Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

03.07.2003 0:15

31 октября´05 12:04 Просмотров: 182 Комментариев: 0
- Давай, приходи ко мне, посидим, поболтаем.
- Да нет, Улька, что-то я не в настроении.
- Ну чего ты будешь одна сидеть?
- В другой раз, хорошо?
- Ладно, как хочешь. А то смотри...
Нужно: повесить трубку, взглянуть в зеркало, найти сигареты и зажигалку, подумать о куче несделанных дел и тут же забыть. Потом: постараться выкинуть из головы вообще все, что там завалялось и снова посмотреть в зеркало. Взлохматить волосы, скорчить гримасу, рассмеяться и выйти на балкон. Лето, вечер, гроза.
Начинать сначала сложно. До этого было еще одно начало, до него еще одно, если перебирать их все, окажешься рядом с деревом, под которым стоят мужчина и женщина. У нее в руках яблоко. Нет, апельсин. Хотя и до этого начала было другое, и до него тоже. Но с тех пор во всех историях мужчина, женщина и дальше...
Надо придумать им имена. Например, она ...ну Аля. Александра. А он.... С мужскими именами всегда сложнее. Он, наверное, Алик.Александр. Не Валера же, в самом деле, и не Филлип.
Аля смотрит в зеркало, смеется и выходит на балкон. Гроза еще далеко, а здесь ветерок и мелкий дождик, серое небо, неуютный город. И дома оставаться не хочется. Поэтому Аля делает шаг сквозь балконное ограждение это ведь самый короткий путь на улицу - и спускается по невидимым ступенькам во двор. И уже не ветерок, а ветрище треплет ее волосы, тополя угрожающе раскачиваются, она уворачивается от пролетающей мимо веточки, кутается в ветровку и курит на ходу, может, это не очень красиво, но сегодня как-то все равно.
В это время Алик придумывает, как забрать у сестры ключи от машины и избежать скандала, хотя Але было бы приятнее, если бы он думал о ней. Но, как выяснится чуть позже, размышлять ему следовало бы о том, где припарковаться, потому что гроза еще впереди и тополей во дворах станет меньше. Один свалится за спиной у Али, хлестнув ее веткой по плечу, другой разобьет кому-то окно, еще несколько превратят детскую площадку в непроходимый лабиринт, перегородят внутриквартальные проезды, которые проездами назвать сложно, похоже, их прицельно бомбили. А самый подлый придавит Аликову машину, и от нее останется только воспоминание. Ну и металлолом, конечно.
Аля выходит из двора через одну арку, Алик проезжает в тот же двор через другую, вычисляет нужный подъезд и поднимается на девятый этаж в вонючем лифте. И почему-то вспоминает, что Алька всегда ходит пешком. Впрочем, скоро эти мысли сменяются другими куда подевался этот гад Митя, и почему его мобильный пищит в пустой квартире. Из соседней двери выглядывает старушка и бурчит чего звонишь, нет его! Приходится вернуться в машину и ждать вряд ли Митька ушел далеко, договорились же. А дождь льет уже совсем нешуточный.
В такой ливень приходится натянуть капюшон до бровей и наплевать на то, что в кроссовках хлюпает, а джинсы.. Довольно неприятно, но можно и не обращать на это внимания. А так же не уворачиваться от водяных бомб, летящих из-под колес и вообще не очень заботиться о том, что дорога превратилась в маленькую речку. Все нормальные люди прячутся от грозы, а Аля стоит под высоковольтной линией, запрокинув голову, и ждет, что ей за это будет. Капюшон сдувает ветром, она натягивает его на моментально вымокшие волосы, вытирает лицо мокрыми руками, фыркает, потому что это глупо и спускается на пустой пляж.
Алик пытается слушать радио (в динамиках треск из-за грозы) и вдруг вспоминает название улицы и номер дома, и Альку, которая живет в какой-то из этих одинаковых коробок. За несколько месяцев, все ушло куда-то вглубь и забылось. Ее беспечная улыбка все будет хорошо, я знала, что этим кончится. Острая боль, потом уже не такая острая, привычная, потом пустота. И ощущение, что стал свободнее, и надежда заменить ее кем-то. И единственный запомнившийся сон, в котором Алька уходила слишком быстро, и Алик не мог ее догнать. Серое небо, серый город без названия, серый снег. Ее сон наоборот. А теперь поиск новой любви, которая спасет от удушья. Еще один виток спирали. Дождь.
Аля глохнет от ветра, от раскатов грома и шума дождя. Вода притягивает не только молнии, но и взгляд, вода кажется теплой, хочется нырнуть и согреться. Говорят, на воду нельзя смотреть слишком долго, но это ерунда. Только что-то мешает не дождь и не ветер, слабый звук, неразличимый среди остальных, беспомощное движение, которое Аля фиксирует краем глаза, котенок, забившийся под днище ржавой баржи, у него, оказывается, коготки как бритвы, а голоса уже не осталось. Он мелко дрожит под Алиной ветровкой, а Аля прижимает его к себе и говорит спрячь когти, балбес! Котенок пытается вырваться, но Аля держит крепко, и он замирает, вонзив когти ей в плечо. Вот и хорошо, пошли домой. Все, не бойся, чудовище. И как ты сюда попал?
Гроза уходит. Между вспышкой молнии и раскатом грома можно сосчитать до шести, до десяти, до пятнадцати. Алик делает это по привычке, как в детстве. Капли перестают стучать по крыше, он открывает дверцу и закуривает. Аля идет по двору, промокшая насквозь, и думает, чем накормить зверюгу. В холодильнике пусто. Котенок согрелся и водит по ее плечу уже мягкой лапкой, изредка выпускает коготки и прячет, тычется носом в шею, а Аля боится щекотки. Она все ближе, ближе, Алик узнает ее походку (Алька, ты бродишь, как во сне. Да? Ну, как умею...) и не может пошевелиться.
Аля замедляет шаг и нерешительно останавливается перед его машиной. И радостно улыбается, прочитав все, на что уже не надеялась, в его глазах. Алик выходит ей навстречу, она говорит привет, - потом морщится, из-под ворота ее куртки высовывается круглая усатая мордашка и таращит желтые глазищи. Алик смотрит на то, как Аля стягивает капюшон, встряхивает головой, ласково треплет котенка за шкирку. Она стоит так близко, от нее пахнет дождем и морем, на ресницах дрожит синяя капелька. Такая смешная со своим котом. В горле першит.
- Ты всегда выгуливаешь котов в такую погоду?
- Я его на берегу нашла.
Котенок осторожно прикусывает Алино ухо. Она легонько щелкает его по носу. Алик осторожно смахивает капельку с Алиных ресниц. Нежно, нежно, хочется обнять ее, но что-то не пускает, и он застывает в одном шаге от нее, в половине шага, так далеко, дальше, чем возможно. Аля смотрит удивленно. Алька, девочка моя...
- На берегу?
- Ага. Такой мелкий... Как он туда попал?
- Он, наверное, хотел с тобой встретиться.
- Да? Тогда понятно...
- Да.
Так странно слышать его голос. Все почти забыто, это было давно, давно закончилось. Ее беспомощность, его уверенность, ее сомнения, его настойчивость, головокружение, конец. Пустота и легкость. Ощущение свободы. Боль, но не слишком сильная. Сон, в котором он уходит, а Аля остается одна под серым небом в сером городе без названия среди серых сугробов. Его сон наоборот.
- У меня племянница выпрашивает кошку, похоже, придется сдаться.
- Возьми этого.
- Он тебе не нужен?
- Нужен. Но ты возьми. Ну возьми, правда. Раз племяшка просит!
- Доверишь его мне?
- Конечно. Только ты его не обижай.
- Нет, не буду.
Ветерок опять становится ветром, гонит по небу новые тучи, из которых капает новый дождь. Котенок выглядывает из кармана Аликовой куртки. Аля разглядывает свои мокрые кроссовки, джинсы, прилипшие к ногам. Он рядом, так близко, так хочется уткнуться в его плечо и заплакать. Непонятно, о чем, непонятно, зачем.
- А как ты вообще сюда попал?
- Я с приятелем договорился встретиться. Но его где-то носит.
- А-а-а... Понятно. Ладно, я пойду, мне холодно.
Она уходит, медленно, медленно, делает шаг, другой, и становится тоньше, тоньше, совсем прозрачной и рассыпается на брызги, на водяные шарики. А ветер валит деревья, одно за другим, котенок вырывается и скачет к подвальному окошку, Алик шепчет пока, - но уже некому ответить, от его машины остается немного, это только лето, вечер, гроза.
- Алька, ну давай попробуем просто жить...

Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама