Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

26/04/15 (RU, agricultural sector)

26 апреля´15 10:17 Просмотров: 406 Комментариев: 0
 
Ксения Соколова поехала во Владимирскую область, наткнулась на образцово-показательное фермерское хозяйство, созданное и управляемое британским экспатом Джоном Кописки, и не смогла не расспросить его о том, приносит ли его бизнес прибыль, что ему мешает и как, в конечном итоге, нам обустроить Россию
   ...Про Петушки — город контрастов — весь мир знает благодаря великому писателю Ерофееву. Венички уж нет, а контрасты ширятся и растут. Я не понаслышке знаю, о чем говорю: в 30 км от города волшебных Веничкиных грез находится местечко Костерево, а в нем церковь, построенная в 1812 году. Настоятелем этой церкви был мой прадед — вплоть до 1938 года, когда его арестовали и затем расстреляли на Бутовском полигоне. По этой и некоторым другим причинам я это место недолюбливаю, но моя мама категорически отказывается продавать родовое имение, несмотря на то что почти каждую зиму местные богоносцы грабят и пытаются поджечь дом своего бывшего пастыря.

    Пару недель назад, приехав навестить маму, я услышала от соседей о том, что буквально в 20 верстах от нашего дома находится место, на первый взгляд кажущееся очередным эпизодом алкогольного бреда великого русского писателя. Англичанин по фамилии Кописки 10 лет назад купил под Петушками землю и основал ферму. Владелец сделал из своей фермы идеальное хозяйство: у него 200 га земли, 4500 коров, он продает молоко «Данону» и другим крупным концернам, доставляет в Москву прекрасное фермерское мясо, сыр и т. д., построил деревянную церковь, отель, хостел, музей, ипподром, организовал летний лагерь для детей и т. д. Интернет подтвердил данные «сарафанного радио» — ферма «Богдарня» имеет собственный сайт. Там можно забронировать отель, отправить заявку в детский летний лагерь, купить с доставкой отличный стейк и т. п. На сайте имеются фото самого мистера Джона Кописки — благообразного джентльмена с окладистой белой бородой — и его супруги Нины Кузьмичевой, матери четверых детей, принимающей самое активное участие во всех аспектах хозяйствования. Я набрала номер, представилась и договорилась с Джоном и Ниной об интервью. Мне показалось, что преуспевающий российский фермер британского происхождения, владелец крупной образцово-показательной частной фермы, первопроходец российского агротуризма — идеальный источник, от которого можно узнать о перспективах, открывающихся перед отечественным сельским хозяйством в условиях продовольственных контрсанкций.
 

  ...Джон Кописки: Да, я жил в Бангладеш, Индии, Пакистане, Турции, Иране. 16 лет я не жил в Англии. Мой бизнес был связан с металлом — экспорт и импорт. Потом появились перспективы в России, и я приехал сюда. Захотел остаться. Я вернулся и сказал своему начальству: «Вот мое заявление об уходе. Я уезжаю в Россию». Мне ответили: «Отлично, у нас как раз нет офиса в России, ты его и откроешь». Я работал с ними еще два года, а потом стал работать самостоятельно, появились русские партнеры. Но главное, я чувствовал себя здесь дома. В Англии я жить не могу.
   СПочему?
   Джон Кописки: Я не люблю их политику, особенно социальную. Не люблю политкорректность. И еще там больше мусульман приходит в храм, чем христиан.
   Нина Кузьмичева, жена Джона: Мне кажется, у моего мужа просто врожденное чувство миссионера, а в Англии его проявить никак нельзя.
   ...Джон Кописки: Не-не… Я хотел быть фермером, мы хотели жить крестьянской жизнью. Здесь — потому что у нас была рядом дача. И вокруг — несколько женских монастырей. Однажды мы предложили матушке-настоятельнице монастыря восстановить скит. Он был когда-то разрушен. Но она отказалась. Тогда я стал присматриваться к руинам когда-то бывшего здесь колхоза. Тут был старый русский колхоз «Клязьменский»: 270 коров, 127 рабочих, 27 тракторов. В 1996 году на месте колхоза оставались одни руины, железки. Я решил, что, раз в стране не хватает молока, сыра, молочных продуктов, организовать небольшую ферму на месте старого колхоза — отличная идея.
   СВы были на тот момент хотя бы отдаленно знакомы с сельским хозяйством? Может быть, ваша жена?
   Джон Кописки: Нет, мы никогда не занимались этим бизнесом, этой жизнью. Но мы думали, если мы будем все делать правильно, много работать, создадим разумный менеджмент, то все должно быть хорошо.
   СВаши планы сбылись?
   Джон Кописки: К сожалению, нет.
   СПочему?
   Джон Кописки: Потому что мы были дураки. Я построил ферму, вложив свои деньги, и я их потерял. Ферма принесла только убытки.
   ....Через 3-4 года существования фермы у нас уже было 14-15 литров — это средний надой в России. Мы совершили чудо, но оказалось, что это совершенно невыгодно.
   СПочему?
    Нина Кузьмичева: Я попробую объяснить то, что когда-то объясняла Джону. В СССР колхозы создавались не для извлечения прибыли, хотя были и колхозы-миллионеры. Но у нас по Конституции в советское время всем гражданам была гарантирована работа, рабочее место. Поэтому, например, есть деревня Крутово, а значит, должны быть рабочие места для всех жителей. И поэтому, естественно, колхоз не был бизнесом, о прибыли не могло быть и речи. Тем более что наше отделение колхоза было подразделением большого предприятия, у которого были пашни, которое заготавливало корма и т. д. Мы долго всего этого не знали. Джон просто хотел делать какое-то маленькое, свое, полезное дело. Восстановить разрушенную ферму. Построить храм… Потом оказалось, что мы не можем собой заменить государство.

   СКогда вы поняли, что ваша маленькая ферма — банкрот, что вы сделали?
   Джон Кописки: Я решил не сдаваться. Строить другую ферму, работающую по другим принципам, как промышленное хозяйство.
  ...СВаши надежды оправдались?
  Джон Кописки: С точки зрения производства — на 100 процентов. Сегодня мы получаем рекордные надои. У меня молоко самого высокого качества. Я продаю его крупным транснациональным концернам, у которых самые высокие требования. Я продаю мясо. Ко мне приезжают перенимать опыт со всей России. По примеру моего хозяйства создано несколько ферм только во Владимирской области. Проблема заключается в том, что на сегодняшний день я фактически банкрот.
   СНо как это может быть? Если ваше производство идеально работает? У вас 4500 коров, вы успешно продаете продукцию и т. д.
   Джон Кописки: И тем не менее я банкрот и хочу продать «Рождество».
   ...СДжон, вы можете объяснить мне, человеку несведущему, этот парадокс? Вы говорите, что создали идеально работающее, налаженное производство, и при этом вы банкрот. Почему?
   Джон Кописки: Потому что я вынужден продавать молоко дешевле себестоимости.
   ...Как же вы живете?
   Джон Кописки: Каждый месяц, когда мы не можем найти достаточно денег, мы не покупаем необходимые запчасти, корма и т. д. Мы постоянно берем и выплачиваем кредиты. Сейчас, к счастью, они субсидированные. Но период кредитования все равно краткий. Для сравнения: период амортизации в Европе — 25 лет. У нас сначала было 5, потом 8, потом 11. Но чтобы получить кредит, нужно 30% вложить своих денег. Ты должен иметь залоговую базу в два раза больше, чем кредит, а значит, у тебя должны быть земли, недвижимость и т. д.
   СВаше имущество, ферма заложены в банк?
   Джон Кописки: Да. Все заложено в банк. Они хотят залог, но не только за кредит, но и за процент на 15 лет. Получается, если мы берем кредит в 25 миллионов рублей, они хотят залог на 30.
   ...Мы работаем и живем как крестьяне. Это очень насыщенная, хорошая, правильная жизнь. Но мне 65 лет, и я должен думать о детях. Я бы хотел, чтобы дети здесь жили. Но они не хотят, потому что они уже все понимают, слышат наши разговоры, они — не дураки. На сегодняшний день этот бизнес мы не можем передать детям, и мы не можем его продать, потому что никто не хочет его купить. Кто захочет купить такой бизнес, где человек должен лишиться всех денег?!
   ...Более чем 50% производства молока в России находится под контролем иностранных фирм. Это крупнейшие корпорации — Pepsico и недавно вошедший в нее WimmBillDann, Danon, который купил «Юнимилк», Ehrmann, Campina, President.
   ...При этом лично я верю в то, что Путин хочет делать правильно.
  

 СПочему вы в это верите?
   Джон Кописки: Он правильно задает стратегию.
   СТогда почему ничего не работает?
   Джон Кописки: Потому что никто не хочет сказать ему правду!
   СДавайте скажем. О чем, по-вашему, не знает Путин?
   Нина Кузьмичева: Джон уже 7 лет говорит правду, пишет вот такие письма!
    ССейчас особенная ситуация. Введены контрсанкции, которые могут быть вам как производителям очень полезны.
   Джон Кописки: Министр сельского хозяйства должен прийти и честно сказать: «Шеф, принятая стратегия у нас в отрасли уже 10 лет не работает, мы потеряли земли, все в банкротстве». Вместо этого они требуют, чтобы мы им рисовали хорошую статистику. Я сам бываю на встречах с чиновниками, как производитель молока. Был, например, недавно круглый стол во Владимире — сидели 3 часа. И от нас хотели, чтобы мы написали, что у нас показатели хотя бы на ноль и три десятых лучше, чем в прошлом году. Вот как, спрашивается, лидер может решить поменять стратегию, если никто не готов сказать ему правду?! Самое главное — надо научиться говорить правду, какой бы она ни была. А чиновники боятся лишиться места.
  

 Нина Кузьмичева: Нужно, чтоб Путину сказали, что все сельхозпроизводители: мы, другие, лучше, хуже нас — должны сдавать в район отчетную статистику, сколько произвели сена, молока, сколько продали, какого качества. Каждая область формирует эту отчетность и подает наверх. На основании именно этой отчетности ты получаешь или не получаешь льготу-субсидию.
   СИ в чем же проблема?
   Нина Кузьмичева: Для того, чтобы эту субсидию получить, не вылететь из обоймы, мы должны каждый год показывать в своей статистике только плюс.
   СТогда как в реальности у вас минус?
   Нина Кузьмичева: Да. Но мы должны показывать только плюс, мы не можем показать минусовой надой, мы не можем показать минус поголовье коров, мы не можем показать минус выход наших телят. Понимаете, если бы мы показали этот минус, то до свидания субсидия.
   СА если, допустим, засуха, неурожай, горит торф? Вы можете это указывать в отчетах как причину минуса?
   Джон Кописки: Нет! Потому что это не учитывается. Если будет минус, нам не дадут кредит. Поэтому всегда нужен плюс. В таком положении находятся все производители.
   ...Джон Кописки: Сейчас во Владимирской области 29 новых хозяйств. Половина банкроты! Но банк тоже не хочет видеть банкротство, потому что если признать заемщиков банкротами, то придется объяснять, почему им выдали кредиты. Банк делает пролонгации, чиновники приписывают статистику, у нас новый губернатор — на бумаге все хорошо. В реальности — ужас.
   ...СКто ваши рабочие? Местные жители, гастарбайтеры?
   Джон Кописки: Половина наших рабочих сегодня — это гастарбайтеры. Местные жители по большей части не хотят работать на земле.
   ...Нина Кузьмичева: Хорошо уже то, что сегодня мне становится не стыдно за свое правительство. Это уже что-то… Но работать все равно придется, крутиться с утра до вечера, пахать. Для русского человека это нормально…
   СНо одно дело — пахать и зарабатывать. А другое дело — пахать, чтобы быть банкротом...
   Нина Кузьмичева: Вопрос о том, чтобы мы начали зарабатывать, даже не стоит. Наша задача — выжить, сохранить этот актив. Чтобы завтра мы не столкнулись с ситуацией, что стадо нечем кормить. И не с чем вообще выйти в поле. Мы не живем, не бизнес делаем, мы выживаем. И вот так балансируем, таща за собой груз долгов. Но у нас все работает, хорошие показатели. И вот, видите, работали и дождались, что правительство вроде бы тоже одумалось. Путин понимает, кто друг и кто враг! Молодец Путин. И мы — молодцы!

 

Это наверное вместо послесловия)))?

"Не жили хорошо - не хер и начинать".
Правильно, вата!
Мне, скоро 20 лет живущему в Китае среди китайцев, эта фраза при каждом прочтении неизменно продлевает жизнь через здоровый смех.
Есть, знаете ли, такие чисто русские истины, которые китайцам невозможно перевести.
Не поймут, куле ж. Дикари.

Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама