Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

-- За ними,-- кивнул я

22 июня´07 15:11 Просмотров: 253 Комментариев: 0
-- За ними,-- кивнул я.-- Я обещал их упокоить. Они не хотели никого убивать. И мучаться не хотели. Так что давай, выдергивай кольцо! Ты сделаешь то, за чем пришел сюда я.
-- Ты врешь, нелюдь! Ты пришел сюда убивать людей! Вы все -- убийцы, кровососы!
-- Не без того,-- согласно кивнул я.-- А вы?
-- Мы?!! -- он едва не задохнулся от совершенно искреннего возмущения.-- Мы ловим... таких, как ты! И исследуем! Мы спасаем от вас невинных людей! Вы мертвы! мертвы! мертвы! Вас не должно быть!
-- Мертвы,-- бешенство уже подступало к горлу, и я сдерживался из последних сил. Если бы не эта проклятая граната...-- Мы мертвы. И при этом живы. А такие, как вы, которые пытают мертвых -- такие, как вы -- как назвать вас?! Тот, у кого в сердце горит темное пламя, может стать вампиром, ожить после смерти. А такие, как вы, мертвы при жизни! У вас нет души! Ну, давай, дергай за кольцо! Что ты пятишься? Страшно?! За жизнь свою поганую боишься? Зря боишься! Ты уже мертв! Мертвее, чем я, чем они!..
Он сделал еще шаг назад -- и сквозь пелену кровавого бешенства я вдруг ясно понял, что он -- мой. Я достану его раньше, чем он выдернет чеку! Да и не станет он...
В этот миг произошло то, чего я предусмотреть никак не мог.
Мальчишка с раной в боку неожиданно рванулся -- и покореженная пулями «сбруя» не выдержала! Паренек повис на плечах у «врача»; обнажились короткие, но острые клыки -- и тут я услышал щелчок гранатной чеки.
-- Прочь отсюда!!!
Эльвица и капитан замерли в дверях -- и я просто сшиб Василия с ног, на лету уцепил его поперек туловища...
-- Эли, помогай! Сматываемся! Сейчас все рванет!
Она очнулась вовремя. Подхватив капитана, мы втроем рванулись прочь по коридору. Дверной проем. Ступеньки. Скорее, вниз, вниз, прочь отсюда...
Упругая волна ударила сзади, дохнула в спину жаром Преисподней. Заложило уши. Позади уже мчалось, догоняя, клубящееся, ревущее пламя, и оставалось только лететь, нестись вперед из последних сил, не оглядываясь и надеясь непонятно на что.
Спасла нас Эльвица. В какой-то миг она резко дернула нас вправо, мы ворвались в коридор неизвестно какого этажа, свернули за угол...
Здание еще тряслось, как в лихорадке, но я уже понял -- пронесло! А неслабый у них запас взрывчатки там был! Видать, на случай, если пойманные вампиры попытаются вырваться. Что ж, покойтесь с миром, братья. Честное слово, я не желал вам такого ухода! Впрочем, говорят, огонь очищает. Может быть, это и правда...
«Пусть мертвые сами хоронят своих мертвецов.»
Что ж, да будет по слову Его!
Я медленно поднялся на ноги.
-- Все. Пора уходить. До рассвета -- всего ничего.
И тут раздался Голос.
В первый миг мне почудилось, что ожили скрытые в стенах динамики, но это было не так. Бессмертный Монах, он же майор Жан Дюваль, в подобной ерунде не нуждался.
-- Это был хороший работа,-- громыхнул сразу со всех сторон голос со странным гортанным акцентом.-- Вы сделать ее за нас. Предатели умерли. Мертвые тоже умерли. Проект исследований... изучений не-мертвых будут закрыть. Результатов -- нет. Все сгорело. Люди погибнуть. Большие убытки. Вас изучать не будут. Больше. Только уничтожать. Закрыть проект. Все как задумано. Я говорить вам «спасибо»! Вы помогать мне. За это я дам вам легкий смерть. Есть способ. Оставайтесь на свой место. Я иду.
Ну вот, дождались.
Вздохнув, я достал «ТТ» и проверил обойму. Все верно. Серебро.
Аргентум.
Лучший аргумент в споре с теми, кто считает себя бессмертными.
* * *
Их было пятеро.
Вот это и есть настоящее подразделение «Z»,-- понял я.
Эти не станут пытаться взять нас «живьем», не станут «изучать».
Но и пытать не станут.
Они нас просто упокоят -- быстро и без мучений. Я верил, что им известен такой способ. Они -- не садисты, и, на их взгляд, даже не убийцы. Они просто выполняют свою работу.
Работу гробовщиков, если угодно.
Мертвое должно стать мертвым.
Окончательно.
И в чем-то они правы...
Внутренний взгляд распахнулся сразу во все стороны расширяющейся сферой -- и мгновенно наткнулся на еще три фигуры за поворотом коридора.
Обошли.
И еще один маячил где-то на самой периферии.
Итого -- девять.
Против троих нас.
Сквозь пятнистую униформу без знаков различия ослепительным белым светом сияли спрятанные под ней истинные распятия, и золотое пламя неотвратимой Судьбы горело в груди каждого «святого отца» с автоматической винтовкой в руках.
А вот и сам Бессмертный Монах...
Мой внутренний взгляд уперся в него -- и меня словно ожгло огнем! Удар был настолько силен, что я едва устоял на ногах. И все же я успел увидеть!
Увидеть то, что было внутри у Бессмертного Монаха.
Он больше не был человеком. Не был -- едва ли не в большей степени, чем мы, вампиры! Внутри него полыхало бесстрастным аквамарином ледяное полярное сияние -- и это была даже не Судьба. Это было нечто выше. Нечто настолько надчеловеческое, неотвратимое, что сама мысль о сопротивлении или бегстве от этого казалась нелепой и глупой.
-- Когда-то я был человеком,-- синим холодом ноябрьского ветра ворвалось в мою голову.-- Это вы сделали меня таким. Вы, исчадия Тьмы, ожившие трупы. Вы убили всю мою семью. Я выжил. Выжил и поклялся. С тех пор... Впрочем, это не важно. Стой на месте -- и не бойся. Я подарю тебе покой. Тебе и им. Может быть, Он и простит вас. Надейся на это -- если ты еще можешь надеяться. Я иду.
Теперь я понимал, почему до сих пор никому из вампиров не удалось одолеть его. Единицы -- бежали. Сотни -- погибли, упокоились навсегда. Его невозможно победить, убить, уничтожить...
Может быть, это даже к лучшему. Только сейчас я понял, как я устал за все эти годы, за годы бессмысленных смертей, призванных продлить мое бесцельное существование. Он прав. Мертвое должно стать мертвым.
Окончательно.
Я стоял и покорно ждал, глядя на приближающегося Монаха. Только и позволил себе, что чуть повернуть голову -- и в последний раз взглянуть на Элис. Увидеть ее глаза. Ее волшебные изумруды, в которых я утонул с первого взгляда, которые стали началом конца для нас обоих.
Тоска стыла в ее глазах. Тень рока уже коснулась ее, и бежать было некуда, и сражаться бессмысленно -- разве могла Девочка Эли противостоять этому... существу?!
...Она -- нет.
А я?
А я?!!
Ведь это из-за меня она сейчас погибнет окончательно!
Ведь это я...
Я обернулся к Бессмертному Монаху -- и ухмыльнулся ему в лицо, обнажив свои клыки.
-- На этот раз -- не выйдет, брат Жан!
Почти запредельным усилием воли я отшвырнул сковавшее меня безвольное оцепенение.
И нажал на спуск.
Пространство взорвалось, брызнув осколками неподвижности.
Время в очередной раз бешено рванулось вперед.
Падая и раз за разом остервенело давя на спусковой крючок, я еще успел сбить с ног Элис.
Капитана -- не успел.
Я целил Монаху в лицо, но он легко ушел в сторону, опередив мой выстрел на долю секунды. Зато одному из его людей не поздоровилось.
Осталось восемь.
Оглушительный рев рвет уши заскорузлыми от крови медвежьими когтями.
Капитан!
Прохоренко плавно, как в замедленной съемке, валится на спину. На его теле дымятся, исходя гноем и черной кровью, несколько ужасных ран -- но Василий все продолжает давить на спуск своей «М-16». Пули с визгом мечутся по коридору, рикошетят от стен -- и вот еще один «святой отец» опрокидывается на спину с развороченной грудью.
Осталось семь.
Мгновение передышки.
Щелчки сменяемых магазинов, лязг затворов.
Вот он, шанс!
-- Эли, за мной!
Секунда -- ухватить капитана под мышки.
Еще секунда -- спиной выбить ближайшую дверь, вместе с капитаном ввалиться в комнату. Эльвица впрыгивает внутрь следом, и тут же коридор взрывается дробным грохотом выстрелов.
Хрен вам! Опоздали!
А вот и окно.
-- Летим!
Кажется, с того момента, когда мы вот так же несли смертельно раненого Василия -- тогда еще человека -- прошла целая вечность.
А ведь это было вчера!
Время стремительно сжимается, коллапсирует, того, что мы пережили за последние два-три дня, с избытком хватило бы на годы моего предыдущего посмертного существования.
Да и были ли они, эти годы?
Сейчас прошлое кажется подернутым туманом, зыбким, нереальным.
Есть только «здесь» и «сейчас», есть только Элис, я и раненый капитан -- и идущий за нами Бессмертный Монах со своими людьми.
Или это тоже -- иллюзия, сон, бред гаснущего навсегда сознания, которое отчаянно ищет пути к спасению?..
Окно взрывается черным нарывом, брызжет бритвенными лезвиями осколков. Мы взмываем над полом -- и словно натыкаемся на невидимую стену.
За окном нет ничего!
Бесконечная плотная мгла, непроницаемая и безразличная, ничего не имеющая общего с родной прохладой ночи, которая всегда укроет, овеет свежим ветром, подмигнет бесчисленными глазами звезд...
ТУДА БЫЛО НЕЛЬЗЯ!
Мы чувствовали -- оттуда нет возврата! Там -- не смерть, не вечное упокоение -- но нечто во много раз худшее! Там...
Нет!
Этого не может быть! Такого не бывает.
Это...
«Но я не был никогда рабом иллюзий!» -- очищающим электрическим разрядом полыхнули в мозгу слова слышанной когда-то песни.
Из глаз моих изверглось пламя и с треском разрываемой в клочья ткани ударило в ничто, поджидавшее нас по ту сторону окна.
Этого тоже не могло быть -- но клин вышибают клином!
И мгла за окном лопнула, как мыльный пузырь.
Там все равно было что-то не так -- но это был единственный путь к спасению. И мы вихрем вырвались из окна как раз в тот момент, когда я спиной ощутил, как меня нащупывает зрачок инфракрасного прицела.
Мы вырвались!
Но я знал, что это еще не конец.
Теперь они не отстанут от нас, не сойдут со следа.
Травля началась.
2
Они прыгали позади нас из окна второго этажа, вскидывали вверх оружие, ловя нас в прицелы. А мы с Эльвицей никак не могли набрать высоту -- мы словно бились в какой-то невидимый серый потолок, сквозь который тускло светили далекие звезды.
Луна куда-то исчезла, вслед нам тянулись голые ветви вязов, словно пытаясь удержать... (Почему -- вязы?! И почему ветви -- голые?!) Пули противно выли идущей по следу стаей псов, вбивались в низкий потолок серебряными гвоздями, гвоздями в крышку гроба, до которого нам не добраться, не добраться, потому что рассвет вот-вот наступит и сожжет нас, ветер нас развеет, словно пыль...
«НО Я НЕ БЫЛ НИКОГДА РАБОМ ИЛЛЮЗИЙ!»
Молнии -- уже не из глаз, из самого сердца.
Моего мертвого сердца.
Треск разрядов. Плавится серебро. Небо горит, и земля горит, потолок отшатывается прочь, пространство вокруг трескается, неохотно выпуская из себя знакомые здания, в испуге притихшие клены...
Врешь, брат Жан! Я не поддамся! Я теперь знаю, как! Пока что ты сильнее, но если мы переживем наступающий день...
Институтские корпуса изгибаются, тянутся к нам оскаленными пастями выбитых окон.
«Это только иллюзия, всего лишь иллюзия, это параноидальный кошмар, который он пытается внушить нам!» -- твержу я себе.
Но я уже знаю -- иллюзии могут убивать!
Сейчас остались только мы -- я и Бессмертный Монах. Это поединок двух разумов, двух воль. И если я его проиграю -- он уничтожит нас всех в одно мгновение.
Я тянусь в ночь, зачерпываю полные пригоршни бледнеющего, из последних сил сдерживающего подступающий рассвет, мрака -- и Тьма послушно закручивается вокруг нас бархатными жгутами, укрывая от глаз преследователей, от лазеров наведения, от всевидящих зрачков инфракрасных прицелов.
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама