майк замер и с тяжелым выдохом повалился на диван.

— Это Оно!

Я взглянул на экран.

— Майк, а ведь тебе удалось! Одно только плохо.

— Что? — спросил меня человек-телевизор.

— Не самый лучший канал ты выбрал.

А на экране шел рекламный ролик последнего голивудского фильма ужасов.  

1997

Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Популярные заметки
Автор: Jouffroy
330.2020...