Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

ПУГОВИЦА

2 марта´06 11:56 Просмотров: 356 Комментариев: 1
С утра Захар собирался погладить сорочку.
Подогрев утюг, он плюнул на горячий никель. Комната наполнилась едким жёлтым паром. Захар хмыкнул, пожал плечами и выдернул штепсель.
Открыл дверь на балкон. Бессонная метель, кружившая всю ночь, улеглась, и теперь крупные снежинки падали ровно и прилипали к шарфам прохожих.
Он достал сигарету и щёлкнул зажигалкой. Затянулся. Фильтр приклеился к уголку рта, пальцы соскользнули и сжали тлеющий пепел. Захар промычал какое-то ругательство и стал судорожно тереть руку о штаны. Снова чиркнул зажигалкой. Огня не было. Попробовал ещё раз, ещё и ещё. Зажигалка издала лишь слабое шипение. Он чертыхнулся и бросил вниз бесполезную вещицу.
От нечего делать позвонил в службу точного времени. Короткие гудки. Положил трубку. Электронное табло на столе показывало замысловатые символы.
Снегопад усилился.
Пуховая тишина никак не увязывалась с истерикой летящих хлопьев.
- Ни красок, ни звуков, - подумал Захар, - белизна, точки, ниточки, клеточки, веточки, сеточка, всё прозрачно. Или: стерильный свет, кафель, никель, ель, но в конусе того же света. Для разнообразия - темнота.
Он набросил пальто и вышел на улицу.
Несмотря на позднее утро, бледно-зеленоватые фонари не выключили, и ... снился ранний зимний вечер, в снегу замёрзшие трамваи, и на столе её, пылая, звенят рождественские свечи. И снились синие ресницы, и губ холодные движенья, и Водолея колесницы... а, врочем, ему ничего давно уже не снилось. Он проваливался, едва донеся голову до подушки. Говорят, здоровый сон.
А в это время весь прогрессивный католицизм пылал сплошной рождественской ёлкой и благоухал хвоей, свечами, благовониями, сандаловыми шашками, марципаном, яблоками, орехами, корицей, ванилью, шоколадом, полиролями, аэрозолями, колокольчиками, шарманками, костёлами. С нездоровым блеском сияющих витрин машут руками Санта - Клаусы, Вайнахтсманы, Пэрноэли и гномы. Миллионы Щелкунчиков самозабвенно двигают квадратными челюстями, забыв о своём предназначении, и лет сто уже не встречаясь с Мышиным Королём. Трубят рога, бряцает упряжь, из оленьих ноздрей валит пар, по лесу разносятся звуки фанфар, но снега нет. И к счастью.
"... Как хорошо, что температура практически не падает ниже нуля, можно будет сэкономить немного угля, ведь он дорожает с каждым годом. Вы знаете, в прошлом году на Рождество был такой мороз, что под утро окно в гостинной покрывалось изнутри инеем. Хотя мы и топили по два часа в день, спать приходилось в спальных мешках. Всё-таки Гюнтер прав, что уголь нужно экономить. Правда в этом году дети не могут лепить снежную бабу, но зато не придётся убирать вазочки из палисадника и накрывать кусты плёнкой. А если Гюнтеру дадут несколько дней отпуска, мы поедем в Альпы..."
Захар не заметил, как добрёл до какого-то перекрёстка. Островок остановки был почти пуст. В сугробах слежвашегося снега выбитыми зубцами зияли проходы.
Открывающиеся двери трамвая разорвали заманчивый STIMOROL на S - M - OL, Small, the smallest, маленький такой, как зубчик чеснока, вымоченный в самогоне, Как затхло-кислый запах зимних вещей, как дурман дряных сигарет с примесью пота, как головокружительный аромат дешёвого мыла с радостным бризом валерьянки и гуманитарных таблеток, как жареный лук на лестничных клетках. "... О, Вы, конечно, извините, но у меня создалось впечатление, что все русские фрау зимой пахнут луком. Это ваша национальная еда?" Патриотизм заключается в гордом "Да!".
Девушка без оглядки бросилась к закрывающейся двери. Так на дорожном знаке изображают летящую косулю. Дальше долгий приближающийся вой автомобильного сигнала и шуршание шин по ледяной дорожке слились воедино. Захар машинально ухватился за попавшийся под руку пояс пальто и рванул на себя. "Бэха" пролетела мимо, ослепив его ледяным вихрем.
Снежинки падали в глухой тишине. Где-то уже матерился водитель, движения прохожих плавно замедлялись, менялись сигналы светофоров, на перекрёстке образовывалась пробка.
Она повернула изумлённое лицо. Тонкие правильные черты, полные трепетной свежести. Захар посмотрел на её выразительные губы и почему-то вспомнил яркую бабочку, приколотую как-то друзьями к ковру в гостинной. Аквариум нечаянно разбился и расплескал предчувствие дождя, к слюде стрекоз вернулась легкокрылость...
Такие краски живут лишь в радужных воспоминаниях, в детском мировосприятии и в сюрреалистических снах. Но из всего этого осталось только первое, да и оно ежеминутно испарялось, словно незакрытый спирт. Линяло, как новые когда-то джинсы, растворялось, как отбеливатель "ACE" и наконец доходило до совершенства. "Новый TIDE - потрясающая белизна!" Да такая, что потрясённому глазу и остановиться-то не на чем. А зачем?
- Господи, что же произошло? - наконец вымолвила она.
И тут захар заметил на снегу маленький чёрный кружочек. Он чернел, как кусок антрацита, как глаза азиата, как дно Коцита, как бархат бабочки официанта, словно клавиши фортепьяно и отверстия флейты-сопрано.
- Да ничего особенного, - ответил он, - вы просто пуговичку потеряли. Вот и всё.
Он поднял предмет, взял девушку за руку, положил пуговицу на замшевую ладонь её перчатки и зашагал прочь.

1998-2006
Пожаловаться
Комментариев (1)
Полiнезiя    02.03.2006, 19:38
Оценка:  0
Полiнезiя
прочитане вирвало з дійсності на декілька довгих хвилин... не розуміла, де перебуваю... ага, тож на сторінці твого щоденника... значить - лишаю тут слід
Реклама
Реклама