Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Сказка

27 апреля´07 21:15 Просмотров: 465 Комментариев: 5
Все права защищены. Авторитетом.
Криминальным. Без базара.
Без права передачи и публикации.
Все персонажи – плод больного воображения
автора и последствие неумеренного
употребления спиртного.
Все сходства – совершенно случайны.
Узнавшему себя рекомендую суицид или
обращение в психушку с последующим…
Ответственности ни за что не несу.
Не редактировалась. Цензуру не проходила.
Если не нравится – стереть, сразу после этого
выпить йаду и убить себя ап стену.



СОВРЕМЕННАЯ СКАЗКА.
«Крысавица и Чудоюдище»
По мотивам народных сказок, рассказанных мужьями,
приходящими домой под утро.



Начальник отдела пакостей ООО «Ни рогов, ни копыт» Димоныч человеком был весьма колоритным – около 50 лет, низенького росточка, толстый, лысый, некрасивый, что не мешало ему быть о себе самого высокого мнения. Вот и сейчас, подпрыгивая перед слишком высоко висящим зеркалом с целью увидеть себя при тщетной попытке побриться, он восхищенно бубнил:
- Ну, прям Апполон, в натуре, блин…. Тока низенький… А так – Апполон…
Счев миссию по приданию физиономии якобы бритого вида благополучно завершенной, Димоныч сделал неприятное открытие – одежда кончилась. Причем не только чистая, но и та, которую он мог бы еще одеть. Более того, вся одежда лежала в заполненной водой ванной, что называлось в понятии Димоныча стиркой. Из одежды остались лишь одетые на нем семейные трусы и желтоватая от многократных стирок майка. Даже при всем богатстве своего воображения назвать это деловым костюмом не смог бы назвать даже он сам. Ехать на работу в таком виде было категорически нельзя. Утро начиналось отвратительно….

Проснувшись от противного шипения будильника, местная красавица Ирэн сладко потянулась, раскрыла свои прекрасные разноцветные глаза и произнеся что то среднее между «а вот и утро и будь проклят этот день», решительно встала с кровати и побрела умываться. Дорога в ванную, однако, была перекрыта собакой с романтической кличкой Кабыздох, которую сестра подарила ей на день рождения в качестве хомячка. «Хомячок» за шесть месяцев вырос размером с теленка, оброс густой черной шерстью и дурными повадками, которые позволяли строить предположения, что на самом деле он являлся плодом любви бурого медведя и волчицы с примесью кровей не менее диковинных животных, и обладал просо фантастической ленью. Спал он ровно посередине коридора и пройти мимо него, не наступив, было решительно невозможно. Но Ирэн не напрасно слыла не только самой красивой, но и самой упрямой женщиной города. Вылитое на Кабыздоха ведро холодной воды сделали свое дело – он слегка вытянул лапы, открыл правый глаз и слегка подвинулся, освобождая достаточное по его представлению пространство в 5 см для прохода. В ванной Ирэн посмотрелась в зеркало, сначала зажмурив левый глаз чистого серого цвета, потом правый глаз зеленого и решительно приступила к наведению макияжа. Утро начиналось не лучшим образом.

Так просто сдаться Димоныч не мог. К тому же он вчера не разложил до конца пасьянс, поэтому не поехать на работу как натура целеустремленная он просто не мог себе позволить. Выглянув в окно, Димоныч орлиным взором окинул дворик взглядом. Необходимое нашлось на бельевой веревке в конце дворика. Поэтому уже через 5 минут одетый в строгий черный костюм, слегка не сходящийся на животе и слегка длинноватый, Димоныч уже садился в свой Запорожец, припаркованный точно посреди дворовой клумбы. Издав дикий рев, Запорожец еще пару раз чихнул, перевалился через бордюр и бодро покатил по шоссе, везя упитанную тушку Димоныча на работу. Жизнь начала налаживаться…

Наведя макияж и протерев свою голову, напрочь лишенную при помощи опасной бритвы роскошных волос цвета спелой ржи, Ирэн надела накидку, изготовленную местным Кутюрье из холщевого мешка, и вышла из ванной. Её лицо приобрело задумчивое выражение. По хорошему надо было накормить и выгулять Кабыздоха, с другой стороны поднять его можно было только лишь приложив титанические усилиями обильно полив холодной водой. Однако сил не было, а против водных процедур возражали соседи снизу. Один раз они даже нажаловались хозяйке квартиры, которую Ирэн снимала вместе с сестрой и Кабыздохом. Говорят, соседка даже приходила разбираться, но сестер дома в этот момент не было дома и хозяйке пришлось общаться только с Кабыздохом. Больше хозяйку никто не видел, за платой в очередной раз она не пришла, а Кабыздох неделю имел виноватый, но сытый вид. Так ничего и не решив, Ирэна одела свои лакированы лапти и направилась к двери. Закрывать она её не стала, справедливо рассудив, что войти к ним в квартиру при Кабыздохе может только самоубийца или умалишенный, а если Кабыздох захочет прогуляться, то ключи взять он не сможет, гордо направилась на работу. Жизнь начала налаживаться…

Димоныч уверенно вел свой Запорожец с красивой эмблемой от Мерса на капоте, которую он позаимствовал от неудачно припаркованного в их дворе автомобиля, по московским дорогам. При виде абсолютно ржавого, непонятного цвета автомобиля, чадящего так, что ему могли позавидовать дизельные грузовики и с серебряной мерсовской эмблемой на капоте, водители других автомобилей немедленно перестраивались на другую полосу, справедливо полагая, что терять данному автомобилю уже нечего, а в случае аварии вряд ли будет в состоянии оплатить хотя бы накладки из пластмассы на бампер. Именно на этом и строился расчет Димоныча, наотрез отказывающегося менять свою машину на другое чудо хотя бы и отечественного автопрома. На этом автомобиле он никогда и никуда не опаздывал, ибо любая пробка при виде приближающегося драндулета, моментально рассасывалась и растекалась по тротуарам. Насвистывая песенку собственного сочинения, Димоныч лихо подрулил к офису и припарковался прямо напротив ворот, справедливо рассудив, что раз он хочет пива и пирожок, а народ хочет заехать, то за пирожком и пивом побежит явно не он. Жизнь стремительно улучшалась!

На улице Ирэн презрительно осмотрела спешашую на работу толпу. Вид женской половины населения родного города определенно радовал искушенный женский взгляд. Одетые в хламиды из местных магазинов и рынков они явно не выдерживали конкуренции с её нарядом от ведущего Кутюрье города. Дождавшись подходящего автобуса, Ирэн гордо проследовала в салон. Народ начал пятиться и морщиться, освобождая свободное пространство вокруг нее. «Чувствуют хороший парфюм, быдло» - злорадно подумала Ирэн. Еще бы, совсем недавно её бой-френд подарил ей великолепные эксклюзивные духи «Кьюкембер», обладающих тонким, изысканным ароматом, а заодно отпугивающим всех кровососущих насекомых в районе 5 миль. Она сегодня решила в первый раз попробовать эксклюзивные духи, рассчитывая поразить насмерть коллег по работе и прилетевшего из Москвы планерку шефа. В этот момент подул ветерок из приоткрытого окна, запах парфюма усилился и мужики дружно ломанулись с задней площадки в сторону передней, освободив сидячие места. «Тоже кровососы, раз испугались» - пронеслось в голове у Ирэн, располагающейся на сидении. Перспектива проехать до работы относительно с комфортом привела её в еще лучшее расположение духа. Жизнь начала играть яркими красками!

Зайдя в свой офис, Димоныч торжественно пожал руку охраннику и гордо проследовал в свой кабинет, предвкушая встречу с любимым компьютером и не разложенным вчера пасьянсом. Однако просто пройти в кабинет ему не удалось, по пути его остановила уборщица.
- Что то костюмчик у Вас запылился, ДимВасич – уважительно сказала уборщица, аккуратно стирая половой тряпкой приставшие к лацканам пылинки – жаниться вам надо, вот мужчина какой видный, солидный, при денюжках, опять же на машине, на мюрсюдесе, - а без жаны, неухоженный, несалидно таки!
Уборщица всегда звала Димоныча по имени – отчеству, всячески демонстрируя ему свое расположение и полагая, что раз он приезжает на работу раньше других, то является БОЛЬШИМ начальником и лишний раз прогнуться не будет лишним. Димоныч над этим посмеивался, но не пресекал, теша свое самолюбие. Снисходительно потрепав уборщицу по плечу, Димоныч важно проследовал в свой кабинет, сел в кресло, закинул ноги на стол и …. Задумался. «А ведь и впрямь жениться надо» - неторопливо текли мысли в голове Димоныча. « А то ведь и правда, видон неаккуратный, не солидно, стирать приходится самому, все самому. Однако, где же такому красавцу подходящую пару то найти? Красивую, молодую, что б корешам не стыдно показать было?». В этот момент взгляд Димоныча упал на рекламный слоган «Яндекс знает всё!» и лицо его приняло одухотворенное выражение. Решительно придвинув клавиатуру, Димоныч врубил компьюте и начал стучать по клавишам. «Мослодой красивый атлетически сложенный Апполон – супермен на автомашине Мерседес ищет достойную пару…..» побежали строчки на экране. Жизнь стала наполнятся новым смыслом!

Выйдя из автобуса, Ирэн постояла, вдыхая свежий воздух и направилась к офису. В это время проезжающая мимо автомашина щедро обдала её водой из ближайшей грязной лужи. Чуть не задохнувшись от возмущения, Ирэн взглядом поискала глазами что-нибудь тяжелое с целью совместить его с задним стеклом авто, и, не найдя, гордо проследовала в офис, всячески демонстрируя своим внешним видом, что грязные потеки являются дополнением имиджа Красавицы , что недоступно пониманию простых смертных! «Уроды!!! Сволочи!!! Козлы!!! Корм для Кабыздоха!!! Меня, самую красивую, саму. Умную, самую элегантную, самую – самую из этого города – и грязной водой?» - кипел её разум – «Удавлю, четвертую, колесую, дерьмом нафарширую, подстригу ногти по локти и прическу по шею, Кабыздоху на завтрак скормлю!!!».Однако уже через несколько секунд её мысли приняли другое направление : «А почему, собственно, я сама? Ведь есть же Прынцы, готовые возить её на белоснежном Мерседесе и отстреливать подобных козлов? Неужели она, самая – самая, не может найти такого Прынца?». Нынешний её бой-френд на роль Прынца никак не годился в связи с абсолютно плебейский происхождением, полным отсутствием воспитания и внешними данными, дающими ему возможность изображать обезьяну не прибегая к услугам гримера. Подойдя к столу, Ирэн врубила компьютер. На экране после стандартных фраз замигала просьба об авторизации. «Ну и что за козел? – включая просмотр, подумала Ирэн – «Ща я тебя так авторизую, ни один сисадмин потом жесткий диск не восстановит». Однако после прочтения лицо её смягчилось и она начала набирать подтверждение авторизации. «Молодой красивый атлетически сложенный Апполон-супермен на автомашине Мерседес ищет достойную пару…» светилось на экране. Жизнь определенно стала поворачиваться лицом….

Заботливо протерев ДимВасича и высказав ему свое почтение, уборщица обмакнула тряпку в грязную воду и принялась дальше мыть полы. Размазывая грязь по линолеуму, Никитична начала пытаться думать. Непривычные к такого рода деятельности мозги ворочались с трудом, но из хаотичных кусочков стала складываться некоторая картина. Сама Никитична была из богом и людьми забытой деревни Тверской губернии, В Москве оказалась случайно, сев по молодости в нетрезвом состоянии к дальнобойщику, который оказался мужиком порядочным и, высадив её на МКАДе, дал ей 50 рублей и напутствие больше не пить. В Москве Никитичне понравилась и кое как устроившись на постой она дала в газету бесплатных объявлений «дивушка бис абразафания ищитЪ роботу па спицеалнасте», откликнулась на первое же предложение и устроилась работать уборщицей. Родив дочь от очень приятного и интеллигентного мужчины, заботливо подобранного в луже около ближайшего винного магазина и впоследствии непонятно куда исчезнувшего с её получкой, сапогами и транзисторным приемником «Маяк», Никитична не расстроилась и продолжала жить легко и весело, благо на окрестные помойки и свалки периодически кто то выбрасывал вполне еще пригодных мужиков, которых она заботливо отмывала, отчищала и приводила в дом. Однако подросшая дочь стала доставлять некоторые хлопоты и было пора подумать о её замужестве. Ох, тяжела родительская доля!

Прочитав объявление, Ирэн задумалась. Молодой, атлетичный, блондин, Апполон с Мерседесом – это пожалуй был вариант Он мог бы решить все её вопросы на ближайший период. Еще немного подумав, Ирэн сняла трубку телефона и начала набирать номер подруги. Телефон не отвечал. «Вот овца! – с возмущением подумала Ирэн – как пирожки трескать или на дискотеку в моих лаптях завалиться – так она всегда на месте. А как советом помочь – так её нет. В следующий раз попросит мою супер – модную плащ-палатку для свидания со своим козлообразным бой-френдом – хрен дам! И лапти не дам! Пусть ободранной ходит, овца выщипанная!». Размышления прервал легкий шум, пробежавший по офису. «Шеф идет, шухер!»- заметалось по офису. Сотрудники лихорадочно переключали порносайты на рабочие программы, закрывали игрушки, чаты и аськи. «Приперся, урод…. – злобно подумала Ирэн – работать заставит ведь, придурь с глазками. А у меня личная жизнь рушится. Тоже мне, плейбой, звезда экрана. Снялся в рекламе «Несквика» и все – звезда. Кролик Квикки, Кролик Квикки, покемон несчастный. Помесь бобра с машинкой Зингер… Удавила бы собственными руками. Или пусть ему Апполон его гордость – передние зубы выбьет». В мыслях Ирэн уже считала Апполона своей собственностью. Да и куда он денется от неё, самой – самой? Эта мысль немного улучшила настроение и Ирэн, лучезарно улыбнувшись, направилась к шефу, распространяя по офису глубокий шлейф эксклюзивного «Кьюкембера!. Жизнь – вещь неоднозначная!

Кабыздох открыл сначала один глаз, после некоторых размышлений и второй глаз. Часы на стене показывали 13-05. Самое время для аристократии» - подумал он и встал во весь свой отнюдь не маленький рост. Слегка отряхнувшись, Кабыздох встал на задние лапы и почесал когти о новые обои на высоте около потолка. Привычка чесать когти досталась ему от дедушки – бурого медведя, согрешившего в свое время с волчицей из соседнего леса. Отодрав значительный клок обоев, Кабыздох вздохнул и уставился на голую стену. Вообще то драть обои ему не разрешалось, но эти две пигалицы, которые по скудности ума считали, что они его хозяйки, в силу своего незначительного роста все равно не могли увидеть причиненные повреждения, да и их попытки наказать Кабыздоха особого впечатления на него не производили. По большому счету, они ему просто не мешали. Гулять он давно ходил сам, еды в окрестностях было достаточно. Он, конечно, мог бы позавтракать и какой-нибудь из сестер, но какие то гены, полученные им от прабабушки – болонки, как то неосторожно сбежавшей от хозяйки вечером на окраине леса, подсказывали ему, что делать этого не стоит. Поэтому Кабыздох втиснулся на кухню, подошел к холодильнику и лапой открыл дверь. «Тупые хозяйки, - подумал Кабыздох, - и ленивые. Не могут на приличную хату бабла надыбать. А ему, аристократу, потомку в шестом поколении льва из местного зоопарка, как вечером сбежавшему на прогулку в лес и случайно встретившего медведицу, приходится жить в такой тесноте!». В холодильнике лежала какая то гадость растительного происхождения, которую Кабыздох не мог есть даже при наличии у него в дальних предках вполне вегетарианской ангорской козы, привязанной вследствие старческого маразма старухой на волчьей тропе. «Придется опять на стройку идти, на подножий корм – грустно подумал Кабыздох, - там еды много, и, самое приятное, их никто не считает и не ищет. Только с желтыми надо завязывать, а то знакомая овчарка говорит, что от них цвет шерсти портится и глаза сужаются». С этими мыслями Кабыздох покинул квартиру и отправился по хорошо известному ему маршруту. Жизнь – вещь неоднозначная!

Набрав текст объявления, Димоныч осознал, что понятия не имеет, куда и как все это надо рассылать. «Ну что ж, для всякой работы есть специально обученные люди» - решил Димоныч и отправился в отдел автоматизации. Заглянув по дороге в вентиляционную шахту, Димоныч привычным жестом извлек оттуда заботливо припрятанную коллегами в качестве заначки сумку с пивом, явно предназначенную для утренней опохмелки. Насвистывая очередной шедевр, сочиненный им как личностью весьма творческой только что самим, Димоныч подошел к кабинету автоматизаторов. Из-за двери раздавались звуки, весьма характерные и вполне соответствующие просмотру порносайтов. Резко распахнув дверь, Димоныч сделал шаг вперед и пристально уставился в красные опухшие глаза программиста. В глазах заметался страх, а руки программиста стали судорожно пытаться переключить компьютер на что – либо иное. Вся проблемы была в том, что все остальные открытые окна имели аналогичное содержание. «»Работаем?»- ласково сказал Димоныч, демонстративно брякая пивом в сумке. «Аааггггаааа» - послушно затряс головой со спутанными в клочья волосами программист – «во всю работаем!... Со вчерашнего дня здесь». Испуг программиста был вполне объясним, ибо именно он подменил Димонычу дискеты с презентацией на прошлой неделе, в результате чего иностранцы в течении двух часов изучали не результаты деятельности фирмы Димоныча, а смотрели жесткую немецкую порнуху. «Как узнал? – метались мысли в голове у програмера, трансформируясь в фразу « всё своё завещаю…». «Пиво будешь?» - неожиданно миролюбиво произнес Димоныч. Программёр закивал головой и Димоныч протянул ему сумку. «Только помочь ты мне должен, милый» - так же ласково, но уже с металлом в голосе произнес Димоныч. Программёр опять закивал головой. «Вот дискета, на ней текст. Должен быть опубликован сегодня и везде! Всё ясно?» - теперь в голосе Димоныча звучала сталь. Под послушное кивание программёра Димоныч важно вышел из кабинета. Никогда не делай того, что можно поручить другим.

Подойдя к шефу, Ирэн пристально взглянула своими разноцветными глазами на его костюм. Так и есть, пижонский серебристый в золотую полосочку костюмчик слегка помят, на воротничке белоснежной с модными цветочками рубашки следы губной помады, на галстуке со слониками следы кетчупа. «Опять со своей кошелкой где то праздновал! – пронеслось в голове у Ирэн – когда же он свою малолетнюю модельку научит рот вытирать салфеткой, а не галстуком?». Однако вслух произнесла – «Шеф, я могу ненадолго отлучится?, мне на примерку надо, Вы же знаете, что наш Кутюрье ждать не любит». От удивления у шефа отвалилась челюсть и в глазах отразилась лихорадочная работа мысли. Считая себя эталоном вкуса и моды, он не признавал наличие вкуса у других, поэтому упоминание о модной одежде привело его в некоторое замешательство. «Шеф, но Вы же эталон моды нашего города! – подлила бензина в огонь сомнений Ирэн – И мы, Ваши подчиненные, просто не можем позволить себе позорить Вас своим внешним видом. Разумеется, я согласую с Вами эскизы нового платья!». Пока шеф растекался от удовольствия, пускал слюни и готовился изречь очередную гениальную глупость, Ирэн подхватила свою сумочку, изготовленную лучшим Дизайнером города из школьного портфеля своей прабабушки и подиумной походкой направилась к выходу. Гардеробчик в предвкушении встречи со своим суперменом действительно надо было обновить.

В коридоре Димоныч увидел праздно шатающихся сотрудников фирмы, явно страдающих от похмелья. Еще двое при помощи веревки и импровизированного якорька пытались что то выловить в вентиляционном отверстии. «Пиво ищут, - отрешенно подумал Димоныч, - через полчасика посоветую зайти к программисту, он успеет допить пиво и разместить рекламу». Дальнейшая судьба программиста его не интересовала, так как именно он догадывался, кто именно подложил ему свинью с презентацией. По дороге в кабинет Димоныч заглянул в приемную шефа. Секретарши на месте не было. «Опять, коза, глазки начальнику отдела маркетинга строит. Ладно, мы сейчас ей тоже что то построим» - подумал Димоныч, привычно откалывая резолюции шефа «Срочно!!!» и перекалывая их на разного рода просьбы о материальной помощи. В результате рассмотрения Димонычем поступившей корреспонденции все самое срочно приобрело статус архива….. Бросив взгляд на ежедневник, Димоныч увидел надпись – «оперативка в 12 -00. Собрать начальников отделов!». Моментально оценив состояние начальствующего состава, Димоныч бросился к клавиатуре и быстро набрал «Совещание на сегодня отменяется», установив статус рассылки «важное для менеджеров среднего звена». Насвистывая что то очень веселое, Димоныч прихватил из представительского бара две бутылки коньяка и поднялся к себе. В кабинете Димоныч достал рюмки, шоколадку и набрал номер соседа, начальника отдела клиентских операций. «Что, головушка бо-бо?» - участливо спросил Димоныч – Заходи, коньяк есть. Здоровье поправишь, совещания не будет, шеф уезжать собрался». Через 20 минут кабинет Димоныча был полон начальниками отделов, пивших коньяк, портвейн, одеколон…. До начала совещания оставалось полчаса.

Подойдя к лифту, Ирэн достала из сумочки свой супермобильный телефон. Эксклюзивный телефон ей подарил на 8-е марта один из многочисленных поклонников. Выполненный в виде, а точнее, из городского телефона – автомата, был он, конечно, немного великоват и тяжеловат, но зато гарантированно единственный экземпляр в городе. Величина и тяжесть аппарата компенсировалась перламутровым диском и золотыми на вид цифрами. Набрав известный ей номер Ирэн снова выслушала длинные гудки. Подруга не отвечала. Это было очень плохо, так как на самом деле Ирэн с Кутюрье знакома не была и связь поддерживала через подругу. «Вот коза ободранная! – думала Ирэн, выслушивая длинные гудки, - небось скакала всю ночь на дискотеке, а теперь дрыхнет без задних ног. И это в то время, когда у её лучшей подруге решается вопрос жизни и смерти!». Грустные мысли прервал приход лифта и Ирэна вошла во внутрь. В лифте уже было трое каких то субтильных мужичков, которые почему то начали морщить носы и вышли этажом ниже, хотя по их репликам можно было подумать, что до прихода Ирэн они собирались спуститься на первый этаж. «Притащились от моей красоты, - презрительно решила Ирэн, - губки расслюнявили, уроды». Мыслями она уже была рядом со своим Апполоном на элитном приеме в английском посольстве по случаю…..Впрочем, это не важно, по какому случаю…..». Решив, что раз подруга не отвечает на звонки по телефону, то ей придется ответить на звонок в дверь, Ирэн подняла руку с намерением остановить машину. Однако ни первая, ни вторая, ни третья машина останавливаться не спешили, что побудило Ирэн подойти поближе к проезжей части. В этот момент проезжающая мимо машина приняла чуть левее и Ирену снова накрыло волной грязной воды из лужи. С открытым ртом и стекающей с обритой наголо головы водой Ирэн молча стояла рядом с лужей. Труден и тернист становился путь к мечте своего сердца.

По дороге на совещание Димоныч пожаловался хмурым мужикам у вентиляционного отверстия, что от программиста разит пивом. Повеселевшие мужики ломанулись в сторону отдела автоматизации. Совещание у шефа прошло быстро и закончилось ровно через 10 минут после начала предложением зама по кадровым вопросом пригласить девочек по вызову. На предложение шефа высказаться по этой проблеме собравшиеся ответили дружным мычанием, иканием, храпением и подобием нецензурной брани. Полностью офонаревший от этой картины шеф взял тайм – аут, распустил присутствующих и отправился диктовать совей секретарше очень важное письмо, результатом чего явилась табличка «НЕ БЕСПОКОИТЬ» на двери приемной. Остальные на радостях отправили всех подчиненных кто куда, а курьера за пивом. Воспользовавшись суматохой, Димоныч вернулся в кабинет и стал просматривать ответы на послания. Всего таковых набралось около сотни, но большинство из них имело примерно одинаковый текст и начиналось на «Пошел ты…». Спаймеры, - устало подумал Димоныч. Одно сообщение было на английском, что весьма заинтересовало Димоныча. Сам Димоныч считал себя полиглотом, ибо владел тремя языками – русским устным, русским письменным и русским матерным, но ни один из них позволял перевести послание. Димоныч со вздохом пододвинул телефон и набрал «Центр Американского Английского», предложения от которого поступали ему по нескольку раз в день. После того, как трубку подняли, Димоныч попытался объяснить суть проблемы. Услышанное повергло его в шок. Складывалось впечатление, что «Центр Американского Английского» перепрофилировался на «Центр Русского Матерного». По крайней мере, часть выражений сам Димоныч слышал в первый раз. Разочаровавшись в иноземцах, Димоныч дочитал остальные сообщения. Его внимание привлекло одно сообщение, гласившее : «Стройная очаровательная блондинка, красавица и умница, готова встретится и обсудить с Вами интересующий Вас вопрос…».Димоныч открыл детализацию и досадливо крякнул. Интересующая его девица была не москвичкой, а жила в городе N. Где это находится, Димоныч не знал, но что то ему подсказывало, что это весьма далеко от МКАД. Труден и тернист становился путь к мечте своего сердца….

Натали после посещения библиотеки бежала домой. В настоящее время она писала диссертацию, в связи с чем находилась в длительном творческом отпуске. Тема, предложенная её руководителем, была обширна и требовала творческой подготовки. «Особенности страхования грузоперевозок наркотических средств из стран третьего мира в Европу и США. Правовые аспекты взаимодействия с правоохранительными системами разных стран» - именно так называлась её диссертация, работа над которой продвигалась медленно, но верно. Богатый материал для диссертации поставляли Натали бесконечные сериалы коими изобиловало местное и центрально телевидение, видеопрокат и «криминальная хроника», также занимавшее основное место в прессе. Вот и сегодня, разбирая прессу, Натали выяснила, что отчисления в Резерв предупредительных мероприятий в США составляет примерно 10 % от стоимости груза наркотиков независимо от способа транспортировки – авиа, морским, автомобильным или железнодорожным транспортом. Указанные средства необходимо было правильно распределить между ФБР, таможней и пограничниками. Но математическая часть её мало волновала, всегда можно попросить красавицу сестру Ирэн, которая умела считать на калькуляторе последней модели, подаренный ей поклонником. Калькулятор был импортный, со слоновыми костяшками и назывался «SCHETY». Единственным его недостатком был шум передвигаемых клавиш. Подбежав к квартире, Натали с прискорбием выяснила, что сумочка с ключами осталась где то на пути следования, начиная от библиотеки и кончая общественным транспортом. Поскольку сестра должна была находится на работе, а Кабыздох, которого она купила сестре в подарок в качестве хомяка, но почему то оказавшийся собакой, дверь открыть не сможет, Натали пристроилась на ступеньках и принялась изучать научную книгу, явно необходимую ей для написания диссертации. «Все-таки Татьяна Полякова – великолепный юрист, очень тонко владеющая правовыми вопросами интересующей меня темы» - подумала Натали – «ни в чем не уступает профессору Донцовой!».

По дороге домой Никитична привычно осматривала окрестности в поисках добычи. Зажравшиеся москвичи регулярно выкидывали на помойки весьма ценные вещи – от упаковок с просроченными, но еще вполне съедобными продуктами до вполне современной техники типа телевизора «Рубин» выпуска середины прошлого века. Благодаря этому комната в бараке, которую Никитична занимала вместе с дочерью, имела весьма благоустроенный вид. Иногда на помойках находились и иные весьма приятные вещи типа пьяных мужиков, которые после соответствующих тюнинговых мер становились вполне пригодными для дальнейшего использования. Однако сегодня был явно не её день, и ничего достойного внимания Никитичне не попалось. Прибыв домой, Никитична сразу проследовала в свою комнату, горя желанием поделиться с дочерью посетившей её гениальной мыслью о сочетании браком своей кровиночки с ДимВасичем. Звали кровиночку просто и по русски – Зульмаха, что явилось плодом пьяного произношения имени «Маша» её отцом и не менее пьяного написание услышанного работников ЗАГСа. Однако у девочки было еще одно имя, которым её нарекли друзья – Аршин. Данное имя наиболее полно характеризовало девочку, так как данный размер, принятый на Руси, соответствовал её росту, весу и объемам по параметрам грудь – талия- бедра. Однако дочери дома не оказалось, что еще раз подтвердило, что у Никитичны сегодня явно был не её день.

По дороге внимание Кабыздоха привлекло кошачье мяуканье в соседнем дворе. Голос одного кота он узнал, это наглое животное жило в их доме на чердаке и периодически с чувством собственного достоинства устраивалось на ветке дерева напротив окон кухни квартиры, где временно, как хотелось бы надеется Кабыздоху, он проживал. Попытки отловить Наглого Кошака и использовать его по прямому назначению в качестве десерта пока успехом не увенчались, но надежды Кабыздох не терял. Ведь в этой жизни все когда-нибудь оступаются? Главное, оказаться в этот момент рядом с деревом. Однако голос кошака был достаточно жалобен и Кабыздох принял решение слегка отклониться от маршрута. Увиденная им картина привела его в легкое недоумение. Наглый Кошак стоял около стены, прикрывая своей аппетитной тушкой маленького черного котенка, мяукающего и явно боящегося. Напротив наглого кошака находилось пять упитанных соседских котов, явно жаждущих разобраться с Наглым Кошаком и котенком. «Так-с – подумал Кабыздох, - обычная картинка из жизни дефективных кошек. Наглый кошак оказался женского пола, чем объясняется его наглость, и сейчас она спасает своего детеныша». Вообще то Кабыздоху было плевать и на Наглого Кошака, и на котенка, и на котов, но в Мыслях он уже неоднократно закусил Наглым Кошаком, и покушение на его собственность он, потомок в 12 поколении Королевского Шакала и Гвинейской Гиены, вытерпеть не мог. Раскрыв пасть наподобие автопогрузчика, Кабыздох упал на передние лапы и, используя навыки, полученные на генном уровне от какого то там прапрапрапра утконоса, резко втянул воздух. Коты моментально исчезли в пасти Кабыздоха, так и не поняв изменившейся ситуации. Наглый Кошак тоже замолчал, пытаясь осознать, что же было для него более предпочтительней – разборки с котами или роль закуски для огромной псины. Однако есть Наглого Кошака в настоящий момент Кабыздох не собирался, поскольку участь его была предопределена в виде падения с дерева с последующим переходом в статус десерта, поэтому Кабыздох отточенным движением хвоста, пользоваться которым он научился от далекого предка аллигатора, невесть зачем привезенным местным жителем из командировки в подарок любимой теще и после её поминок выпущенный с оркестром в пруд, отправил шипящий комок шерсти в ближайший мусорный бак. Осталось решить, что делать с детенышем Наглого Кошака. Осталось решить, что делать с детенышем Кошака. Есть его не хотелось по причине малых размеров и большого обилия шерсти, от которой у Кабыздоха начиналась изжога, просто так оставить добычу Кабыздох не мог, поэтому он аккуратно взял его в пасть и потрусил в сторону дома. «Девкам отдам – решил Кабыздох, - пусть с ним сюсюкаются и откармливают. Вот подрастет, отожрется – там посмотрим, какие у него вкусовые качества».
Пожаловаться
Комментариев (5)
Отсортировать по дате Вниз
vfhubyfk  (аноним)  24.11.2007, 11:45
Оценка:  0
vfhubyfk
Ого....
А причесочку надо дыбом поставить....
Веселости придаст...
Шарма там... всякого...
и просто , как приманка....и вообще..
Тебе хочется быть приманкой?
ДрочМеН    25.08.2007, 12:51
Оценка:  0
ДрочМеН
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо

:07:
ДрочМеН    25.08.2007, 12:51
Оценка:  0
ДрочМеН
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо

:01:
ДрочМеН    25.08.2007, 12:51
Оценка:  0
ДрочМеН
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
чмо чмо чмо чмо чмо чмо чмо
ДорогаяОпиумка    01.07.2007, 18:39
Оценка:  0
ДорогаяОпиумка
Прям исковое заявление...а может и решение, определение....(ухвала-по укр.).. :02: :4:
Реклама