Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Любовь к Пушкину-2

17 октября´05 12:05 Просмотров: 186 Комментариев: 0
С тех пор прошло полгода. Я ехал в Москву. В плацкарт набилась группа школьников, выдавшая себя аканьем.

-- В Лавре были? – с гордостью за киевскую достопримечательность спросил я подростков, понимая, что, в отличие от меня, покидающего край родной, они возвращаются домой, и полны впечатлений от экскурсий по древнерусской столице.

-- Были-были, -- как-то равнодушно ответили ребята, впрочем, точно так же, как и я ответил бы в их возрасте.

Тогда я решил подзадорить их другими словами. Восторженно подняв голову и прищурив глаза, я продекламировал: «Москва, как много в этом слове!..». Мальчики подумали, что я сошел с ума.Какая тут может быть Лавра и Москва? Лучше спроси, сколько пива мы выдули и сколько выкурили тайком от учителей-сопровождающих. Ребятня и впрямь вела хвастливые разговоры о своих проказах, но никак не о величии Матери городов русских или о Москве.

Наконец, появился один из акающих учителей и попросил меня переселиться в другое купе, чтобы ему было удобнее разместить девочек. Я не противился. Девочки – святое.

В другом купе мне даже стало веселее. Милые пожилые белорусы, следующие до Брянска, симпатичная москвичка моих лет. Она всю дорогу, даже во сне, не вынимала наушники плейера из ушей, не давая никаких шансов познакомиться с ней, а, бодрствуя, что-то записывала в свой большой блокнот. Я был уверен, что она пишет дневник, потому что отлично знаю, с каким выражением лица это делается.

Когда поезд достиг Конотопа и мы претерпели первую пограничную проверку, в суматохе я разглядел, что написано в блокноте соседки.

«На часах двенадцать. Прислонивший голову к оконному стеклу, скучающий, утонувший в воротнике свитера зябнущий молодой попутчик, напомнил мне знакомую картинку:

«Уж полночь. В сани он садится.
– Пади, пади! – раздался крик.
Морозной пылью серебрится
Его бобровый воротник»».

17.10.05.


Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама