Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Как вам путь? - Немного странный.. отсутствуют деревья.

18 января´06 11:48 Просмотров: 759 Комментариев: 26
Я не часто за свою недолгую жизнь чувствовала себя униженной, зверски порванной и поруганной, но такое случалось и со мной. Наверное, в этом дневнике я хочу рассказать, как я стала такой. Что внутри и вовне породило во мне всю ту жгучую ненависть к миру и яд, которые разъедает меня изнутри и уже никто ничего не сможет с этим поделать. Я стала такой как стала и никто, и ничто не виновато в этом. Люди мне не судьи, я сама себе не судья. Меня никто не может осудить, лишь принять. И пускай это будет жестоко, но я не мучаюсь ни одним своим поступком, ни одной ложью. Я стала тем, чем стала. Я не принимала мир и хотела изменить его. Мир изменил меня.

Случай из жизни. Часть первая. Мне было 10 лет. В тот зимний день я не успела помыть посуду. Да, это было моей обязанностью, но я не успела, потому что учила математику, а потом должна была идти на тренировку, куда опоздать – было бы для меня позором. Становится снова во второй ряд, когда я уже вырвала себе место в первом ряду, хоть и с краю. Нет! Я не могла допустить такого! Я расставила приоритеты. Математика – написать контрольную работу на 4 – это тоже позор. Тренировка – опять во второй ряд даже на одно занятие тоже позор. А вот посуда. Помою, когда выучу математику. Если не успею – после тренировки. Все равно мыть после ужина.
А посуды тогда было много. Я приходила с тренировки после родителей. Я думала они поймут, выслушав, почему я не вымыла посуду. Но отец ничего не захотел слушать. У него в тот день было плохое настроение.
Я как сейчас помню – шла по морозу добрый километр. Я уже мечтала о том, как озябшими руками буду мыть тарелки. Их много, я отогреюсь. В теплых тапочках хотела, вожделела стоять у мойки, перемывая хоть всю посуду в доме. Я окоченела на холоде, я всегда плохо переносила минусовую температуру.
Закоченелыми ручонками я достала ключ, открыла дверь, и сказала весело: "Кто в доме есть живой?".
На кухне горел свет. Мама с папой весело переговаривались. Думаю – обошлось. У всех хорошее настроение. Сейчас помою посудку, поем и опять буду учиться. Вдруг на кухне замолкают. И папин голос: "Иди сюда!" Я отвечаю: "Сейчас, только разуюсь. А что у нас на ужин?". И тут слова: "А ты не заслужила на ужин!". И я понимаю, что сейчас начнется. Что все-таки не обошлось. Я говорю: "Сейчас я помою. Я математику учила. У меня завтра контрольная за четверть. Я все сейчас вымою". Я не успела окончить предложения. Он не слышал меня. Я должна была подойти немедленно. Я же стала отнекиваться и оправдываться. Это было неправильно. Я стала оправдываться – его это всегда раздражало. Он вылетел с кухни с палкой колбасы в руках. Я еще успела подумать, что купили мою любимую колбаску. Сырокопченую. И вдруг эта палка колбасы приземляется на мое лицо. Раз. Второй. И крик прямо в сердце: "Пошла вон! Чтоб через пять минут посуда была вымыта, а ты сидела и училась. Ты сегодня остаешься без ужина!" И я поняла, что тут нечего говорить. Меня не услышат. В тот день я мыла посуду особенно аккуратно, потому что больше всего мне хотелось разбить ее. Всю! Навсегда. Когда я стала тихонько плакать, я получила подзатыльник от матери. Я весь вечер не выходила из комнаты. И не ужинала. Хотя они оба знают, что мне страшно спать голодной. Я боюсь умереть от голода. В ту ночь я уснула лишь потому, что была слишком истощена для того, чтоб бояться.
Я ненавижу сырокопченую колбасу.

Случай из жизни. Часть вторая. Мне 14 лет. Я всегда плохо переносила холод и очень сильно болела зимами. Эпидемия гриппа начиналась с меня. Я заболевала первая и лечилась дольше всех. В ту зиму в конце января, к крещенским морозам я слегла. Температура зашкаливает, жить не хочется. Жар и бред. В общем, все прелести. Тогда мои родители много работали, а ко мне несколько раз в день заглядывала соседка, чтоб дать таблетки и воды. Остальное время я была одна. Я все понимала, и самой большой радостью для меня было, когда в доме снова появлялся кто-то.
Моя мама всегда была противницей врачей и в те дни она тоже лечила меня сама. Но грипп был неумолим. Температура у меня зафиксировалась на 37,0-37,2, я продолжала жутко кашлять и у меня все время болела голова. Тогда я, не слушаясь никого, пошла в поликлинику. У меня оказалось воспаление обоих легких, уже запущенное, в тяжелой форме. По сути, я могла подохнуть с этим чертовым самолечением. У меня не было выхода – только ложиться в больницу. В больницу меня тоже отвозили соседи. У родителей на это не было времени.
Меня положили в одной палате с детдомовской девочкой. Ее звали Вика. Она была такая же нервная, как и я, плохо спала ночами, ее тоже мучили страхи и кошмары, ей было 5 лет, и она все еще ночами писалась в кровать. Мы стали подругами, я выбивала в столовой ей лучшие куски, ограждала от издевательств и насмешек домашних мальчиков. Я была старшей во всем отделении. Надо мной подшучивали 13-летние мальчишки, девочки понимали. Так вот этих 13-летних было трое. Они жили в соседней палате. Они еще не успели начать меня бояться, потому что я была еще очень слаба. В той больнице я два раза чуть не умерла. Один раз господа медсестры забыли обо мне, положив под капельницу. Капельница кончилась, пошел воздух, началась паника. Итог – много крови с вены утекло, и я после этого всегда сидела с Викой, когда ее клали под капельницу. Второй раз, а события, что будут описываться ниже, произошли именно после второго раза, меня накололи антибиотиком, не проверив предварительно мою на него реакцию. Я аллергик и меня жутко обсыпало. У меня разъедало кожу по всему телу, мне было больно двигаться, говорить, дышать. Это был ужас. Я еле вставала, чтоб сходить в туалет. Никогда бы не позволила себе делать это в той постели, где проводила в те дни часы, читая или чаще смотря в потолок или батарею. Иногда мы разговаривали с Викой, иногда даже играли с ней, когда я находила сил двигаться. Но с каждым днем боль стихала. На третью ночь, где-то около трех в нашу палату вошли эти три урода 13-ти лет отроду. Один из них выписывался на следующий день. Они решили повеселиться. Тот, который выписывался, был моего возраста, но учился на год младше. Его звали СОРОКА.
Один из них прижал к себе мертвецки спящую Вику, она до этого плохо спала две ночи и так измотала свой детский организмик, что теперь ей было все по фиг, хоть танки стреляйте. Я тоже, измученная болями разъедаемой изнутри кожи спала сном праведников. Один из этих недоносков связал мне руки и зажал рот. Я проснулась в момент связывания рук, потому не сразу сообразила, что надо орать, что есть мочи, когда сообразила - было поздно. Рука этого рыжего ублюдка уже шарила по моей груди. Он сидел на моих ногах и нагло лыбился от удовольствия. Сука! Нет, меня не насиловали, меня лапали. Бесстыже, дебилистически лапали. Хоть бы изнасиловали, что ли? мне уже тогда терять было нечего. Но меня лапали. Именно. А потом второй присоединился. Третьего явно тошнило от событий, и уже не ясно было - то ли он к Викусе прижимается, то ли Вика к нему. Я стала задыхаться. Мне казалось от того, как они дышат, как смотрят. От рук этих подонков. Я отключилась. Первый и последний раз в жизни я отключилась от сознания.
На следующий день одного из ублюдков выписали. Двое других осталось. Им я отомстила сама. Удивительно, но после этих ночных событий я с еще большим энтузиазмом взялась за выздоровление. Чтоб хотя бы двигаться можно было безболезненно. Одному из них оставалось неделя, другому неизвестно. Я встала на ноги за четыре дня. В течение следующих трех дней я превратила в ад существование одного из подонков. Другого я пока не трогала. Хотела, чтоб побоялся, представил, что я с ним сделаю.
Я изощрялась как только умела в 14 лет. Я проливала ему на голову суп, списывая это на неуклюжесть, ходила по его ногам и ставила стулья, насмехалась над ним, заходила в палату, когда он лежал под капельницей, грозилась выдернуть трубку и пустить в вену воздух, выливала в постель воду и рвала его одежду, пачкала ее и прожигала, не забыв захватить ее, когда шла курить с еще одной девочкой на год младше меня. Я никому не объясняла причин. Просто молча делала. А после каждого шага говорила: "Если ты хоть пискнешь – я расскажу все, что произошло в палате". И мальчик молчал. В последнюю ночь я зашла к нему в палату, села на краю кровати и сказала: "Мы прощаемся с тобой навеки. Я искренне верю, что больше никогда не встречу тебя. Ну вот, ты не знаешь, что я сделаю с тобой в следующий момент. А я знаю. И сделаю, поверь мне". Мне не было противно, я оперлась локтем ему в пах. Он молчал, гордый мальчик, тогда я кулаком ударила его и ушла в палату. Рано утром следующего дня он уехал. Я больше не видела его.
Второй был мне противен в своих страданиях и попытках выпросить прощения. Я не верила в его раскаяние. Ради очистки совести я пару раз напакостила ему, разбила губу, уронила его тарелку и чашку и напоила угольком, раздобытом у медсестер, чтоб у него запор был. И все. Мне было от него противно. Мразь!
Я вышла из больницы через месяц с хроническим гайморитом – осложнение после пневмонии и необузданным желанием мстить. По иронии судьбы тот подонок живет через три дома от меня. Он не знал меня – я не училась в районной школе. Потому он и думал, что останется безнаказанным. Но он так же не знал, что на два года старше его в районной школе учится мой лучший друг и почти брат, что в свое время я первый раз целовалась с человеком, от которого тогда, да и теперь, бегают все наркоши в районе, потому что ему пох кого быть, лишь бы бить. Он не знал – и это было его ошибкой.
Через две недели я завела разговор с Братом. Я спросила – знает ли он СОРОКУ? Тот сказал, что знает, и что таких надо душить в колыбели. Я согласилась. Я спросила – как у этого недоноска дела. Оказывается несколько дней тому Брат и несколько его друзей в очередной раз избили подонка за то, что он зажал в углу свою одноклассницу – маленькую и хрупкую девочку. Я была рада это слышать. Я спросила – можно ли эту скотину избить и для меня. Брат спросил – что случилось. Я рассказала ему всю историю. Он спросил – это когда ты мне звонила, просила, чтоб я приехал, а я придумал отмазку, потому что мне лень было задницу от дивана оторвать? Я подтвердила. Он выматерился. Через три дня он позвонил мне и попросил часам к восьми подойти к одному месту. Есть у нас на районе такое тайное место. Я подошла. Я смотрела, как избивают этого подонка и пятна грязи стекали с души. Я знала, что он сейчас чувствует себя более беспомощным и слабым, чем я тогда, потому что, когда меня позвали по имени, его передернуло, он понял, кто я. Я встала около него, оперлась на Брата и сказала: "Мне даже связывать тебя не надо, ты беспомощен и слаб. Я могла бы тебя сейчас кастрировать, чтоб таких как ты ублюдков не рождалось больше, но я не стану ничего этого делать. Просто запомни меня. Хорошо запомни и больше никогда не попадайся на моем пути. Все ясно?" Он только отвернул голову к земле, ожидая удара. И заплакал! Вот этим слезам я была рада. Я бы лучше сознание потеряла, чем заплакала, а он в слезы. Я хохотала. Ребята вместе со мной.
Я была счастлива и упивалась местью.
Он не показывался в районе моего дома два года. Вообще не показывался. Потом однажды я встретила его. Я смотрела ему прямо в глаза. Я даже остановилась, чтоб посмотреть в его глаза со всей злостью, какой только могла, а потом я заржала ему в лицо. И еще долго хохотала, пока шла мимо и до дома. Он не сказал ни слова, только нервно дернулся. Я знаю, что он боится. И я знаю, что ему есть чего бояться. Меня не мучает совесть.

История из жизни. Часть третья. Мне 15 лет. Я на уроке химии пытаюсь выручить весь класс. Они самые близкие мне люди, единственные друзья, почти семья мне. Я дна более Ии менее ориентируюсь в вопросе о крекинге. Я стою и рассказываю это по таблице, на которой только рисунок и, как назло, ни одной надписи. И вдруг класс начинает ржать. Они смотрят на меня и смеются. Я вдруг понимаю, что, наверное, со мной что-то не так. Я оглядела себя – вроде все нормально – брюки чистые, рубашка тоже, на всякий случай еще раз вытерла рот – вдруг крошка. А ржут все, смотрят на меня и еле сдерживают смех. И у меня начинается паника. Я и так ни черта не понимаю, что говорю, говорю, как зазубрила – может, что не то сказала – а тут еще и... И я вдруг ощущаю слезы, слезы катятся по щекам. Предали. Предатели! Навсегда уйти от них! Предатели! Я совсем одна среди всеобщего смеха. И тогда меня предал весь мой мир. Меня предали самые близкие люди. И я поняла, что если близкие могут предавать, то близких тоже можно предать. С этих пор я стараюсь ограничить себя от друзей и часто говорю, что трое – это уже целый мир. Больше не надо.


Итак, это только начало... Я стала тем, чем стала – безжалостной и жестокой. И мне нравятся такие же люди. Мы только лишь резонаторы боли, посеянной в нас другими и самими собой. И некому нас судить, потому что мы никого не судим, зная, что ничего не делается беспричинно. Любой поступок – это выбор человека и этот выбор надо уважать. Любое слово – это поступок, и его тоже надо уважать.
Пожаловаться
Комментариев (26)
Отсортировать по дате Вниз
vtime    18.01.2006, 19:26
Оценка:  0
vtime
да на счет уважения, сложно уважаю разум а кто то силу а кто и силу разума да все так не кто не знает что верно а что правильно, не сомневайся пока я вирус(жив)
vtime    18.01.2006, 19:20
Оценка:  0
vtime
Чтобы днем было темно, зашторь окна, а ночью стало светло просто зажги огонь (включи свет), проблем нет, не иди туда где может быть опасно, нет опыта ... ты его получишь ... главное не забывай ... ты хороший человек раз написала об этом на общественное обсужение и не уверенна в себе раз прислушиваешься к нашим мнениям
vtime    18.01.2006, 19:14
Оценка:  0
vtime
Не топчи и не разводи, чушь вроде противоречу себе самому ... да нет же пытатся не создавать условия для событий которые тебе не подуше.
Резонатор_Боли    18.01.2006, 19:14
Оценка:  0
Резонатор_Боли
хорошо... уговорил.... насоветовал.... прости, а кто-то просил твоих советов? они кому-то нужны... да, у тебя светлые мысли и чистые помыслы... да, я приняла твою мысль по этому поводу и я уважаю полные образов твои слова. Но о советах тебя и вообще кого-то никто НЕ ПРОСИЛ. Я говорю об уважении, ты, видно, не знаком с таким понятием
vtime    18.01.2006, 19:11
Оценка:  0
vtime
И не разводи в своем доме гадов если у тебя некому ими питатся иначе ты окажешься в чужем доме. ;)
Резонатор_Боли    18.01.2006, 19:11
Оценка:  0
Резонатор_Боли
) я заведу себе змею....))) или птицу
vtime    18.01.2006, 19:04
Оценка:  0
vtime
Сущетсвует мир в котром мы живем, он аресивен, у мира есть слои в слоях группы в групах объекты. Проявление агресии в разных группах разное все зависит от твоей силы и силы других (объектов)участников группы. Слабых много в нижних слоях, и слабые могут себе позволить узреть еще более слабого. Понятия верх и низ лево право абстрактно. Верх это там где высоко до чего мы еще не достигли, низ это то что мы уже прошли идя к верху.
Резонатор_Боли    18.01.2006, 19:04
Оценка:  0
Резонатор_Боли
Мир живет по своим законам - и их неприятие - это исключительно мои проблемы.
Услышала недавно в трамвае.
Абсолютно согласна.
vtime    18.01.2006, 18:44
Оценка:  0
vtime
Когда то давно сказал такие строки:

Вся жизьнь прекрасна и убога в МИГ,
как смотришь на нее, к чему ты друг прывык!

и я хочу чтобы их видели те кому еще приывкать и привыкать быть тем кто он есть. Полюби себя, не топчи тараканов и поуков ими питаются птицы которые так красиво поют. Для каждого в этом мире есть дом. Не ещь то, что тебе противно внутренне, и не губи то что ты не ешь, для людей ты тоже можешь оказатся едой скорей интелектуальной (своеобразный червечек для рыбки) УДАЧИ
Резонатор_Боли    18.01.2006, 18:44
Оценка:  0
Резонатор_Боли
))) я приняла твою мысль
TheSplinter  (аноним)  18.01.2006, 17:25
Оценка:  0
а как насчет явного проявления неуважения к чьему-либо поступку у которого тоже может быть своя причина? это ведь тоже поступок, который нужно уважать! :)))

шучу я.

на самом деле я кажись понял о чем ты. думаю, ты права. :)
Резонатор_Боли    18.01.2006, 17:25
Оценка:  0
Резонатор_Боли
Спасибо за редкое согласие, которое встречаю в мире добрых МАСОК
Грамматей    18.01.2006, 15:40
Оценка:  0
Грамматей
Хм, это как минимум интересно. Буду ждать продолжения.
Резонатор_Боли    18.01.2006, 15:40
Оценка:  0
Резонатор_Боли
Будет вам продолжение сериала! Ха!
Сердце_Урагана  (аноним)  18.01.2006, 15:36
Оценка:  0
Сердце_Урагана
"Любой поступок – это выбор человека и этот выбор надо уважать. Любое слово – это поступок, и его тоже надо уважать."(с)
Браво. Если ты и вправду руководствуешься в жизни этим принципом, ты скорее мудра и крайне осторожна, чем безжалостна и жестока.
А зло, прожитое тобой...мне почему-то кажется, что ты скоро от него избавишься, ты сильная и перерастёшь, преодолеешь
Сил тебе!
Резонатор_Боли    18.01.2006, 15:36
Оценка:  0
Резонатор_Боли
Это и вправду девиз моей жизни. Я стараюсь не осуждать ни зло, ни добро - принять как должное, а не сражаться с ветряными мельницами. Зло я уже пережила.
А есть еще один принцип. Я уважаю чужие поступки, но за любой поступок надо отвечать. Особенно если он направлен против кого-то. И я готова ответить за все, что сделала, делаю и буду делать.
TheSplinter  (аноним)  18.01.2006, 13:01
Оценка:  0
не выживет в смысле как некая личность... потому что многие предпочитают конформизм и приспособленчество, что не есть плохо ибо это природная реакция и тоже позволяет им выжить. но это просто другой выбор.

одни считают — "чтобы не сгореть телу, нужно сгореть духу", другие наоборот... каждому свое.
Резонатор_Боли    18.01.2006, 13:01
Оценка:  0
Резонатор_Боли
это выбор человека. На любой поступок у него есть своя причина. Даже если по твоему мнению она мелка и незначиьтельна, для этого человека огна может заменять вселенную, это могут быть глупые страхи, ночные кошмары, предчувствия, жестокость других (реальная или кажущаяся), это может быть все, что угодно, но это причина ЭТОГО человека. ИТ ее надо уважать. И его поступок надо уважать.
Реклама