Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

05/04/15 © Ukrainian

Отредактирована 5 апреля´16 10:21 Просмотров: 420 Комментариев: 0

Анастасия Пятерикова при Украине работала танцовщицей в ночном клубе, а в 2014 году стала одним из лидеров луганского «антимайдана».
И кто там только у них лидером не становится?)))

------------

Летом 2014 года Валерий Болотов не контролировал ситуацию, был в перманентном запое. Когда он уехал, областная администрация была пустой: никто из «болотовцев» лезть туда не захотел, многие считали, что дни ЛНР сочтены. Другим полевым командирам вообще не нужна была публичность, их больше интересовали мародерство и насилие.

-----------

Летом 2014 года здесь была такая каша из уголовников и бандитов, что альтернативы практически не было.
(Разумеется. Учитывая, что уголовники, бандиты и прочие танцовщицы в основном и заварили эту кашу)

-----------

Огромное спасибо России, что не оставляет нашу республику, хотя и приходится иметь дело с этими упырями. Один факт — до 19-го «белого конвоя» (автоколонны с официальной помощью Донбассу от МЧС России. На днях прибыл 50-й конвой. — «Газета.Ru») не было ни одного отчета, ни одной накладной или фотографии с пунктов выдачи. Значит, как минимум 19 конвоев разграблены.

-----------

В рядах ополченцев были очень разные люди. Кто-то шел на смерть за идею, но были и наркоманы, садисты, мародеры. Сменившая ополчение народная милиция состоит из тех, кому попросту не на что жить, — в Луганске нет нормальной работы, многие при московских ценах получают зарплату по 5 тыс. руб., поэтому охотно идут в армию, где зарплата начинается от 15 тыс. Но как только возобновятся бои, эти люди первыми побегут к границе с Россией.

-----------

За два года республика никак не развивается. В основе ее экономики стоит контрабанда как с российской, так и с украинской стороны.

-----------

И вишенкой на торт:

"Меня вывозили из Луганска, чтобы избежать ареста СБУ. Потому что на Украине нет закона, сотни таких, как я, сгнили в подвалах или убиты, другие ждут судебного приговора. В Луганск я вернулась принципиально и уезжать никуда не собираюсь. У меня есть чувство долга и обязанности перед людьми, которые в нас поверили. Смерти не боюсь, боюсь не успеть сделать задуманное и принести пользу."

(Вывозили…Ага, потом, когда российско-фашистские войска спасли рейдеров за шкирдон, внезапно «принципиальность»…да, да, да….)))

 

 

 

Типа штурма Авдеевки?))


 

 

Министр: Молодежь вместо прогулок по Ялте на выходных должна пахать на селе

 

Молодежь вместо прогулок «без дела» в Ялте на выходных могла бы проводить с пользой время на селе. Об этом в интервью «Крымской газете» заявил министр сельского хозяйства республики Андрей Григоренко.

«В выходных я бываю в Ялте, у мамы, вижу там много молодых людей, которые бродят по городу-курорту без дела», — отметил чиновник.

 

«В селе есть рабочие места. Но этого мало. Там надо создать такие условия, чтобы человек захотел поехать туда жить. Несколько вещей надо для этого: интересная работа, современные условия труда, хорошая зарплата, жильё с соответствующей инфраструктурой – газ, свет, вода – всё, что положено. И когда у человека есть работа, есть дом, ему нужно где-то отдохнуть, куда-то с женой, детьми выйти и т. д. А это «социалка» – магазины, кинотеатр, спортзал… Эти параметры и заложены в данной программе. В России она работает. Тем более сейчас кризис, работы в городе мало, а в селе она есть», — заявил Григоренко.

 

Колысь помирала моя баба. Була вона стара и груба. И я, юный пионер, кружил над ее одром, как падальщик, спрашивая – кто мы и откуда? Пусть не от Адама, но хотя бы от прадела? Я понимал, шо щас эта злая бабця, мучившая меня целых десять лет мамалыгой, носовыми платками и кипяченым молоком помрет, и вся история обнулится. И бабка, изредка просыпаясь, вспоминала и выдавала места, явки и пароли.

Уже потом, в середине 90-х я поехал в эти Вашкивци, откуда мы произошли. Я понятия не имел что это не те Вашкивци – там два населенных пункта с таким названием, Вижницкого района и Сокирянского. Я бродил пару часов по каком-то жуткому месту, населенному собаками и будяками. А когда вуйки вже вышли с дрючками пидить подозрительного чувака в иностранных ботинках и с сумкой на спине, я объяснил им – в чем дело.

Собралось все село, вожди решали на сходе два часа, и выяснилось, что это другие Вашковцы. А поскольку рейсовый автобус в это гиблое место приходит один раз в месяц – в полнолуние – сякийсь вуйко повез мене на «Ниве» в другие Вашкивци, в правильные, родовые.

А вже когда там узнали, то привели на то место, где була колысь бабына хата, и виновато сказали: «Ну, от якось так...» И предложили пожить в другой хате, якшо треба.
Но у меня были обратные билеты, и я уехал оттуда обратно в Киев.

Только душа моя оттуда не уедет никогда. Я постоянно возвращаюсь в хату, которой давно уже нет.

***
Мы, украинцы, разные. Есть полещуки и волыняки, подоляне и слобожане. Есть лемки и бойки, гуцулы и буковинцы. Мы отличаемся говором, обычаями и вышиванками. Сегодня, например, Значок детально объясняла мне – чем отличается грубА буковинская рельефная вышиванка от гладкой подолянской. Это только для кацапа, чья национальная одежда ватник, кирза и головной убор от фабрики им. Ахунбабаева, все вышиванки одинаковы.

Я внимательно ее слушал. Хотя несколько лет назад, когда хотел подарить знакомой чильничек на «Краине Мрий» безошибочно вышел на те балабоны, которые видел в детстве – красно-черные буковинские. Как акула на кровь. Я не могу это забыть, и даже когда говорю по-украински, из меня через час общения начинают сыпаться все эти «урлепы» и «мерфури».

Но я не собираюсь править свою речь в рамках классического полтавского говора в киевской телевизионной постановке. Я не считаю свой выговор жлобским румынским акцентом, это для меня дорого – все «лапти» и «карны». Каждый говор в Украине – как рисунок на рыцарском щите, и кто ударит копьем в чужой щит – тому придется отвечать на ристалище.

Находясь в рамках одной культуры, мы, украинцы, собираем рассеянные зерна своих субкультур, как драгоценности, и храним их. Да, рассыпано в навоз было много, но мы бережно все соберем. Мы гордимся своими корнями. У нас «полещук» или «гуцул» – это как рыцарский орден и потомственное дворянство.

Почему у нас «гуцул» - это родословная?

Почему у кацапов «мордва» - это ругательство?

Это вопрос не к кафедре, а к кацапам.

***
Дорогой мой лондонский корреспондент. Ваш народ сначала стал малым на своей земле, а потом вообще совершил коллективное самоубийство, разменяв в московском улусе свою самоидентификацию на право служить империи коллежским асессором или маркшейдером в шахте. Все вы «рузские», «советцкие», дети паровоза. А то, что ты пишешься «эрзя»- так это художественный прикол, примара, порожденная твоим сознанием, случайно попавшим в туманный Лондон. На каждой переписи минимум триста человек записывают себя эльфами, альдебаранцами и киммерийцами. Ну, вот ты типа «эрзя», а твой сосед – «мориквенди». И шо?

Ты же на картинке из шести вариантов не определишь эрзянский народный костюм. А я на выставочном развале найду буковинский чильник.

Вы сдохли, как этнос. А мы – нет. Вы стыдитесь своего происхождения, вы по своему рассуждению даже еще не произошли в людей, вы все еще происходите в высшие расы – в лененградцы и масквачи по национальности. Самые продвинутые, как ты, минуя Москву, происходят в лондонцы. А мы гордимся своим происхождением. Мы - герцоги Вашкивецькие и бароны Богуславские, наши родовые грамоты – черно-желтые фотографии предков, документы на трех языках и понимание этих языков.

И вы ревнуете по черному, потомки коммунистического паровоза, который вечно беременный бьющимся в попке лазо.

А то, что ты там пишешь на эрзянском в Лондоне – уже никакого значения не имеет. Скоро ты будешь не только уникальным эрзянским писателем, но и единственным читателем своих писаний на эрзя вал. Я специально попытался скачать ваш словарь, чтобы троллить эрзятину – так его нет. Есть только рукописные сопоставления на ресурсах типа «народ.ру»

Народ, понимаешь, ру. Нет такого народа. Кончился, аки обры.

***

 

Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама