Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Торг

26 ноября´05 18:12 Просмотров: 262 Комментариев: 0
Торг




– Слушай, Мелегорус… – Нолофинвэ запнулся, словно не зная, что сказать дальше. Поведение для него нехарактерное.

– Я тут подумал… зачем нам эта война? Зачем? Наши женщины остаются вдовами, наши дети – сиротами… С Атани это случается рано или поздно, но Эльдар… Понимаешь, умереть-то легко, а вот пережить смерть, зная, что ушедший мог бы жить, и жить счастливо!!!

Мелькор глянул на Воплощенного. В глазах засветился искренний интерес. Он сказал ворчливым тоном:

– Ну вот. Попадешь по своей дурости в какую-нибудь переделку, придешь в Мандос в таком вот виде, и опять обвинят меня… Скажут, что я лишаю Эльдар надежды и жизненной силы. Ты ж на бледную немочь похож! – Мелькор остановился. Реакции не последовало.

– Ну, на ту самую… зверушку, которая шатается между болотами, ловит мух, орет дурным голосом и отвратительно пахнет! – продолжил Вала, надеясь, что нолдо просто никогда бледной немочи не видел и поэтому оскорбления не оценил.

Молчание, опущенные плечи…

– Да чего ты хочешь-то? – не выдержав, рявкнул Вала.

Король нолдор внезапно оживился. Случилось чудо: он стал похож на самого себя.

– Слушай, может, ну её, эту войну, а? Давай помиримся!!!

Мелькор потерял дар речи, способность Петь и челюсть.



* * *

О месте встречи договаривались долго. Естественно, король нолдор самым любезнейшим образом звал старейшего из Айнур погостить в Хитлуме. Мелькор, в свою очередь, был совсем не против увидеть старого знакомого в какой-нибудь из прекрасных башен Ангбанда. Во взаимной любезности оба правителя зашли столь далеко, что о предстоящих переговорах узнали практически все нолдор, три четверти населения Ангбанда, половина Дориата, племя Дарина и два энта. Нельзя сказать, что все заинтересованные лица и морды были довольны, но спорить с королем\Властелином (нужное подчеркнуть) никому не приходило в голову. Мелькор тут же приходил в ярость, и выгнать его оттуда было весьма трудно и удавалось только один раз Саурону и два – Унголиант. Финголфин тут же в кои-то веки становился любезным и обходительным, отчего провинившийся начинал выть уже через неделю. Даже на солнце.

Средиземье замерло в ожидании величайшего события в истории Арды.



* * *

Место встречи изменялось раз десять. Ещё раз двадцать она переносилась по разным весьма объективным и совершенно непреодолимым обстоятельствам. Нельзя сказать, что в этом были повинны высокие договаривающиеся стороны. Наоборот. Каждая из них на разных языках с одинаковым пылом мысленно кляла засилье бюрократии и отсутствие в ближайшем окружении хоть одного здравомыслящего майа (эльфа, нужное подчеркнуть). Первым не выдержал Мелькор и по осанвэ предложил Нолофинвэ послать подданных воевать друг с другом, чтобы не путались под ногами и крыльями, или послаться самим в ближайшую хоббичью пивную. Что и было сделано.



* * *

– Половину Ангбанда, – произнес Нолофинвэ непререкаемым тоном.

Слегка подобревший от первой распитой бутылки Мелькор вполне мирным тоном переспросил:

– Что-что?

– Половину Ангбанда. И мы оставляем тебя в покое. – Глядя на ошеломленный облик Валы, король добавил. – Ты не волнуйся. Мы соседи вполне приличные. И Сильмарили мне лично не нужны. Можешь оставить их себе.

– Обойдешься! – рявкнул Вала, тут же теряя с таким трудом благоприобретенный хмель. Затем любопытство взяло верх над гневом, и он поинтересовался:

– Тебе Ангбанд зачем?

– Пригодится, – невозмутимо ответил эльф.

– Ну, знаешь…

– Ты не думай. Всё честно. По-моему, очень выгодная сделка.

Мелькор решил быть добрым и великодушным. Он до сих пор надеялся, что когда-нибудь эльфы посмотрят на своего короля (или королей) непредвзято, и перед ними раскроется та бездна достоинств, тот поистине несравнимый разум и терпение, коими по праву славился Старейший из Айнур, несправедливо обиженный собратьями, и придут они в то поистине несравненное поселение, которые таится за грозными густыми тучами, закрывающими Ангбанд от наглых орбитолетчиков Тилиона и Ариэн…

Поэтому нахальный эльф остался жив и здоров.

– Давай сменим тему, – миролюбиво предложил Вала.

И рассказывали… Четыреста лет осаждали нолдор Ангбанд… Причем последние двести приказы обоих повелителей неизменно передавались через ближайших помощников…



* * *

Гора бутылок всё росла и росла, причем не только под столом, но и в погребах. И Мелькор, и Финголфин отличались благородством, не всегда схожим, но несомненным.

После долгих обсуждений последних новостей, писем от друзей, биологии, судеб Арды и сортов вин Нолофинвэ вернулся к теме встречи.

– Слушай, я тут подумал – на кой мне твой Ангбанд? Давай так: два дракона, два балрога – и разбегаемся.

– Вот это уже разумней, – одобрил Вала. – Чего тебе там дать-то?

– Два дракона. Два балрога. – Нолофинвэ было замолк, но тут его охватило вдохновение, и он продолжил:

– Батальон орков.

– ЗАЧЕМ??????

– Для опытов, – невозмутимо отозвался король. Мелькор рассмеялся.

– И неуязвимость перед огнем и льдом…

– Будет сделано, – обрадованно отозвался айну.

– … для всех.

Мелькор задумался. На такое сил могло не хватить даже у него.

– А что мне за это будет? – поинтересовался он, пытаясь выиграть время.

– Я же сказал. Мы оставим тебя в покое, – терпеливо напомнил король.

В первое мгновение жизнь Нолофинвэ спас паралич, который настиг Мелькора как раз тогда, когда он собрался напомнить нахалу, кто тут Вала. В конце концов, одно дело – теоретически предполагать возможность наличия в Эа НАСТОЛЬКО наглой личности, с другой – встретиться с нею в реальной жизни.

Затем королю пришло на помощь редко покидающее Валу чувство юмора.

– Твои подданные БУДУТ гореть в огне. А те, кто избежит его, всё равно не спасется.

– Это почему?!!!! – вскинулся эльф…



* * *

И рассказывали: началась Дагор Браголлах… И итог её был для нолдор печален, и король нолдор, преисполнившись гнева и отчаяния, поскакал к воротам Ангбанда и нашел там свою смерть. И так была велика скорбь по нему, что о гибели Финголфина не сложили ни одной песни…



* * *

Эпоха сменяла эпоху. Короли – королей.

И только в «Гарцующем пони» не переводились крепкие напитки.

И нынешний хозяин Маслютик каждый день начинал с благословения той минуты, когда много лет назад (насколько много – не знал, пожалуй, никто из живущих) в пивную вошли две странных личности в темных плащах, закрывающих лица, и навечно заняли самый престижный столик у камина. Потому что вино в «Пони» считалось лучшим в округе, даже когда была допита последняя капля семилетнего пива, обещанного Гэндальфом…



Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама