Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Просьба помиловать_Часть4

26 апреля´07 13:32 Просмотров: 240 Комментариев: 0
«И все пошло по второму кругу! Госпожа, я была сама не своя, не могла даже видеть эту вторую жену и ее ребенка, однажды, пока Хадиджа была занята, я вновь отстегнула нашейную булавку и воткнула ее в родничок младенца. И этот ребенок умер через день. Конечно же, опять поднялись рыдания да плач. Вы не знаете, что я чувствовала в этот раз! Но вот с одной стороны, как же радовалась я, что Хадидже так сильно навредила с этим мальчишкой, а с другой, все думала… ведь теперь на мне было две крови. Из-за этого ребенка стала заикаться, все думала о нем, плакала, так обливалась слезами, что Хадиджа и ГодаАли жалели меня и все удивлялись, что это я так сильно ребенка второй жены полюбила. Но я-то плакала не по нему, а по себе, о дне Воскресения, Суда Страшного плакала. Той ночью муж мой сказал мне: «Видать, не судьба мне отцом стать. Видишь, не приживаются детишки мои, помирают».

«Не прошло и сорока дней, как опять Хадиджа зачала, а муж мой за этого ребенка какие только обеты не давал, молитвы не возносил. Поклялся, что если будет девочка, то отдаст ее человеку из рода Мухаммеда, сейиду, а если мальчик, назовет его Хусейном и не будет стричь его до восьми годов. А потом возьмет золота по весу их и поедет с ребенком в Кербелу. Через восемь месяцев и десять дней Хадиджа разрешилась третьим мальчиком, но на этот раз она ни на миг не покидала его. Я же разрывалась на части, убивать ли третьего или что-нибудь сделать, чтоб ГдаАли с Хадиджей развелся, но все это были пустые мысли. Хадиджа вновь стала хозяйкой дома и начала командовать, от самомнения надулась, каждая же ее дерзость ранила мое сердце точно острым ножом. Приказывать стала мне, и не было выше ее слова в доме. Все это закончилось, когда ее ребенку исполнилось четыре месяца».

«Каждый день и каждую ночь гадала я, убивать ребенка или нет, пока как-то вечером мы с Хадиджей сильно не разругались, и тогда я себе пообещала избавиться от ХусейнАги. Караулила я два дня, на второй Хадиджа вышла за фиалками в аптечную лавку, в переулок. Я же побежала в комнату, где спал ребенок, и достала его из люльки. Отстегнула булавку с ворота, но когда уже хотела воткнуть ее в лоб младенцу, он проснулся и вместо того, чтобы заплакать, засмеялся мне в лицо. Госпожа, вы не представляете, что тут со мной сделалось. Рука сама опустилась. Я не решилась: сердце-то у меня не каменное. Я положила ребенка на место и выбежала из комнаты. И тогда я сказала себе: в чем тут вина ребенка? Но дым не сам по себе, а от чурбана подымается. Чтоб успокоить себя, нужно мать его сжить со свету».

«Госпожа, сейчас, как вам рассказываю, так вся дрожу, но что тут поделать? Случилось все это потому, как сильно переживала я: муж сделал меня прислужкой у дочери мастбанда ! Да не донесут Господь и земля слова мои до него».

«Украла я у Хадиджы локон, принесла его Ибрагиму, знахарю-еврею, который жил в квартале Рах-е чаман, навела на него порчу, кинула подкову в огонь/ Ибрагим взял с меня три тумана, чтоб на нее колдовство наслать, дал мне слово, что и недели не пройдет, как умрет Хадиджа! Но на деле прошел месяц, а Хадиджа день за днем все толстела, точно гора целая становилась! … Госпожа, я уверена, что от колдовства и порчи и всего такого не ослабела она».

Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама