Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Продолжение

27 апреля´07 21:13 Просмотров: 406 Комментариев: 0
Решив, что с непонятным городом он разберется завтра, Димоныч вырубил компьютер и пошел к выходу. Около кабинета программиста толпились люди и стояла непонятная суматоха. Димоныч подошел поближе, в этот момент дверь кабинета открылась и два санитара в грязно белых халатах вынесли оттуда кого то, лежащего на носилках и накрытого белой простыней. «Что случилось?» - негромко спросил Димоныч у начальника транспортного средства, задумчиво растирающего свой красный нос. «Дык, это, понимаешь, сервер упал. Плохо с программистом!»- также тихо ответил тот. «Что, инфаркт?» - спросил Димоныч, зная, как продвинутый пользователь, что падение сервира означает зависание всех программ. «Да нет», - ответил оппонент Димоныча, - он ему на голову упал. Ребята какое то пиво искали, ну и уронили случайно…». «Понятно», - уже ни к кому не обращаясь произнес Димоныч и пошел к лифту. Судьба программиста интересовала его мало, гораздо в большей степени его Димоныча волновал хаос, творившийся в его квартире. Вообще то был он человеком очень аккуратным, порядок любил и наводил его не реже, чем раз в два года. Однако на этот раз порядок был наведен как раз два года назад и пригласить Красавицу в неприбранное жилье Димоныч просто не мог. Понимая, что навести порядок самому ему будет явно не по силам, решил он прибегнуть к услугам какой-нибудь женщины. Сев в своё авто, Димоныч запустил чихающий как от туберкулеза двигатель и задумался. Ни одной знакомой женщины, которая могла бы помочь Димонычу в столь щекотливой ситуации, на ум не приходило. Не помогло и изучении замусоленной записной книжки. «Ну что ж, если халява не катит, придется платить деньги» - грустно решил Димоныч, рассчитывая, что потраченные дензнаки окупятся сторицей после падения к его ногам Красавицы из какого то там непонятного города. Врубив заднюю скорость, он резко сдал назад. Судя по звуку, бампер его автомобиля, предусмотрительно выполненный из куска рельса, столкнулся с каким то препятствием. В зеркале заднего вида был виден черный блестящий автомобиль. Димоныч сдал вперед и вышел из машины. Сзади стоял «Мерседес 600», только что лишившийся бампера, фар и решетки радиатора. «А не хрен здесь ставить, - подумал Димоныч, привычным жестом снимая мерседесовскую эмблему с капота поврежденного автомобиля. – не видит, что ли, я здесь стою! Хотя за запасную эмблемку – спасибо». Прилепив на лобовое стекло утратившего свой шик монстра немецкого автопрома записку «Надеюсь, ты застрахован, мой друг», выполненную типографским способом специально для таких случаев, Димоныч гордо уселся в свое авто. Вырулив на улицу, Димоныч лихо перестроился через три полосы под скрежет тормозов и направив автомашину в сторону Ленинградского шоссе, где по его представлению женщину за деньги он мог найти в любое время суток.

Осознав тщетность попыток поймать машину, Ирэн пошла на остановку автобуса. Однако в пришедшем автобусе на этот раз никто не спешил уступить Ирэн место, то ли потому, что эксклюзивный парфюм выветрился, толи потому что его благородный запах перебил мощный перегар, исходивший от явно успевших опохмелиться мужчин. Все время до нужной остановки Ирэн вынуждена была стоять, прислонившись к поручню, что окончательно испортило её настроение. Около дома, где жила подруга перекопано было практически все. «Клад что ли искали?»- брезгливо подумала Ирэн, стараясь не попасть в грязь своими лакированными лаптями. Впрочем, она была недалека от истины. Работники ЖЭКа уже неделю при помощи экскаватора, водки и экстрасенса искали прорвавшуюся трубу. Поскольку водки было много, а экстрасенс по совместительству был еще и экскаваторщиком, поиски затягивались и подача воды в дом до следующей пятилетки явно находилась под большим вопросом. Подойдя к нужной двери, Ирэн взялась за веревку, ведущую к корабельному колоколу. Этот колокол вместо испорченного им же звонка подруге подарил предыдущий бой-френд – матрос буксира, любитель экзотики и рассказов о романтике лесосплава, о настоящей мужской дружбе и любви боцмана и старпома. И о коварной буфетчице, пытающейся разрушить эту настоящую любовь. Предусмотрительно заткнув уши, Ирэн несколько раз дернула веревку. Звук колокола раскатился по подъезду, вынесся на улицу, пронесся над площадью, заставив взлететь недоеденных бомжами в силу хорошей реакции стаю голубей и унесся в просторы тайги. За дверью было по прежнему тихо. «Дрыхнет, кошелка!», - со злобой подумала Ирэн и с силой врезала по двери ногой. Дверь немедленно отворилась, пропуская Ирэн во внутрь. По середине единственной комнаты на полу лежало несколько сдвинутых спортивных матов, заботливо уворованных из ближайшей школы пре-предыдущем бой-френдом подруги и благодаря покрывалу из парусины и стараниям местного Дизайнера теперь горда именовавшимся «Царским ложем». На ложе возлежала подруга, укрытая роскошным меховым одеялом из меха натурального плюшевого медведя. Медведь был подарен её отцом на день рождения и освежеван к концу праздника по причине проведенному в связи с распитием паленой водки сафари дарителем. «Подъем!!!» - заорала Ирэн, сопровождая команду увесистым пинком. Однако ни команда, ни пинок желаемого результата не принесли, подруга даже не шевелилась. «Так-с, значим дрыхнем и вставать не собираемся.» - вслух произнесла Ирэн и направилась в ванную комнату, - «Спасать единственную и верную подругу в столь историческое время мы не изволим, кикимора узкоглазая…. Ну ничего, Кабыздох тоже двигаться не хотел». С этим словами Ирэн наполнила грязный таз водой и рассчитанным движением вылила воду прямо в лицо подруги. Через долю секунды подруга сидела посередине лужи и хлопая длинными узкими косыми глазами смотрела на Ирэн. «Подъем» - жестко сказала Ирэн, - «У тебя 15 минут на сборы. Мы едем к Кутюрье!», после чего горда проследовала в кухню. Красота требовала жертв и первая жертва, громко стуча от холода зубами, уже одевалась в комнате.

Зульмаха стояла на Ленинградском шоссе и проклинала судьбу, подруг и свое любопытство. Со слов подруг, стоя на Ленинградке можно было неплохо провести время. К ней должен был подъехать мужчина на хорошей машине, отвезти домой или в сауну, накормить всякими вкусностями, напоить шампусиком, заняться с ней любовью и дать еще денег. Что такое заниматься любовью, Зульмаха себе представляла довольно смутно, но делавшая по дому всю работу, считала, что справится с чем угодно. Так же непонятно было, зачем пить шампунь, вещь по её мнению совсем невкусную и противно пенящуюся, но пил же последний мамин хахель жидкость для омывания стекол, одеколон и вообще все, что хотя бы отдаленно пахло спиртным. Мужчины вообще странные создания. В результате же все четверо подруг, с которыми она приехала на Ленинградку, уже разъехались с мужчинами на хороших машинах, с глумливыми улыбочками помахав ей на прощание рукой, и только она одна стояла как дура на обочине, выставив на подобие героини любимого фильма «Красотка» ногу в шерстяном с аккуратными заплатками чулке. Проезжающие мимо машины почему то не останавливались, красивые и богатые прЫнцы под ноги ей не бросались. К тому же Зульмахе уже отчаянно хотелось есть. Веся при своем росте метр сорок как раз 140 килограмм, Зульмаха постоянно что то жевала и оставить её на обочине Ленинградки с одним недоеденным кем то гамбургером со стороны подруг было очень жестоко. Наконец бог услышал её молитвы и около Зульмахи остановился автомобиль неопределенного цвета и неопределенной марки. «Ого! Мерс!» - с уважением подумала Зульмаха, глядя на сверкающую на солнце эмблему – «Во подруги офигеют!». Из машины вальяжно вышел мужчина в черном костюме и сандалиях на босу ногу. «Снимаешься?» - ласково спросил он у Зульмахи. «Про кино он, что ли» - пронеслось в голове у девчонки – «Режиссер, наверное!» и на всякий случай покачала головой. В кино она сниматься очень хотела и знакомство с режиссером ей показалось совсем не лишним. «Сколько?» - так же ласково спросил мужчина – «пятьсот хватит?». Что пятьсот, Зульмаха не поняла, но на всякий случай опять закивала головой. «Вот и ладно, договорились» - на этот раз более жестко произнес мужчина – «Садись в машину!». Зульмаха, робея от присутствия режиссера, подошла к чадящему авто. Мужчина уперся ногой в кузов автомобиля и рывком открыл дверь, подал Зульмахе руку и помог усесться на переднее сиденье. «Еще им культурный» - радостно подумала Зульмаха – «Значит не врали подруги про хорошее время провождение. Это Вам не дискотека в соседнем подвале. Жизнь открывала новые радужные перспективы.

Кабыздох открыл головой дверь в подъезд и стараясь не проглотить дрожащего, но почему то молчащего котенка, направился к двери квартиры. Около двери на ступеньках сидела проживающая в его квартире девиц. «Старшая вернулась, - подумал Кабыздох, - опять где то ключи посеяла, бестолочь…. Интересно, сколько ей времени надо, что бы додуматься дверь толкнуть? Или так и умрет от голода на пороге, глупая человеческая особь?». Однако ставить такого рода эксперименты в планы Кабыздоха, торопящегося залечь в комнате и хорошенько выспаться, не входило. Поэтому, выплюнув по дороге котенка прямо на белую юбку Старшей, Кабыздох навалился своим немаленьким телом на дверь и проследовал в комнату, где с наслаждением и развалился на полу. Из коридора доносилось сюсюканье Старшей, сопровождаемое жалобным мяуканьем. Блин, достали, 2- промелькнуло в голове у пса, - теперь еще и спать будут мешать. Может этот комок шерсти и правда заглотить?».

Пробуждение Гульназ было ужасным. Снился ей сон, в котором она вместе со своим новым бой-френдом – Сисадмином, плыла на яхте по прекрасному морю. Сам Сисадмин только что раскрыл новую бутылку французского шампанского и разливал его в высокие хрустальные бокалы, стоявшие на сортировочном столике у её ног. В этот момент яхту накрыла огромная волна, моментально промочившая её насквозь и заставившая поперхнуться водой. Гульназ как могла широко раскрыла узкие косые глаза и проснулась. Около её ложа стояла заклятая подруга Ирэн с тазиком, в котором до этого явно и находилась вся огромная волна, потопившая и сказочную яхту, и надежду выспаться. Узкие глаза достались Гульназ от папы – толи казаха, толи корейца, толи и того и того, а косоглазие – от сковородки, которой ее случайно приложила мама, когда объясняла правила хорошего поведения детей. «Подъем!!!» - грозно заявила подруга, - «У тебя 15 минут на сборы. Мы едем к Кутюрье!». Зачем им надо было к Кутюрье в столь неурочное время, Гульназ не поняла, но что то ей подсказывало, что в эту минуту с Ирэн лучше не спорить. Потрясся еще раз спросонья головой, Гульназ заставила свое тщедушное тело подняться и поплелась в ванную с целью навести марафет, вытереться от воду и переодеться в сухую одежду.

Выехав на Ленинградку, Димоныч стал рассматривать обочину в поисках необходимой ему жрицы любви. Однако стоявшие на обочине девицы явно не соответствовали его запросам на сегодняшний вечер. Высокие, длинноногие девицы с холеными руками и маникюром, одетые практически в неглиже, его не интересовали. Он проехал уже практически весь злачный отрезок пути, но ничего стоящего ему не попадалось. Это так разозлило его, что он чуть было не проехал мимо предмета своего поиска. Стоявшая на обочине девица была маленького роста, отнюдь не маленького веса и имела потрясающе глупое лицо. «Это она!» - радостно подумал Димоныч, подрезая какому то лимузину и тормозя на обочине. Девица при виде его подальше выставила огромную ногу толстую ногу в шерстяном чулке и глупо заулыбалась. «Снимаешься?» - осторожно спросил на всякий случай Димоныч, поскольку шансов на успех у этой девицы по мнению самого Димоныча практически не могло быть изначально, так как последнего сексуального маньяка в Химках отловили две недели назад и прибили гвоздями к воротам местного ОВД какие то отморозки – беспредельщики. Девица глупо закивала, её рот с толстыми губами расплылся в улыбке…. «Пятьсот хватит?» - спросил Димоныч, уже не веря своему счастью, так как девица вне всякого сомненья была на редкость глупа, но судя по рукам, явно не гнушавшаяся домашней работы, - «Вот и договорились. Садись в машину!» Усадив девицу в машину, Димоныч развернулся посреди дороги и бодро повел автомобиль в сторону дома. Девица сидела и глупо улыбалась, не произнося ни слова. «Может еще и немая? Вот была бы удача» - думалось Димонычу. У подъезда дома Димоныч по привычке загнал Запорожец на клумбу и, высадив девицу, повесил на двери машины по амбарному замку. Угона машины Димоныч не боялся, но вот после того, как местные бомжи несколько раз путали его благородный ЗапорМерс с общественным туалетом, стал его закрывать. «Пошли, радостно сказал Димоныч девице, ведя её за собой и по пути привычно снимая с чьей то бельевой веревки так необходимые ему носки. – «Пора и деньги отрабатывать!».

Растолкав подругу, Ирэн стала обдумывать план дальнейших действий. Несомненно, Апполон просто обязан был прибыть за ней и увезти с собой в Москву. Однако дальше в плане начинались сбои. Ей, конечно, хотелось, что бы Апполон прибыл на своем Мерседесе, поразив тем самым насмерть всех подруг и сослуживиц, с другой стороны она понимала, что путешествие на расстояние свыше 1000 км может затянутся. Апполон после такого пути будет злой и уставший, что не позволит ему в полной мере оценить её красоту и неповторимость. Ладно, пусть приезжает на поезде или прилетает. Хрен с ним, вот приедет она в Москву, там то точно она будет ездить только на Мерседесе с водителем. «Ну и где эта чурка нерусская? – подумала Ирэн о подруге – Гульназа из спецназа, вобла ходячая, копуша недоделанная!». В этот момент Гульназ, широко зевая появилась на кухне. Ирэн потребовалось не менее полутора часа, что бы объяснить своей туповатой подруге суть происходящего. По версии Ирэн, Апполон был тайным советником Президента, утром прилетал на самолете спецрейсом с целью сделать ей предложение о замужестве и необходимости срочно привести в порядок гардероб с целью не посрамить родной город и всех женщин в целом. От услышанного глаза Гульназ стали еще уже и сошлись к переносице. С одной стороны, услышанное было слишком невероятным, так как до сих пор Гульназ не слышала от своей подруги ни о каком Апполоне, с другой стороны работа его тайным советником президента объясняла завесу секретности вокруг него. Да и не стала бы Ирэн просто так, ни с того ни с сего вдруг полностью обновлять гардероб, да еще и не на Китайском рынке, где эксклюзивные вещи от французских Кутюрье коллекций следующего года продавались по 100 рублей за килограмм веса, а у САМОГО КУТЮРЬЕ, который за один наряд брал не меньше 300 рублей и трех бутылок местного самогона «для вдохновения и общения с Музой». Музы как раз стоили по 150 рублей за ночь в гостинице, где была расположена арт – студия Кутюрье, и как раз за пару суток он и творил очередной шедевр. Но помочь подруге было необходимо и Гульназ набрала заветный номер.

Самсамыч был вольным художником в области строительства всего и вся – от сараев до космодромов, а также евро – ремонтов любых помещений. Особенно у него хорошо получались евро-ремонты в сельских сортирах и кладовых комнатах. За последние два года он сдал целых полтора объекта, заработав на этом весьма немного денег и очень много головных болей. Связано это было с тем, что весь мир Самсамыч уже давно разделил на три части. Одной частью был он сам – самый умный, самый красивый, самый гениальный и т.п…. Вторую часть составляли Шлюхи, к которым несомненно относилась вся женская часть мира, третью составляли Лохи, куда относились все остальные и некоторые из второй части. Сейчас Самсамыч сидел на табуретке посредине кухни только что сданного им объекта, самого крупного из всех предыдущих. И вполуха слушал орущего как потерпевшего Заказчика. Вкратце, претензии заказчика были смехотворны и явно необоснованны ни с какой точки зрения. Удорожание сметы почти в три раза были вполне логичны, так как кроме объекта Самсамыч параллельно проводил ремонт своей квартиры, что также требовало приобретение стройматериалов самого высокого качества и внесенных в смету заранее. И если Заказчик в силу соей тупизны пытался доказать Самсамычу, что на таком количестве строительных материалов можно было отремонтировать соседний дом культуры, то он также был неправ изначально. Там бригада Самсамыча из этих материалов отделала всего один офис, после чего заказчик, тоже несомненно бывший Лохом, почему то отказался от их услуг после того, как заботливо сделанный лично Самсамычем потолок упал на голову компаньона заказчика. Что касается увеличенных в четыре раза по сравнению с договоренным сроков, то опять же все было только в интересах соблюдения качества для заказчика! И ведь надо же понимать, что параллельно ремонтировать свою квартиру, офис в соседнем доме культуры и строить два сельских евро-сортира тоже отнимает много времени. Заказчик несомненно был тупым и жадным Лохом и как раз в настоящий момент пытался доказать Самсамычу, что уже не он должен денег, а Самсамыч обязан вернуть часть денег за стройматериалы и устранить какие то там недоделки. Самсамыч же справедливо считал, что отвалившаяся в ванной и кухне плитка недоделками не является, так как заказчик пытался сэкономить на плиточном клее и не выдал необходимой суммы. Вот у Самсамыча дома ничего не отвалилось, хотя делалось в одно и того же материала в одно и тоже время. Просто Заказчику из-за его жадности в клей добавляли песок из местной песочницы. Краны текли по той же причине, обои отвалились из-за сырости, появившейся из-за текущих кранов. Наконец Самсамычу стало понятно, что денег Заказчик больше не даст, поэтому выслушивать все его бредни далее не имело смысла. «Да подавись ты своими деньгами» - горда произнес Самсамыч с грохотом закрывая за собой входную дверь. Судя по звукам, удар двери вызвал цепную реакцию – со стен посыпалась штукатурка, начали рушится дверные косяки и оконные переплеты. « Жадность фраера сгубила» - злорадно подумал Самсамыч. В этот момент в кармане зазвонил мобильник, который Самсамыч одолжил на неделю три года назад у приятеля Димоныча. Звонил как раз бывший хозяин мобильника. «Блин, если он по поводу мобильника, то срок исковой давности истек! – подумал Самсамыч ехидно, - Хрен он его у меня получит. Надо было в суд сразу подавать, а не через три года». Однако Димоныч звонил по поводу ремонта. «Оппа! – ликовала душа Самсамыча – Это подарок судьбы!». Димоныч в иерархии Самсамыча занимал почетное место среди лохов. Завершение ремонта квартиры Самсамыча снова превратилось в вполне реальное событие.

В квартире Зульмаха огляделась. Состояние квартиры явно не соответствовало её представлениям о жилище режиссеров. Вокруг грязь, накиданные вещи, горы мусора и толстый слой пыли. «Творческая личность – дошло наконец до Зульмахи – некогда ему ерундой заниматься. Ему шедевры творить надо. Интересно, а где мы будем есть и пить?». Однако вместо того, что бы начать опустошать холодильник, мужчина открыл дверь в ванную комнату и подтолкнул туда Зульмаху. Сама ванна была залита водой и набита грязной одеждой. Мужчина деловито достал большой пакет стирального порошка и протянул Зульмахе. «Давай, это, сделай мне все по быстренькому! – сказал режиссер – Постирай мне все в темпе! И это только начало» - подмигнул он Зульмахе. «Так вот что такое «Прелюдия к занятию любовью!» - думала Зульмаха, привычно отстирывая рубашки-штаны-носки- « странно, чем это девки так восхищались? Я этим дома каждый день занимаюсь. Ради этого вовсе не стоило тащиться через весь город. Хотя наверное само занятие любовью будет интереснее и приятнее. Но где же жрачка!!!!».Однако после стирки мужчина вручил Зульмахе тряпку и она, терзаемая голодом и предвкушением любви, принялась мыть полы в квартире. Однако через пару часов занятие любовью в таком разрезе Зульмахе определенно перестало нравится. Если бы она могла думать, то наверняка бы ей в голову пришла мысль об истоках фригидности у женщин. Через три часа квартира была вычищена, вещи расставлены по местам, пыль стерта, вещи поглажены и повешены в шкафу, приготовлен ужин и завтрак, разделить который с ним хозяин квартиры явно не собирался. Сама Зульмаха уже с трудом стояла на ногах, в душе вспоминая самыми страшными ругательствами подружек, так и не разъяснившим ей до конца понятие любви. Получив по окончании уборки 500 рублей и пинок под зад, Зульмаха торжественно поклялась себе больше никогда не заниматься продажной любовью и зареклась приближаться к Ленинградке ближе, чем на расстояние пушечного выстрела.

Ванька – псих, он же Великий Кутюрье этого города сидел в номере и прикладывал лед к голове. Голова очень сильно болела, а под глазами предательски расцветали синяки, создавая очковый эффект на крысиной мордочке с мелкими остренькими зубками, выглядывающими из-под разбитых губ. Состояние, в котором он сейчас пребывал, происходило в связи с всеобщей отупляемостью населения и полной неспособностью людишек воспринимать ПРЕКРАСНОЕ, творимое им. Несколько минут назад закончился разговор с очередным клиентом, в силу своей тупости так и не понявшего всей гениальности его творения, его, Кутюрье от бога! Клиент, здоровый мужик с бычьей шеей, двухметрового роста, с бульдожьей, абсолютно не обезображенной интеллектом мордой, не оценив всю гениальность сотворенного Кутюрье делового костюма, просто пару раз приложил Кутюрье лицом об дверь а потом выкинул его в окно. И это с 5-го этажа!. И если бы он не упал на крышу новенького БМВ клиента, еще неизвестно, чтобы с ним было. Впрочем, крыша БМВухи тоже изрядно пострадала, и если бы он не успел спрятаться в мусорном баке, его состояние могло бы быть еще хуже! Что взбесило заказчика – воротничок стоечка из собачьего ошейника или ткань голубого цвета с павлинами, которых клиент почему то назвал петухами, Кутюрье так и не понял, потому что с момента предъявления очередного шедевра до момента покидания своей студии через окно и без парашюта прошло не более одной минуты. В результате Кутюрье имел разбитый фейс, стойкое желание выпить и полное отсутствие финансов. Звонок телефона отвлек его и Кутюрье с опаской взял трубку, молясь в душе, что бы это не был бульдог или его друзья, прикинувшие в ближайшем сервисе размеры ущерба, полученного в результате рандеву Кутюрье с крышей машины. Однако в телефоне был женский голос, к тому же это была старая знакомая и проверенная заказчица и настроение Кутюрье сразу улучшилось. Несколько эксклюзивных заказов сразу – и самогон вперед! Ради этого стоит жить!
**************
Петрович проснулся от холода….. Открыв глаз, он осознал, что спит в кабине своего экскаватора. Экскаватор стоял посреди двора, гордо задрав ковш почти на уровень второго этажа…. Вокруг были вырыты траншеи, окопы и прочие фортификационные сооружения. «Война, что ли» – с испугом подумал Петрович – «А я неопохмеленный!». Впрочем, бутылка чего то там недопитого нашлась при попытке подняться….. Сделав большой глоток, Петрович вылез из кабины…. Медленно возвращающаяся память подсказала, что не так давно, явно еще в этой жизни, прораб Степаныч направил его сюда раскапывать какую то прорвавшуюся трубу….. Трубу он вроде не нашел…. Все остальное скрывала пелена тумана. Однако второй глоток высветил картины раскопок и попытки поймать ускользающую трубу. «Надо работать!» - решительно подумал Петрович и попытался завести экскаватор. Однако он заводиться не собирался категорично. Следующий глоток явил Петровичу картину, как заправщик вчера (или не вчера?) что то заливал в бак экскаватора, гнусно при этом улыбаясь….. «Ну и гад!»,- вспоминая известный фильм, подумал Петрович - «Хотя где он в Сибири нашел ослиную мочу?». Однако энергия требовала выхода и Петрович решительно полез на стрелу экскаватора с твердым намерением довести до сознания жителей этого города свое мнение по поводу окружающих его людей! Встав в картинную позу в ковше, Петрович прокашлялся, хлебнул еще из бутылки и начал свою речь……

Сам Самыч сидел у Димоныча, потягивая виски и делал вид, что внимательно слушает пожелания о ремонте…. На самом деле, пожелания его не интересовали, ибо без вариантов заказчик получит то, что он, Самый Самый, сделает, а не то, что ему заказывают…. Ща, стены гипсокартонном обшить… А обычным картоном не хошь? Как то на прогулке он нашел, где местная картонная фабрика вываливала свои отходы… Да, были трудности, тяжело собирать пазлы из отходов картона, но объявленная стоимость за «КНАУФФ» местного производства того стоила! Краска на потолок была прикуплена у дорожников, экономивших на разметке, за литр технического спирта, обои можно было взять на распродаже на местном рынке, плитку отодрать от брошенного еще в советские времена объекта недалеко от родной губернии…. Осталось только перевести цены в уё и получить аванс! И не прогадать с размером аванса, ибо это как правило был первый и последний платеж…. Только поэтому он слушал все те бредни, которые ему рассказывал Димоныч про соблюдение технологии ремонтов… Сложно соблюдать то, что не знал, не знаешь и вообще забыл…. Но согласование именно цен еще впереди, поэтому Сам Самыч заботливо подливал в рюмку хозяина, в душе моля, что бы не зазвонил так и не возвращенный мобильник.

Кабыздох открыл глаза. Прямо напротив него сидело мелкое ЧМО, которое пыталось мяукать и делало вид, что совсем не боялось его, Кабыздоха….. Слегка поднявшись, Кабыздох легким движением лапы отправил его на шкаф…. И действительно, не обязательно же ему объяснять, что он не любит Антуана Экзюпери, от «Маленького Принца» его тошнит и никого приручать он не собирался….. Вообще, Кабыздох в настоящее время читал Коэльбо, в связи с чем проблемы котенка его вообще не волновали…Кроме, того - его любимый писатель – Джеральд Даррелл, а там про котят ничего не сказано…..

Великий Кутюрье ввел Ирэну в некоторый шок…. Невысокого роста субтильное существо с бланшем под глазом, в розовой кофточке и кельте производило двоякое впечатление. С одной стороны, она не знала, как выглядят истинные представители искусство, с другой в наш прагматичный век ОНО вызывало некоторые сомнения в возможности что то делать великое! Но одежда от него, которую носил весь бомонд, доказывал обратное. Не хотелось думать, что Гульназ все это время слегка лукавила и эксклюзивные шмотки для неё шила сама в кладовой комнате своей бабушки…. К тому же, Оно весьма профессионально расписывало детали будущих нарядов. Да и времени искать альтернативу уже не было. Решительно вздохнув, Ирэн достала из сумки три бутылки самогона и три мятые сотни из кошелька… Выбор был сделан. Рубикон пройден! Осталась обмерка и уточнение деталей костюма…. Хотя судя по обильному слюноотделению Великого Кутюрье со снятием размеров надо быть осторожней и предельно внимательной!

Встав на ковше, Петрович понял, что чувствовал В.И. Ленин на броневике. Вдохновившись моментом, Петрович начал свою речь с вопроса сексуальных отношений с начальством. Речь лилась плавно и без подводных камней. Вокруг стали собираться заинтересованные люди. Изредка речь Петровича прерывалась аплодисментами и восторженными криками одобрения! Закончив тему руководства, Петрович перешел к вопросам внутренних взаимоотношений в бригаде. Аплодисменты становились все более бурными, количество народа росло в геометрической прогрессии. Недалеко остановился кортеж машин, из которых вышли странные люди в чалмах. В этот момент Петрович начал развивать тему сексуальной ориентации архитекторов коммуникаций в проекции сексуальных извращений.. Люди в чалмах и сари что то записывали и взволновано переговаривались между собой. Изредка сверкали вспышки фотографов, запечатляя наиболее характерные жесты, которыми Петрович подкреплял свою речь. Закончив под аплодисменты тему архитекторов, Петрович хлебнул еще и перешел к теме экскаваторов в целом и частности, запчастям и ГСМ для этого чуда техники! Приехавшие люди замолчали, ручки повыпадали из их рук….. Закончив свою речь хорошим глотком, Петрович плавно опустился на отдых в ковш. Последнее, что он услышал, была фраза на ломанном русском языке – « Господа, мы себе льстили! Кама-Сутру изобрели в России!».

К приезду Сам Самыча Димоныч особо готовится не стал. Разлив в бутылки из-под виски, забранными с собой с корпоративной пьянки, самогон, настоянный толи на клюкве, толи еще на чем то растительном, кинув на стол несколько упаковок просроченной нарезки и включив радиолу «Мелодия», он завалился в кресло и задумался. То, что Самыч попытается обмануть, не обсуждалось… Вопрос, на сколько? Экспертов по строительству у него не было, а оказаться лохом ему не хотелось. Но ведь можно договориться об инженерном контроле! А вот для этого хорошо подойдет баба Маня! Она еще в ГУЛАГе нормировщицей работала. Придется ей, конечно, заплатить, но тут экономия явно того стоила! Улыбнувшись этой мысли, Димоныч достал из заначки пачку «Мальборо» польского производства, закурил и принялся ждать заклятого друга. Предстояла долгая дружеская беседа, после которой в живых останется только один!

Гюльназ смотрела на происходящее и гнев рос в её груди…. Её лучшая подруга в открытую кокетничала с Великим Кутюрье! С ВЕЛИКИМ! А у него уже текли слюни! Да, конечно, она сама их познакомила! Да, но по просьбе Ирэн! Так может, все эти сказки про Прынца из Москвы были лишь поводом для знакомства? То, что Кутюрье никогда не обращал на нее внимания, значения не имело. Факт был на лицо – считавшаяся её лучшей подругой кокетничала с её знакомым! А он оказывал ей внимание! Это переходило все рамки приличия! За это вообще глаза выцарапывают! Да чтоб она осталась матерью – одиночкой с тремя детьми! А она вообще домой пошла. К своему бой-френду. Будьте вы все прокляты! Таких подруг вообще убивать надо!

Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама