Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

23/08/15 Atheist themes © religious believers to read is not recommended

23 августа´15 6:04 Просмотров: 337 Комментариев: 0
 

«Тележурналист Лев Новожёнов задался вечным „еврейским“ вопросом и пришёл к неожиданным выводам:Мне вдруг захотелось быть русским, потому что я еврей. Я хочу быть с теми, кого никто не любит“. Что бы это значило?»

Ну, что бы это значило? В своё время один действительно настоящий графоман (не будем делать ему рекламу) написал роман, где доказывал, что произошёл в мире переход богоизбранности:
раньше богоизбранными были евреи, а теперь ими стали русские. Если несколько скорректировать его позицию, абсолютно шовинистическую… Позиция его заключалась в том, что русские сегодня — главный народ на Земле, потому что они единственные хранители морали.
...
Русские сегодня подвергаются невероятно серьёзным испытаниям. От них зависит сегодня… Им нужно практически заново слепить,
выдумать свою историческую матрицу, потому что прежняя буксует. И насколько это удастся? Есть ли у нации творческие силы на то, чтобы перепридумать себя? От этого, собственно, всё и зависит. Либо мы будем бесконечно деградировать, либо мы пересоздадим себя сначала.

Поэтому — да, Новожёнов (кстати, один из моих учителей. Привет вам, Лев Юрьевич, если вы меня слышите) довольно точно всё угадал. Ну, угадал в том смысле, что сегодня русские на переломе, что сегодня на русских устремлены взгляды всего мира.

 

   Рецензия на книгу Патриарха Московского и всея Руси Кирилла «Святой князь Владимир: Цивилизационный выбор Руси»
   ...Впрочем, надо отдать должное вменяемости автора, бог в его сочинении мелькает лишь бледной, формальной тенью. Главный герой книги — «креститель Руси» киевский князь Владимир, а сюжет закручен вокруг последствий неаккуратного выбора князем «веры» для славянских племен Х столетия.
   Отметим, что сегодня от автора требуется немалое мужество, чтобы решиться вновь поднять такие скользкие темы, как «крещение» и «Владимир». Но Гундяев все же решается на это. Более того, он пытается отследить то, как кошмарная сказка о киевском князе транслируется в сегодняшнюю реальность и влияет на нее.
  

Давайте посмотрим, что у него получилось. Разумеется, в качестве исходной фактуры автор уверенно использует русские летописи, то есть многократно переписанный и отредактированный набор баек, вранья и фантазий, по всей вероятности, не имеющий никакого отношения к реальности «черной дыры» рубежа первых тысячелетий.
   Впрочем, трезвость здесь мало уместна. Оставаясь в трезвости, нам пришлось бы закончить разговор на слове «летописи». Реалистический подход тут так же невозможен, как и при оценке приключений Пиноккио. Рецензировать труд Гундяева возможно, лишь приняв заданные им правила игры.
 
  ...Все памятники Владимиру Киевскому всегда изображают «крестителя Руси» в торжественной статике, хотя князю больше подошла бы совсем другая поза. Дело в том, что он был крупнейшим мастером сексуального насилия. Чем, собственно, и прославился. Конечно, помимо этого князь широко практиковал серийные и массовые убийства. Но, как правило, они служили лишь фоном для бесконечной череды изнасилований.
  

12-летнюю Рогнеду Владимир насиловал в присутствии ее родителей и родственников. Разумеется, крепко связанных. Вероятно, в какой-то момент ситуация показалась князю недостаточно пикантной, и он распорядился тут же, на глазах насилуемой девочки зарезать ее отца и братьев. Что и было исполнено.
   Не менее живописно было обставлено крестителем Руси и изнасилование беременной жены своего брата Ярополка. Оно тоже производилось на глазах у ее мужа и тоже сопровождалось зарезыванием наблюдателя. Вообще, Владимир умел и любил создавать причудливые смеси из деяний, прямо подпадающих под 131, 105, 134 и 132 статьи УК РФ, совмещая изнасилования «совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшей и другим лицам» с убийствами «сопряженными с разбоем, вымогательством и бандитизмом».

   Примерно по такому же принципу князь формировал и свои «похотные дворы». Туда силой и побоями сгонялись «жены и девицы» с окрестных городков и сел. По подсчетам летописцев, только в Вышгороде, Белгороде и Берестове, в сексуальном рабстве у крестителя единовременно содержалось не менее 800 лиц женского пола. Разумеется, в «похотных дворах» Владимир имел возможность насиловать чужих жен и дочерей вдумчиво и почти «без всякой помехи», так как униженные и избитые мужья и отцы рыдали «за тыном», т. е. за оградой.
   Отметим, что весь этот компромат никогда не вымарывался, а исправно и гордо кочевал из одного летописного списка в другой. Вероятно, по той причине, что именно эти свойства Владимира были наиболее симпатичны народу-богоносцу.
 
  ...Последующая история князя ничего по сути не меняет. Где-то подцепив (судя по симптомам) хламидийный конъюнктивит, Владимир решил, что навсегда ослеп и до конца дней своих будет обречен вслепую насиловать черт знает кого. Возможно, даже кривых, косых и лысых.
   Наверное, это была невыносимая для него перспектива. Перебрав все местные способы исцеления, он обратился к византийским колдунам и, в надежде на волшебную силу их магии, принял некое «крещение», абсолютно не понимая его смысла. Дело в том, что ознакомиться с основами христианской веры он не мог при всем желании. Напомню, что ни по-латыни, ни по-гречески князь не знал ни слова, а первый перевод Евангелия (Остромирово) на славянский был сделан только через 50 лет после смерти Владимира. Впрочем, и по-русски Владимир ни читать, ни писать, как известно, не умел.
 

   ...Сблизившись с той или иной скандальной подробностью «крещения», Гундяев нигде не решается идти «на таран», чтобы мощью патриаршего слова раздавить очередной зловредный факт. Он начинает маневрировать, ловко уходя от любых соприкосновений с малоприятными подробностями.
   ...Вероятно, Гундяеву следовало бы знать, что с момента крещения языческое имя крещеного должно быть забыто. Называть киевского князя Владимиром — принципиальная ошибка и грубое пренебрежение христианскими смыслами. Крещеный может именоваться только тем именем, которое получил при крещении, а именно Василий. И только под этим именем киевский князь может фигурировать на страницах христианского сочинения. Никак иначе.
   Следует надеяться, что при переиздании эта ошибка будет исправлена. Книга, вероятно, тоже должна быть переименована в «Святой Василий: Цивилизационный выбор Руси»



«…И теперь понятно, что целью был Исаакиевский собор, понятно, что даже если им удастся его попам заграбастать, то через какое-то время начнется обратный процесс. Потому что в ту секунду, когда эта вся православная история рухнет, а она рухнет в России, как она рушилась уже неоднократно, тогда станет понятно, что никогда и никому не по силам содержать Исаакиевский собор. И все равно он благополучненьким образом вернется в распоряжение государства. Притом, что он никогда не был церковным. Вообще церковного ничего не было, это все было государственное. На таком же основании управление дорожного хозяйства может требовать передачи им в собственность дорог. Было некое структурное подразделение российской империи. Попы получали зарплату. Им строили церкви. То есть точки, где они могли торговать своими магическими услугами. Все закончилось, все перешло к государству. Вернулось вернее обратно, хотя никогда и не отдавалось.

И здесь я думаю такая же история. Удивительно молчит Полтавченко, но его надо немножко знать. Я подозреваю, что вот эта ситуация его обескураживает. Хотя это настолько аккуратный и сложный и взвешенный человек, что он никогда своим личным пристрастием не дает право определять решение, которое он принимает. К тому же я подозреваю, что у него есть только два советника, которых он  слушается. Это пара погон, которая лежит в верхнем ящике стола. По старой памяти я надеюсь. И это, в общем, в данном случае неплохие советники. И что там будет в действительности, непонятно. Но мы видим в очередной раз, как себя посадила в лужу РПЦ, потому что она ведь думает, что она пришла навсегда. Надолго. Что уже все решено. А это ведь на самом деле то, что происходит сейчас это некие смотрины.

О. БычковаСмотрины чего, кого, куда.

А. НевзоровСмотрины идеологии, смотрины пристрастий. Вот вернулись, попики вернулись, и они снова хотят занять место в жизни. Но как ты знаешь девушкам на смотринах не рекомендует рыгать, чесаться или садиться по большой нужде в углу. А вот они все это делают, не понимая, что с каждым новым таким поступком, а они таких поступков уже насовершали. При абсолютной эфемерности этой так называемой религиозности, которой как ты знаешь, нет. Я вот не видел ни одного верующего человека, который по крайней мере назывался бы верующим и мог бы мне с ходу прочесть Никео-Константинопольский символ веры, хотя обязан был бы это сделать. Не видел я. ….

……… Почитайте Деяние апостолов и Послание апостолов. Где черным по белому прописано, что вы обязаны кротко и внятно каждому дать отчет в своем уповании. То есть это христианская обязанность. Дело не в том, мне или не мне. Любому. И вот никто из них до сих пор не понимает разницу между Акафистом и Антиминсом. То есть это невежество в вопросах религиозных говорит о том, что на самом деле они к ним поразительно равнодушны. Поэтому что будет с Исаакием непонятно. От Полтавченко мало зависит. Потому что этот храм, напоминающий большой чернильный прибор, он все-таки федерального подчинения…..

…….иногда мне приходится объясняться, что это не какой-то атеистический проект, но что он, что вот эти митрополиты с Исаакиевским собором, что Чаплин. Они же дают возможность всем убедиться, они рисуют физиономию православия и становится понятно, что это такое. Это наглость, хамство, православие это злоба. Это доносы и погромы. Казенщина и бесцеремонность. Поэтому очередная выходка очередных хоругвеносцев или оскорбленных это замечательно. Притом, что я думаю, что со временем надо будет всего-навсего перевести это понятие веры в понятие идеология. Поскольку понятно, что конечно речь не идет ни о какой религиозной вере. В отличие от всех своих оппонентов я неплохо знаю и географию и знаю, как вели себя действительно те, кто должен являться для них образцами. То есть святые.

Вспомним Катерину Сиенскую. Катерина Сиенская ходила по госпиталям и у больных из чирьев отсасывала гной. А какая-нибудь там другая святая она впадала после каждого причастия на сутки в транс и придворные дамы ее костяными иглами кололи, чтобы проверить, насколько этот транс реален. Вот я с трудом себе представляю Чаплина, который ходит по московским хосписам и отсасывает гной.
Но зато мы видим, что они используют эту свою веру именно для скандалов, для приобретения недвижимости, я имею в виду так называемых храмовых зданий. И в общем ни о какой вере в ее, скажем так, историческом смысле слова говорить мы здесь вообще не можем….»

Та фиг с ними, с околорелигиозными перепирательствами. Посмотрим что думают о христианстве атеисты. Не в том смысле, что «Не было этого всего, не было!», а наоборот. «Ну ведь что то же было. Дыма без огня не бывает». Т.е. заглянем в душу любопытным атеистам.




Мне нравится! Понравилось: 1
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама