Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

в полусвете не скроясь от глаз...

22 февраля´06 15:56 Просмотров: 514 Комментариев: 6
Мы курили на кухне. На открытой форточке, в которую поднимался сигаретный дым, восседала, гордо наблюдая мир, его кошка. Кухня маленькая и тесная, в старой хрущовке, одна из таких кухонь, как я люблю, ничего вычурного, навороченого, новомодного. За окном таяли сосульки и была весна. Смеркалось.
Он поднял карие глаза и посмотрел на меня тяжелым взглядом смертельно раненого человека, будто прощаясь с жизнью.
- Уходи. - услышала я сташный приговор. - Уходи и больше никогда не ищи меня.
- Уйти? - я все еще слабо понимала, что происходит.
- Ты все прекрасно слышала.
Мне вдруг стало очень спокойно. Будь я немного помладше - бросилась бы, наверное, на шею и стала бы вымаливать прощения. Но я уже не была такой.
Я быстро оделась и остановилась в дверях. Он курил, опираясь на сервант, и дым его недорогих сигарет медленно подымался к форточке. Я помню, как несколько лет тому именно в таком расположении ролей, людей и вещей я осознала, что он безумно красив. Именно в этот момент я любила наблюдать его, становиться в дверях кухни и смотреть как он курит. Сердце сжалось болью и я шумно вздохнула.
- Ты виновата сама.
- В чем?
Тишина.
- Прости, если я что-то сделала не так.
Я уже стояла у входной двери. Глупый замок никак не хотел открываться.
- Ты ничего не забыла?
- Вроди нет.
- Забудь что-то.
- Зачем? - я не поняла хода мысли.
- Чтобы я искал тебя.
Я улыбнулась.
- Ты просил меня уйти. Я ухожу. Ты просил не искать тебя - я не буду этого никогда делать.
- Забудь что-то.
- Хорошо.
Я выложила из сумки свою тетрадь со стихами. Все они были написаны от начала наших отношений до этого дня. Все они были его стихами.
- Вернешь мне это. Это самое дорогое, что у меня осталось от наших отношений.
Я спинным мозгом уловила его интерес. Он хотел выйти и все-таки глянуть, что же. Даже сделал шаг, но успокоился и остался в кухне.
Через несколько минут я открыла все-таки дверь, сделала шаг и с шумом захлопнула.
Вот теперь я затаила дыхание. Я понимала, что это еще не точка. Троеточие, запятая, но он не хочет меня отпускать. Он знает обо мне гораздо больше, чем я о себе сама.
Он живет на первом этаже. Я поднялась на два пролета выше и села ждать, что будет дальше. Я выкурила уже около семи сигарет, когда в подъезд вошла девушка.
Она была невысокого роста, воолосы перекрашены в черное, одета в длинный кожаный плащ. Я вздрогнула, когда незнакомка остановилась у его двери и нажала кнопку звонка.
- Заходи, - услышала я знакомый голос. - Ты все принесла?
- Кажется, да.
- Кажется или все?
- Все.
- Это гут. Входи.
Если бы это была его новая возлюбленная, он говорил бы с ней совсем другим тоном. Я прекрасно понимала, что это еще далеко не все. Что я еще слишком глубоко в его сердце. Но я все еще не могла понять, что произошло. Почему он выгнал меня.
Через пятнадцать минут дверь снова открылась и девочка выбежала как ошпаренная. Именно девочка. Ей было лет 14 не больше. Я ухмыльнулась. Нет. Он не по девочкам.
Через несколько минут дверь снова открылась и оттуда вышел он. Волосы по обыкновению завязаны, плащ нараспашку. Он засунул записку в дверь и бымтро вышел из подъезда.
Безусловно я подождала минуты три, давая ему время на вернуться, если что забыл.
Потом подкралась к двери и вытащила записку.
"Я ушел искать тебя на лево, уходи на право... занимайся тем, чем любишь - бесцельно броди по улицам. Я хочу найти тебя. Даже если ты этого не прочтешь я все равно знаю, что тебя нет дома. Ты просто где-то затаптываешь боль."
Я аккуратно засунула записку в дверь и ушла на лево. Я действительно шла очень медленно, уже забыв, что хотела сыграть с ним в прятки.
Я не знаю, сколько так пробродила. Я решила отключить телефон, чтоб никто не доставал глупыми вопросами. Я шла уже по незнакомому району, каким-то переулкам, а к горлу начинал подкатывать комок слез. Наверное, это месть за что-то. Наверное, все действительно кончилось. Я села на мокрую скамейку и закурила. Последняя сигарета. Зажигалка все меня не слушалась. Кой-как подкурив, я бросила ее на асфальт и послышался слабый взрыв. Проделывая этот финт я сломала ноготь на указательном пальце правой руки.
- Наверное, жизнь только начинается. Может застрелиться?
Мной вдруг овладело отчаяние. Неужели все кончено, неужели столько лет жизни ушло в никуда? Что же я, глупая, делала не так? В чем я виновата?
Я поглубже втянула дым сигареты. В этот самый миг с дерева слетела ворона и приземлилась рядом со мной.
- Каррр!
Меня передернуло и сигарета выпала с рук.
Я коротко ругнулась и пошла дальше.
Ноги начали уже подмерзать, в редких окнах горел свет. Я вдруг четко осознала, что мне некуда идти. Родители вот уже два года, как готовы принимать меня в доме исключительно в качестве гостьи. Со своего дома он меня выгнал. Подруг и друзей, у которых можно было бы остаться на ночь у меня нет. А на улице ветренно и сыро.
Я решила еще немного пройтись и пойти к нему просить убежища и объяснений. Но я обещала никогда не искать его. И не буду.
Я подняла глаза, на меня сверху мутнымим глазами смотрела луна. Она выжидала, куда я сверну на следующем перекрестке. Я остановилась в нерешительности, не зная, куда же пойти, как пойти. Я стояла ногами в глубокой луже и смотрела не луну за легкой пеленой облаков.
С поворота на право вышел кто-то и пошел туда, куда мне было прямо. Я устало глянула на этого человека и что-то екнуло внутри. Это был он. Я знала, что это он. Я осмотрелась и увидила, что стою на перекрестке в трех кварталах от нашего дома. Вот это походила. Была же ведь черти знает где.
Человек впереди шел очень медленно, опустив голову. Я пошла за ним. Мы протопали около пятидесяти метров, я медленно приближалась, хотела обогнать. И вдруг он остонавливается достать сигареты. Привычный жест во внутренний карман плаща, меня трясет как в лихорадке и я вижу как медленно, будто в матрице, падает с его руки тетрадь в твердом переплете, я делаю пять шагов и ловлю ее тогда, когда до земли оставалось всего несколько сантиметров. Улыбась, предвкушая свою фразу: "Вот ты мне все и вернул," - поднимаю голову и вижу...
Чужого человека в короткой кожаной куртке, в шапке на коротко остриженой голове, виновато улыбающегося и ничего не понимающего. Сигарета с его рта выпала, а вот у меня в руках ничего не было. Не падала у него никакая тетрадь. Я улыбнулась, пробормотав, что подскользнулась, оступилась, ногу вывернула... В общем, не хотела. Попросила у молодого человека, все так же глупо хлопающего глазами, сигарету и молча двинулась вперед.
Идти. Идти. Только идти. Куда-то все-таки выйду. Может, приютит кто-то. Все реже мне стали встречаться окна, в которых горит свет. прохожих вообще нигде видно не было. На каждом шагу грезились тени чудовищ. И я явно осознавала, что никому я не нужна и жить мне, в принципи, осталось совсем недолго.
О чем я думала тогда? В эти минуты ненавидила ли я кого-то? Жалела ли о чем-то?
Нет. Ни в коем случае. Вот так бродя по улицам я просто накапливала боль. Я вспоминала самые первые месяцы наших отношений, наполненые нежными словами, страстными поцелуями, неисчерпаемым желанием, долгими разговорами, жаркими признаниями, глупой неуверенностью. Вспоминала, как долго не могла осознать его присутствия в собственной жизни. И минута за минутой, взгляд за взглядом, ночь за ночью я вновь и вновь переживала все, искала переломный момент, искала причину сегодняшнего разговора. в чем я виновата?
Когда-то очень давно он сказал мне, что я всегда буду виновата только в том, что он меня любит. Улыбка расползлась по моему лицу. Он тогда не врал, но в этот раз я была виновата еще в чем-то.
Я стала вспоминать, с кем он виделся, с кем говорил, возможно, кто-то догадался шепнуть ему обо мне что-то? Но мы уже вместе долгое время и он бы не стал верить на слово. В чем же я могу быть виновата?
Мне было страшно в эти минуты. Я чувствовала себя маленьким ребенком, вокруг которого вдруг исчез целый мир. И осталась лишь маленькая надежда, что все снова станет на свои места. Луна не могла согреть меня, а пальцы уже очень замерзли.
Тут я вспомнила, что в кошельке должно было остаться немного денег. И действительно я кое-что наскребла. С этим начала искать ночной магазин, чтоб там купить чего-нибудь поесть. Зная, что в нашем районе круглосуточных магазинов не так уж и много, а целый один я пошла именно туда.
В магазине на меня сонно смотрели две дежурные кассирши, один охранник и несколько работников зала.
Я подошла к печенью, но поняла, что печенье мне поможет мало. Взяла себе кефира, булку и решила, что наверное выпью я еще пива, устрою себе праздник. Я подошла к полупустым пивным полкам и на одной из них я вижу...
Нет, этого не может быть. Лежит тетрадь. В твердом зеленом переплете. В линейку. Моя тетрадь, потрепанная на корешках, от бесконечных тасканий в сумке, изрисованная внешне моими каракулями на бесконечных лекциях, моя тетрадь, которую я сейчас открою и первый же стих будет про таблетку-луну... Про луну, будто экстази. От волнения из моих рук падает бутылка кефира, я наклоняюсь поднять ее, уже ищу глазами его, и вдруг замечаю, что никакой тетради на полке нет. И не было. И никто ее не забрал. И никому она не надо. Я отнесла кефир обратно и взяла себе побольше пива. Я надеялась, что завтра утром можно будет поехать к деду и пару недель пожить у него.
Я тогда вышла из магазина на холод и поняла, как же все-таки я чертовски замерзла. Решила забурится в какой-то дворик, а лучше подъезд, потеплее и там переждать ночь, которой оставалось уже отсилы три часа. Это была худшая ночь в моей жизни. Я в конце-концов нашла не закрытый на код подъезд, села там, открыла пиво и укусила булку. Я так вкусно еще никогда не ела. И вдруг мне в голову пришли стихи. Внезапно, жуя булку, запивая ее пивом, ч по своему обыкновению стала их себе шептать под нос:

- В полусвете, не скроясь от глаз,
Я бегу от тебя этой ночью.
В мое сердце врывается страх,
Разрывая мне душу в клочья.
Я пытаюсь забыть твою суть.
Я хочу, чтоб расстаяло дымкой,
То, от чего не могу я уснуть
Этой ночью весенне-зимней.
Я измеряю собой переулки,
Я разлетаюсь в осколки бумаги,
Шаги мои отдаются гулко,
Падая тенью на дно оврага.
И все-равно чувствую рядом
Всю безупречность твоих речей,
Всю изысканность тонкого взгляда
В полусвете бессонных ночей.

- Фенита по обыкновению кончила я. Фенита. Все. Конец. На этом конец. Завтра к деду. Может, приютит?
Я уже говорила с собой вслух, не стесняясь и не боясь. Я просто должна была говорить, чтоб не плакать, но слезы разрывали мне грудь. И я отдалась в руки своему сердцу, что выплеснулось наружу потоком хаотичных слов, обрывков фраз, перемешанных со слезами. Около получаса мои нервы тряслись, словно натянутые струны, покоторым бесжалостно бьешь медиатором, а потом я утихла. Я прислонилась к стене и закрыла глаза. Больше я их не открывала до утра.

Я проснулась от запаха кофе и трезвона будильника. Господи, кто придумал работу? Хотя мне грех жаловаться, мне на работу на десять, а вот моему любимому на девять. Я по обыкновению встала и потянулась за халатом. И только тогда я осознала, что засыпала в подъезде, прислонившись к холодной стенке, и что сегодня по идее воскресенье и ни на какую работу никому из нас не надо. Тогда почему будильник звенел? И запах кофе, которое он варит мне утром. Господи, мне что приснился глупый сон. Неужели все это было просто сном. Я набросила кое-как халат, и пошла за объяснениями на кухню. Он сидел на своем любимом месте под форточкой, на коленях кошка, в руках ручка, на столе лист бумаги, в пепельнице сигарета, в чашке кофе.
- Киць, сделай себе кофе сама. У меня тут такое. Короче, сейчас допишу - прочитаю. Кись, сделаешь кофе сама?
- Сделаю. А как я тут оказалась? И вообще забыла выключить будильник. Сегодня же воскресенье.
- Киця, воскресенье было вчера. Сегодня понедельник и тебе на работу.
- А где я вчера уснула?
- Киць. Делай кофе опоздаешь. И не отвлекай меня глупыми вопросами - у меня на плече ты уснула.
"Да, это был только сон," - пронеслось в моей голове.
Я заварила кофе, подкурила и села напротив него.
Он поднял карие глаза и посмотрел на меня тяжелым взглядом смертельно раненого человека, будто прощаясь с жизнью.
- Киць, я тут написал. Можно прочту?
- Ну, удиви меня.
- В полусвете, не скроясь от глаз,
Я бегу от тебя этой ночью.
В мое сердце врывается страх,
Разрывая мне душу в клочья.
Я пытаюсь забыть твою суть.
Я хочу, чтоб расстаяло дымкой,
То, от чего не могу я уснуть
Этой ночью весенне-зимней.
Я измеряю собой переулки,
Я разлетаюсь в осколки бумаги,
Шаги мои отдаются гулко,
Падая тенью на дно оврага.
И все-равно чувствую рядом
Всю безупречность твоих речей,
Всю изысканность тонкого взгляда
В полусвете бессонных ночей.
Меня передернуло. вот это совпадением точно не могло быть. И тут я как сквозь сон слышу его голос:
- Уходи. Ты сама в этом виновата.
Нет, неужели это был не сон?
- В чем? Хоть сейчас скажи мне, в чем я виновата?
- В том, что я люблю тебя. Уходи, ты опоздаешь. А, и купишь по дороге домой... А хотя я сам выйду куплю.
- Скажи мне, что произошло?
- Зачем тебе это знать?
- Где я вчера уснула?
- У меня на плече.
- Врешь.
- Возможно. Киць, тебе правда пора. Уходи. И не смей передо мной пееодеваться иначе, я тебе обещаю, что ты опоздаешь. Беги.
Я вышла с кухни.
И тут вдруг мой взгляд упал на руки. У меня был сломан ноготь на указательном пальце правой руки.
И остается вопрос - это было в действительности или это был сон?
Мне нравится! Понравилось: 1
Пожаловаться
Комментариев (6)
Отсортировать по дате Вниз
sakhno    27.02.2006, 09:11
Оценка:  0
sakhno
очень даже сурйозно говорю!
sakhno    23.02.2006, 08:47
Оценка:  0
sakhno
в журнал!
на печать! (в "единственную" или типа того)
Живая_    23.02.2006, 08:47
Оценка:  0
Живая_
Издеваешься???? издевайся-издевайся
Сергиус    22.02.2006, 18:52
Оценка:  0
Сергиус
о, ты дописала... супер...
Сергиус    22.02.2006, 16:13
Оценка:  0
Сергиус
очень красиво. это автобиографизм или вымысел ?
Живая_    22.02.2006, 16:13
Оценка:  0
Живая_
Полностью от А до Я вымысел
Реклама
Реклама