Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Eysk or Native home

Отредактирована 8 мая´15 5:00 Просмотров: 438 Комментариев: 0

 

                          Mariupol-city

 

 

 

 

 

 

 

 

                    Е  Й  С  К

 

                                                 или

 

  

                                        Р о д н о й     д о м

 

 

 

              В ноябре 1989 года умер мой отец. А последние шесть лет своей жизни он жил с тетей Полиной. Приехав в тот же день в Ейск, мы с братом попросили эту тетю пожить в нашем доме до следующего лета, пока мы не войдем в наследство и не решим, что дальше будет с домом. Она, вначале, согласилась.

               Но потом мой братик (Царство ему небесное. Нет его уже), считая, что ему наследства не достанется (Он вообще, никак, не помогал отцу) нажрался водки и стал буянить. А мы с женой и дочкой остановились во времянке. И, когда мой братик попытался, в сильном подпитии, влезть к нам для выяснения отношений, я его просто выбросил во двор. Он ушел на улицу и появился только среди ночи.

            А я знал, что есть завещание и где оно лежит, отец мне, в свое время, показал. Наутро я достал завещание и зачитал его всем. Завещание было на нас двоих – меня и брата. Все в равных долях.

        

   Что повлияло на тетю Полину- поведение брата или отсутствие её в завещании, не знаю. Но она категорически отказалась жить в доме. И, после похорон отца, ушла к себе, в свои полдома, в другом конце Ейска. Но ключи от нашего дома она нам не отдала. А мы на это, тогда, не  обратили внимания. Не до того было.

              Мы закрыли дом и калитку и уехали по своим домам. Мы в Жданов (Мариуполь, ныне), а брат в Северодонецк. В декабре мы с братом  приехали,

организовали и отметили сороковины и снова разъехались, закрыв дом.

            Приехали мы с женой только числа 25 марта 1990 года, когда открылась навигация и пошел из Жданова  теплоход «Савона». Чего-то теплоход вышел из Жданова в 23.00 и пришел в Ейск около трех часов ночи. Понятно, что общественный транспорт не ходил и нам пришлось топать пешком.

          Пришли, открыли дом, а там страшная холодрыга! И не удивительно, всю зиму дом не отапливался. Ну что, я принес уголь и дрова и растопил печь. Но нагреть весь дом это ж непросто и небыстро. Печь разгорается, а мы с женой влезли под одеяло, чтобы как-то согреться.

         И вот, после семи утра, слышим, как возле дома остановилось какое-то транспортное средство и в калитку кто-то пытается войти. Я вышел – тетя Полина и трактор с кузовом. Что случилось?- спрашиваю.  Да вот, - отвечает, ошалевшая от неожиданности, тетя Полина,- я уголь хочу забрать. Ну, не ожидала она нас увидеть! Хотела втихаря спереть уголь, которого там было тонны полторы, если не больше.

         Естественно, я не разрешил ей ничего забирать. Как пожить в доме и присмотреть за ним полгода, так нет, а уголь  прискакала умыкнуть. Я сказал ей, что вопрос с домом еще не решен, вполне возможно, что кто-то из нашей семьи будет в нем жить, так что уголь и дрова нам понадобятся.

        Потом уже выяснилось, что она забрала почти все постельное белье и даже вилки и ложки. Супруга потребовала, чтобы она вернула посуду, так как нечем было даже перекусить. Что-то принесла.

         Мы побыли в доме пару дней и вернулись в Жданов. А 12 мая исполнялось полгода, со дня смерти отца, и нам с братом надо было входить в наследство. Мы приехали и довольно быстро все оформили.

Все проблемы с БТИ нам помогла решить наша двоюродная сестра Люба. Она раньше работала в БТИ начальником отдела и всех там знала. Понадобились наши с братом свидетельства о рождении. А мы их не взяли из дому. Ну, мне то было легче – сесть на «Комету», которая ещё тогда ходила, час двадцать и в Жданове, а вот брату в Северодонецк - добираться не близко.

           Пошли в городской паспортный стол. Оказывается - никаких проблем! Так как мы оба родились в Ейске, то нам сразу же выписали копии свидетельств о рождении. Паспорта мы предъявили, конечно. Дня два мы собирали бумаги и к нотариусу. А там тоже никаких проблем, так как есть завещание на нас двоих.

              В наследство вошли, но встал вопрос, что с домом делать дальше. Мы живем в Жданове, двухкомнатная квартира и уже сдали первый взнос на трехкомнатный кооператив. Оба  работаем, дочь в школе, ей было, на тот момент, четырнадцать лет, сын уже год как в армии. У брата та же история, только он с семьей жил в Северодонецке.

        

 

 

 

 

   Продолжение будет.

Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама