Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Странный сон

31 мая´07 16:12 Просмотров: 407 Комментариев: 0
Беспомощность. Ничтожно тихие голоса и бесформенные белые пятна. Не люблю беспомощность. Пятна, путано, бессвязно мыслящие, порывисто глупо двигающиеся и только мешающие жить. Придется падать. На спину, перекатиться вправо, развернуться и с колена начать стрелять. Свет остаётся снизу за спиной – два выстрела, встала, шаг в сторону, поворот, ещё выстрел и три подряд, падая на живот – два патрона в обойме. Сбросила в левую руку свою маленькую черную игрушку, перевернулась. Пистолет твердо зажат в руке. Никогда не считала выстрелы, но всегда знаю, сколько патронов в обойме. Глаза можно не открывать – все мертвы. Вокруг ничего нет. Только серая муть и дымчатый свет за спиной...
Свет должен быть за спиной. Чтобы победить, надо повернуться к свету спиной и стрелять. Это так просто. Тишина. Глаза напряженно вглядываются в причудливые вихри тумана. Никого. Раздувающиеся ноздри вместе с воздухом втягивают запах пороха и разогретой стали. Пульс понемногу успокаивается и вновь начинает ритмично разгонять кровь, совершенно забыв, как только что бешено клокотал. Когда-то и я останусь лежать здесь, если другой повернется спиной к свету и выстрелит первым. Но время еще есть. Секунды, проваливаясь неуклюже во время ходьбы, постепенно скрывают вдали человеческую тень. И свет, вновь спасший меня, молча протискивается сквозь туман к безжизненным телам моих врагов.

Все ждём. Обычно нападающий проигрывает – справедливая философия честного боя. Но ожидание не в мою пользу. Запомнила ритм дыхания противников и достаю ближайшего на вдохе. Двое - по сторонам. Кулак разбивает кадык; чуть уйдя влево, отталкиваюсь от корпуса ногой, кувырок назад через правое плечо и с выходом – удар двумя ногами под дых. На руках вправо подсечка и тело последнего падает спиной на подставленный кулак. Еще один кувырок назад, встала на колено, машинально сжимая рукоятку ножа – теперь можно оглянуться. С трудом сдерживаю радость от опьянения боем. Улыбка предательски расползается по лицу. Схватка с тремя соперниками всегда предпочтительней, нежели с одним. Меньше лишних движений. Спереди надвигаются еще две тени, но это уже ни к чему. Надо уходить. Если можешь не стрелять – не стреляй. Отвела от себя опасность – двигайся дальше. В бою побеждает тот, кто выжил. На бегу поправляю на голенище нож.

Победить можно умением, силой или упорством. Второй час мы лежали в тридцати шагах друг от друга. Я знала, что они там, они знали, что я здесь – игра в кто двинулся - убит. Шевелиться нельзя – трава выдаст любое движение – ветра нет. До рези ищем друг друга глазами, затем некоторое время, закрыв глаза, полагаюсь на слух и опять жадно вглядываюсь.
Стрелять нужно наверняка – другой тут же выстрелит на звук. Палец покоится на курке, пистолет лежит на земле боком – слишком тяжело держать его на весу столько времени. Хочется пить. Фляга на поясе, но шансов сделать глоток еще живой практически нет. Я лично дважды поплатилась за удовольствие, первый раз - змея, второй урок получила от снайпера. Не помешай ему ветер, сейчас бы я наблюдала за происходящим с более выгодной позиции. Замри и жди…

Пробуждение было долгим и каким-то смутным, однако ощущение принадлежности к миру теней медленно исчезало, уступая реальности.
С каждым мгновением свет становился всё ярче, тепло всё интенсивнее, и это постепенно наполняло силой тело, пока ещё какое-то чужое, скованное остатками сновидения, вызвавшего странные образы из тёмных глубин подсознания.
Сами образы становились всё более расплывчатыми, ускользали и возвращались на дно памяти всё быстрее и быстрее, и понятно было, что они исчезнут, когда пробуждение завершится. Чтобы отдалить это мгновение и припомнить, оживить эти ускользающие и быстро покрывающиеся серой пеленой забвения картинки, мне пришлось поплотнее прикрыть глаза. Так было проще хотя бы на несколько мгновений удержать украденные у подсознания воспоминания. Странные воспоминания. Нельзя сказать, что они были приятными, но и неприятными их тоже нельзя назвать. Они, хотя и были чужды мне, вернее ощущались всей моею плотью как чуждые и неестественные, всё-таки каким-то странным образом были мною, содержали не только частичку меня, но и моей сути, моей природы. Одновременно с этим в глубине моего сознания всё сопротивлялось мысли о том, что эти ползущие и извивающиеся при передвижении тени могут иметь какое-то отношение ко мне. И это пугающее ощущение скованности, долгой неподвижности, сменяющейся сном-умиранием, оставшееся следом в моей памяти, противоречило моей сущности и не могло принадлежать мне, и всё же каким-то образом это всё было мною и мне принадлежало.

Солнце тёплыми, становящимися с каждым мгновением жарче, прикосновениями ласкало уже всё тело, настойчиво возвращая в сегодня, нежно, но энергично разрывая связь с последними картинками, проваливающимися назад в подсознание, чтобы в нём затеряться. Мне почему-то было известно, что на этот раз это - навсегда, что они, эти картинки-воспоминания, уже никогда не вернутся, и так же почему-то очень важно было попытаться предотвратить эту потерю. Но одновременно всё моё существо стремилось к тому, чтобы раскрыть глаза и броситься навстречу наступающему дню, отдаться в его полное распоряжение, разбудить моё настоящее "я", к которому всё более настойчиво и неумолимо взывает ласковый тиран - солнце.
Наконец-то глаза раскрылись окончательно, но к моему удивлению, обнаружилось, что уйдя в небытие, тени воспоминаний не освободили место для настоящего, и, так и не найдя себя в смутных картинках прошлого, я почему-то нечего не знаю о том, кто же я на самом деле.
К счастью, замешательство первых мгновений сменилось радостным чувством узнавания.
Небо успокаивало ласковой синевой. Изумрудная зелень листвы вокруг и сочная яркость цветов пробуждали знакомые чувства и желания. Но вместе с тем, появилось и что-то новое, ощущение, которое до сегодняшнего пробуждения было для меня не только неизвестно, но и немыслимо, и, тем не менее, оно казалось необыкновенно естественным и присущим мне, всему моему существу.

Вдруг перед моими глазами промелькнула тень. Маленькая бабочка необычайно красивой расцветки пролетела прямо передо мной, потом ещё одна, ещё одна.
Я обнаруживаю, что мириады бабочек кружатся надо мной, слева, справа, позади меня…
Каждая из них как будто исполняет свой собственный обрядовый танец, а все вместе они летят куда-то бесконечным красочным потоком, оставляя позади себя радостное чувство праздника, смешанное с лёгким чувством сожаления о том, что эта феерия красоты и легкости, это кружево, сотканное из многих тысяч сказочно прекрасных и трепетных телец бабочек, скоро поредеет, иссякнет и сойдёт на нет. Но время идёт, а фантастической процессии не видно конца!

Тени прошлого окончательно проваливаются в небытие. Чувство необыкновенного подъема охватывает меня и завладевает всем моим существом. Невольно встрепенувшееся тело подчиняется внезапно осознанному призыву, наливается доселе незнакомой силой, и, поняв наконец-то моё предназначение, я, радостно взмахнув крыльями и ликуя от ощущения причастности к этому празднику, поднимаюсь в воздух и присоединяюсь к феерическому кортежу.



Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама