Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Просьба помиловать_Часть 3

25 апреля´07 21:30 Просмотров: 365 Комментариев: 2
«Голин ханум, душечка, ты знаешь, что когда я пришла в дом к ГодаАли, помилуй господи, три года мы прожили так, что Сакине Сольтан своего мужа моим попрекала, ГодаАли меня боготворил, носил на руках».

«Но в то время я не смогла понести. И так было, что, не дай боже, мой муж укорял меня, что, мол, ребенка хочу, напротив, каждую ночь садился добрый мой и говорил: «Что делать мне с этим злосчастьем? Бездетен я. И сколько лечился, и молился, так отцом и не стал». До того дошло, что однажды вечером при мне заплакал и сказал: «если ты дашь согласие, я возьму временную жену, чтоб тебе по дому помогала, а как появится ребенок, разведусь с ней, а ты будешь растить его, как своего собственного». Я, прости господи, проглотила те слова и ответила: «Нет никакой разницы… Я это сама сделаю».

«На следующий день отдела чадру я и пошла сватать для своего мужа Хадиджу, дочь Хусейна, того, который готовит маст(1), уродливую, черную, лицо же ее все было покрыто оспинами. Когда Хадиджа пришла к нам в дом, никак наесться не могла, какая была. А если тронуть ее, так и дух бы вышел весь. Что ж, я была хозяйкой в доме, Хадиджа и работала и готовила еду, но, госпожа, не прошло и месяца, как похорошела да пополнела, кости начали крошиться, а живот ее перестал принимать свежее мясо. В то время она забрюхатела. Ясно было, Хадиджа теперь здесь на долго. Все мысли моего мужа были вокруг нее. Если на сороковом дню зимы ей хотелось вишни, ГодаАли в лепешку расшибался, а доставал ей. В жизни моей началась череда черных дней! Каждый вечер, как ГодаАга приходил домой, приносил в платочке Хадидже кардамона и цветов, а я жила в доме лишь по его милости. Хадиджа, дочь Хусейна, готовящего маст, у которой, когда она пришла к нам в дом, по одному башмаку уже можно было петь погребальную песню, а другой был не лучше первого, стала со мной спесивою. И вот тогда я начала кусать локти: поняла я, какую жестокую ошибку совершила!»

«Госпожа, девять месяцев я сносила все, стиснув зубы. И на улице да перед соседями пыталась и виду не подавать. Но в те дни, когда моего мужа не было дома, Хадиджа за все получала сполна. Ей небо казалось с овчинку. А перед мужем я на нее наговаривала: «на старости влюбился в лупоглазую лягушку! И совсем это не твой ребенок! Дурное семя! Хадиджа от МашдиТаги, ложечника, понесла». Хадиджа тоже мне делала гадости и перед ГодаАгой на меня возводила поклеп. Какую муку я им устраивала, каждый день у нас был не дом, а базарная площадь, где ни слова сказать, ни услышать. Мы разругались со всеми соседями, от скандалов наших они измучались. А у меня сердце было не на месте: не дай Бог, будет мальчик.

Тогда пошла я, открыла книги и навела колдовство да порчу. Господь - свидетель действия свинины, которую съела Хадиджа – колдовство на ней не сказалось. День за днем толстела, пока через девять месяцев, девять дней, девять часов и девять минут Хадиджа ханум ни родила. И что? Мальчика!»

«Госпожа, стала мне в доме мужа моего грош цена! Не знаю, как уж Хадиджа приворожила ли али дала что ГодаАге съест. Но, душенька, поверьте, эта оборванка, которую я сама взяла из трущоб, она видела меня насквозь. Однажды перед мужем она мне заявила: «АзизАга, если не трудно, постирай пеленки для мальчика, а то у меня руки не доходят».

«Она как это сказала, так меня всю огнем схватило, перед ГодаАгой вырвалось из меня все, что я думала и о ней и о ее ребенке, мужу сказала, чтоб развод мне дал. Но он, прости господи, поцеловал мои руки и ответил: «Зачем ты так? Как бы молоко не повредило ребеночку. Когда у тебя так же появится дитя, то дам Хадидже развод».

«С того дня мысли мои не давали мне ни спать, ни есть. Помилует ли Бог, но мне хотелось сжечь Хадидже сердце. Однажды, когда она ушла в баню, и дом опустел, я подошла к люльке ребенка, отстегнула булавку от воротника, отвернулась и воткнула ее до самого конца в родничок малого. И быстро вышла из комнаты. Госпожа, этот ребенок не смолкал два дня и две ночи. Каждый его крик срывал оковы с моего сердца. Как за него молились, лечили, все было напрасно. На утро второго дня он умер.»

«Ну, понятно, и Хадиджа, и муж мой плакали по ребенку, страдали, а мне казалось, что мне в печенку налили ледяной воды.»

«Я про себя думала, что, по крайней мере, осталась только эта тоска по мальчику в их сердцах, а мальчонки нет больше. Прошло два месяца, и снова Хадиджа забеременела. Что мне было делать? Госпожа, я клянусь Хусейном, царским отроком, что с того горестного дня пролежала без чувств, больная, в пастели два месяца. А через девять месяцев Хадиджа вновь произвела сына, и вновь стала милой и любимой. ГодаАли сходил с ума по этому ребенку, и как Господь давал Моисееву племени манну, так же Он дал ему мальчика с золотым чубом! Два дня просидел дома и спеленатого ребенка, похожего на цветочный пестик, держал при себе и все смотрел на него.»

--------
(1) молочный напиток, напоминающий Тан или Айран

Пожаловаться
Комментариев (2)
Отсортировать по дате Вниз
УльтаЛиа    25.04.2007, 23:26
Оценка:  0
УльтаЛиа
айран пробовала......
индига    25.04.2007, 23:26
Оценка:  0
индига
))) очень от похмелья помогает)))))
Реклама
Реклама