Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Двадцать первое кольцо

26 ноября´05 18:15 Просмотров: 339 Комментариев: 0
Двадцать первое кольцо




Вот уже третий день… то есть, простите, ночь Саурон выл на Луну.

Волколаки не посещали совместные тренировки и лениво щурились на светило, вспоминая блаженные времена Тол-ин-Гаурхот. Орки настругали затычек в уши и скрылись в темных подземельях. В Гондоре во время редких передышек от внезапных приступов неконтролируемого ужаса горожане бились об заклад, пытаясь решить, в чем провинился один из назгулов и что именно с ним сделали, раз он орет куда более ужасающее, чем обычно.

На третий день Тилион не выдержал. Несколько легкомысленно оставив на произвол судьбы вверенное ему светило, он устремился в Мордор, чуть не свалив по дороге Багровое Око. К его удивлению, Саурон умудрился совместить несовместимое – более или менее эльфячий (если, конечно, смотреть издалека) облик и абсолютно волколачью речь. Поэтому первое восклицание вырвалось у него абсолютно без участия мозга:

– Ну ты даешь! – присвистнул он восхищенно. – И как это у тебя получается, интересно?

– Я тренировался, – Саурон скромно опустил глаза долу и на мгновение замолчал, но тут же спохватился и возобновил вой с утроенной силой.

Тилион зажал уши.

– ЧЕГО ТЫ ОРЕШЬ? – прокричал во всю глотку Водитель Луны.

Вой прекратился. Саурон начал с истинно королевским достоинством:

– Я требую…

– Чего ты требуешь? – обозлился Тилион. – Политического убежища, что ли? Ты все Средиземье запугал! У тебя крыша совсем поехала?

– Не хочешь слушать – не надо, – пожал плечами Саурон и с видимым удовольствием вернулся к прерванному занятию.

Тилион понял свою ошибку и поспешил исправиться.

– Слушай, ну я ж не со зла… Я ж вспыльчивый… Ну, извини, пожалуйста, только помолчи хоть немного! Что ты хочешь?

– Повелитель Тьмы, – мстительно пробурчал Саурон, вспомнив все оскорбления, которыми они награждали друг друга во времена бурной молодости.

– Ну ладно, как хочешь, Повелитель Тьмы, – торопливо произнес Тилион, увидев, что Саурон вытягивает шею.

– Я требую Келебримбора.

Тилион опешил. Он-то уж готовился услышать что-то вроде «Верните колечко» или «Отзовите заразу Олорина» и заранее начал обдумывать, что можно наврать, прежде чем удастся изобрести какую-нибудь заглушку…

– ЗАЧЕМ?!

– Ну ничего себе – «зачем!» Совсем уже совесть потеряли! Кольцо сковать надо!

– Чего, сам разучился? – ехидно осведомился Тилион, но тут же поспешно зажал рот рукой.

Как ни странно, Повелитель Тьмы не обиделся.

– Мне Исилдур моральный и телесный ущерб нанес? Нанес. Пальца у меня нет? Нет. Инвалид я? Инвалид. А так как мне необходим кузнец, я требую Келебримбора. В качестве компенсации.

– А Феанор тебе не подойдет?

– Не-а, – лениво процедил Саурон. – У него характер мерзкий.

«Вот чья бы волколачья морда выла, а твоя бы заткнулась», – подумал Тилион, благоразумно оставив эту мысль при себе.

– Слушай, давай так: я твою… ммм… ну, в общем, я сейчас вернусь на Луну и перешлю Намо твои требования. А ты помолчишь, ладно?

– Нет, – категорично рявкнул Саурон, – вы мне – Келебримбора, а я вам – тишину… все по закону, после 11 вечера.



* * *

Война Кольца замерла. Средиземье опустело. Особенно когда вдоволь накайфовавшиеся волколаки присоединились к повелителю. Новолуние продолжалось уже дней пять – Тилион, загнав свой небесный кораблик в гавань и прикрутив его для надежности лориэнской веревкой к толстому грозовому облаку, отправился в Мандос. Лишь Фродо с Сэмом упорно ползли к огненной горе, вяло удивляясь, куда подевались орки…

Саурон выл.

К счастью, иногда он замолкал.

Этих минут хватало, чтобы пополнить запас воды в домах, а также обсудить последние новости, которых, правда, было совсем немного: что может вообще случиться, если сидеть по домам, замкам и норам безвылазно?

К сожалению, после таких пауз вой у заслуженного Ужаса Средиземья получался еще более оглушающим.

И эта зараза начала распространяться за пределы Покинутых остальными Стихиями земель.

Сначала замерло море: Оссэ сидел на дне, от скуки играя в прятки с дельфинами, для которых по такому случаю изобрел акваланги.

Потом опустело воздушное пространство: орлы осели на Таникветиль и каждое утро будили Королеву Элберет своим клекотом. Король Арды, хорошо известный обитателям Запада и абсолютно неавторитетная личность для населяющих Восток, остался без личной службы новостей, которую заменили постоянные сплетни. За неимением правдивой информации они становились все более и более фантастичными.

Не охотился больше в заповедных лесах Оромэ, не танцевал на полянах знаменитый ансамбль «Нэсса и парнокопытные»...

Только в Мандосе по-прежнему стояла оглушающая тишина.

Когда одни за другим Валар с запасами на первое время стали приходить на постой, Намо еще терпел.

Когда то же самое сделали ваниар, Владыка Судеб нахмурился.

Но когда к воротам табунами стали подходить тэлери, крича хором, что если им нельзя поселиться в Мандосе, потому что они еще живы, то они предлагают срочно выпустить всех нолдор, чтобы исправить это досадное недоразумение, – Намо не выдержал.



Тишина наступила так внезапно, что поначалу показалась не менее оглушительной, нежели совместный вой Саурона и волколаков.

После первого шока армии Средиземья потихоньку начали возвращаться на привычные позиции.

Еще через неделю Мандос покинули Валар и эльфы – причем все сразу, включая Феанора. Намо было уже все равно...



– Ну ты дал! – хохотал Келебримбор.

Сначала он держался несколько настороженно, но после первой же бутылки вина размяк и пришел в хорошее настроение, решив, что даже Саурон лучше камеры одиночного заключения, обитой мягкой тканью – чтобы не слышно было воплей озверевших от абсолютного безделья представителей творческой интеллигенции нолдорского народа, которые к тому же быстро приобретали скверную привычку бросаться на стены, не говоря уже о посетителях из числа майар.

– Наши драгоценные Валар, по-моему, уже тикать собрались. Только Манвэ к Эру отправили, чтобы разрешил с собой эльфов взять...

– Размечтались, – процедил Саурон. А кто мне крепости строить будет?

– Так люди остаются!

– Людские крепости - это для назгулов! А их у меня девять штук, и восемь, между прочим, приличным жильем не обеспечены!

– Добился своего, значит... Зараза ты все-таки, Аннатар, – сказал внук Феанора беззлобно.

– Ну, ты б меня еще Зигуром обозвал! – столь же беззлобно пробурчал темный Властелин, отправляя в рот кусок осетрины.

– Что еще за Зигур?

– Да так, было дело...

– Зачем тебе кольцо-то?

– Да тут еще одни красавцы обнаружились. Ростом с полчеловека, умом с четверть, зато вредностью даже моих волколаков перешибли!

– Покажи их хоть...

Саурон включил палантир. На экране Фродо и Сэм пятились из Мордора.

– Да, дивны дела твои, Эру! – произнес Келебримбор удивленно. – Они что, так задом наперед и ходят? А зачем им тогда глаза?

Саурон недоумевающе уставился на собеседника, а потом оглушающе расхохотался.

– Это же обратная перемотка, дурень!

– И откуда она тут взялась, интересно? – нахмурился нолдо.

– Откуда, откуда... отвертка, два шурупа. И немного мозгов.

– А говоришь - инвалид...

– Ну ты сравнил! Мне надо кольцо сковать! А шурупы главное ввинтить правильно, это и четырьмя пальцами можно сделать!

– А с чего ты взял, что кольцо ковать придется? – прищурился Келебримбор.

– А что?

– А то, что для этих украшеньице из дерева стругать надо. А я тебе не плотник.

– А пожалуй, ты прав... – задумчиво протянул Саурон.

Губы Келебримбора помимо его воли растянулись в улыбке: первый раз за тысячелетия знакомства удалось уесть любимого врага.

Впрочем, скоро его улыбка исчезла.

Кузнец поднялся.

– Ну, я пошел...

– Чего это вдруг? - осведомился Темный Властелин.

– Ну, ты ж меня как специалиста вызывал...

– Да ладно, – махнул рукой Саурон. – Оставайся. Чего ты в Мандосе забыл? Кстати, тут еще Пастыри дерев есть. Это не срочно, но можешь сковать им какой-нибудь поясочек... Наливай давай! А я Драуглуина позову. Чего мы с тобой, как алкоголики, вдвоем хлещем.

– Так он же помер.

– Обижаешь, братан... – протянул Саурон, ставя на стол третий бокал.



* * *

В Мордоре опять было шумно. Впрочем, ни оркам, ни людям это не мешало.

К оглушительной брани Властелина все давно привыкли. Особо забористые перлы входили в сокровищницу орочьей народной музыки и литературы.

Саурон старательно вырезал кольцо из тисового бревнышка толщиной с лапу небольшого орка. Нож, как и меч, он всю жизнь держал в левой руке (разглашение этой суперсекретной информации каралось строже, чем выдача врагу сведений о расположении главных крепостей и численности их гарнизонов). Так что никакого неудобства Властелин не испытывал и ругался исключительно из любви к этому высокому искусству.

Он оторвался от работы только один раз - когда ему доложили о гибели главного назгула.

Вестник уже чувствовал холод секиры на своей шеи, однако Властелин, узнав, как было дело, презрительно процедил, возвращаясь к прерванному занятию:

– Идиот на идиоте, блин... Ты, – четырехпалая рука с зажатым в ней ножом ткнула в направлении ждущего своей участи посланника (тот побледнел), – быстро ко второму назгулу. Передашь мой приказ: транспорт обеспечивать продовольствием перед битвой, а не во время ее! Нашли время мародерствовать!

Вестник сорвался было с места, но повелительный жест заставил его остановиться.

– И скажи ему – пусть переселяется.

Вестник оказался не только при голове, но и при награде. Ошалевший от радости назгул потянул было с пальца кольцо, но опомнился и ограничился мешком золотых монет с личной печатью Арведуи.


* * *

– Ну как? - самодовольно спросил Саурон подошедшего Келебримбора, выуживая из горы щепок маленькое кольцо.

– Обалдеть, – протянул тот совершенно искренне.

Кольцо действительно получилось уникальным: узорчатое, словно кружево, и тонкое, как лезвие ножа, глубокого коричневого цвета... Впечатление было ошеломляющее.

–Я тебе давно говорил: хватит дурить, займись ювелиркой! Ты бы был самым лучшим наследником Феанора! – вырвалось у Келебримбора. К счастью, довольный результатом Саурон не заметил этой дерзости.

– Знаешь, полурослики уже карабкаются на Ородруин! – заявил он гордо.

– А если они бросят кольцо? – поинтересовался Келебримбор, с трудом отрывая взор от завораживающего сокровища.

– Да щаззз! Ты бы бросил?

"Да!" – хотел ответить Келебримбор, но вспомнил загадочный блеск оранжевого огня на гладком золоте... И промолчал.

– Вот то-то же. Произведем взаимовыгодный обмен. А там посмотрим.



* * *

– Я передумал. Кольцо - мое!

Фродо надел его и исчез.

– Ну, я пошел, – помахал Келебримбору Саурон, взгромоздившись на очередное летающее чудище.

Он совершенно забыл о существовании мутировавшего под воздействием силы кольца существа по имени Горлум...



* * *

Прошли года.

Хранители кольца, включая того, кто в борьбе с искушением потерял палец на правой руке, отправились за море.

Умер Арагорн, подлинный король людей.

А однажды в самом глухом месте, о котором ходили слухи, что именно здесь прячется от возмездия проклятый Властелин колец, – а слухи ходили до сих пор, хотя пресс-служба короля каждый год выпускала официальные опровержения, заявляя, что Саурон выслан за Грань, причем бессрочно, – так вот, в самом сердце Дол-Гулдура раздался радостный рык, и через мгновение из сгустившегося тумана выступил огромный волколак с синей шерстью. На левом клыке у него темнело странное тонкое кольцо темно-коричневого цвета, которое когда-то предназначалось славным хоббитам Средиземья.

"Ну, я вам покажу! Вы у меня еще попляшете, не будь я Саурррррррон Горрррртхауррррр!"

Он больше не будет захватывать крепости и башни, создавать армии и переманивать на свою сторону людей.

Опыт показал, что есть средство получше.

Волколак запрокинул голову к Луне и разинул пасть.



Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама