Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Они спрыгнули с поезда прямо в солнечную жару

24 июня´07 18:08 Просмотров: 369 Комментариев: 0
Они спрыгнули с поезда прямо в солнечную жару. Потащили сумки в самый конец перрона, потому что «он был здесь в прошлом году и знает, куда идти». В итоге они оказались у обрыва.
М-да, сказала она, скептически изогнув небольшие красивые губы.
- Вернемся?
- Нет. Будем прыгать.
Они швырнули сумки и спрыгнули вниз, как гибкие дикие обезьяны. Дошли до остановки автобуса. Ваня развалился на лавочке, вкусно затянулся сигаретой, и стал неспешно осматривать местность огромными синими глазами. Тени от его ресниц высвечивали на фоне улетающего ввысь дыма. Мила не могла оторвать от него восхищенного взгляда, одновременно скрывая это под маской легкого равнодушия. Она еще не успела разобраться в своих чувствах. Была ли это просто радость обладания чем-то прекрасным, или нечто более глубокое. Но разбираться в этом не было ни сил, ни желания. Ей хотелось просто хорошо отдохнуть. С человеком, чье безмятежное спокойствие удивляло ее нервную душу. Оно исцеляло, оно часто отвлекало от черных мыслей и скрепляло вместе все ее кусочки.
Старый оранжевый автобус покатил за город в необжитые места на побережье. Ваня много говорил, а Мила высматривала редкие деревья или ветряные мельницы и радостно тыкала в них пальцем. Она прикрыла веки и бесконечность запрыгала перед глазами радужными мыльными пузырьками. Хотелось молчать и улыбаться. В такие моменты Ваня никогда не мог до нее достучаться и часто обижался на «равнодушие».
Они прибыли в маленькую деревню, всю сплошь из песка. Бесцветные дома, разбитые дороги и бледно-голубое небо были покрыты точками потерянных кислотных прохожих, счастливых и улыбчивых. Эйфория Милы достигла своего пика. Она распыляла вокруг себя счастье как воду из шланга.
Они все брели и брели по дорогам в поисках жилья. Уставшие путники. Перекати-поле.
И вдруг Ваня остановился как вкопанный.
- О! Смотри! Вот в этом доме мы жили в прошлом году! Давай зайдем к хозяевам? У них было так хорошо!
Опять прошлый год, подумала Мила. Кассету ее внутренней музыки резко зажевало. Чужое прошлое забегало перед глазами настоящими живыми картинками. И самой яркой была картинка «той бывшей девочки». Таинственной и глубокой. Вот они сидят здесь, в этом дворе. Курят. Она смотрит ему в глаза. Смотрит завораживающе долго. Как он ее обнимал? Что он ей говорил? Куда она делась? Никуда. Она была здесь в прошлом году. И сейчас есть. У Милы закружилась голова. Ревность. Этого не может быть, мучительно удивилась она. Первый приступ оказался совершенно невыносимым. Радужные пузырьки лопнули.
- Иди сам. Я не хочу. Я вообще хочу уехать отсюда, - пробормотала Мила.
У Вани широко раскрылись глаза.
- Мила, ты чего? Что случилось?
Она молчала. Ваня взял ее ладонь обеими руками. Она отвернулась и пошла вперед.
- Ничего не понимаю, - пожал плечами Ваня и поплелся за ней.
Они нашли чудесный отдельный домик. Там даже был местами стеклянный потолок. Но узкие кровати стояли отдельно. Нет, сдвинуть не получится, тут угол мешает, сказала хозяйка. Вот и хорошо, со злостью подумала Мила, легла на свою кровать и уснула.
Вечером они гуляли по пляжу, мимо проходили томные Тусовщики, пахло арбузами и шашлыком. Ваня нежно прижимал Милу к себе, втягивая в свое крупное высокое тело. Удивлялся. Моя маленькая девочка, шептал он и целовал ее в затылок. Гладил по волосам и плечам. Мила слегка оттаяла. Она брала его большие ладони и накрывала свое лицо. Она улыбалась. Но внутри все равно что-то дрожало и кусалось. Сравнения накатывались на угадывания, увиденные фотографии – на случайные чужие слова.
И только ночью, когда Ваня, как сонное животное, обнял ее своими руками и ногами на узкой-узкой кровати, Мила немного успокоилась.
Какое он странное, беззаботное создание, думала она, ковыряя утреннюю яичницу. Как можно так бездумно плыть по течению, вообще не осознавая происходящего? Как можно потратить на человека три года жизни, а потом писать в дурацком интернет-дневнике, что это была не любовь. Что угодно, но не любовь. Вот она, Мила, точно-точно знала, что это за чувство. Да. Девушка откинула назад голову, устремила в небо серые глаза и принялась перебирать все свои огромные прошлые страсти. Они были как забег. Быстрый, изнуряющий, всегда на короткие дистанции. А потом – бац! И в одну секунду она понимала, что все – маршрут окончен. Всем спасибо, все свободны. Охота. Подозрительно похоже на охоту, осенило Милу. Но ведь все равно она любила, ответила она сама себе.
Ваня словно что-то почуял и стал реже вываливать свои прошлогодние мемуары.
Несколько дней они разглядывали кайтеров, летающих по небу, ползающих по песку, ловящих падающие парашюты; общались с новыми сумасшедшими друзьями, прятались от дождя и песчаного ветра, а по ночам колыхались вместе с огромной психоделической массой танцующих Белозубых. Гладили загорелые животы друг друга. Смеялись. Мила часто исподтишка следила, как Ваня говорит, как и на кого он смотрит. Днем, когда делать было совсем нечего, она особенно остро переживала его брови, его прозрачные глаза. Иногда замечала, что копирует его жесты. Так происходило всегда, когда ей кто-то очень нравился.
Но где-то, где-то совсем близко над ухом, она постоянно слышала зудение своих натянутых нервов.
Как-то они сидели на открытой террасе ресторана. Плетеные стулья, яркое холодное солнце, море. Они пили кофе и запихивались холодной фастфудовской едой с томатным соком, которую им продали еще сонные официанты. Мила была завернута в экзотическое одеяние, которое он выиграл для нее. Вдруг какой-то парень оглянулся на них. Налетел порыв песчаного ветра, линзы на глазах Милы покрылись песком. Парень оглянулся еще раз и потопал к их столику со своим подносом. В его каппучино колыхалась грязная пена. В море по левую руку грязная пена налипала на берег. Привет, сказал он Ване, повернувшись боком к Миле. На солнце налезла серая тучища и по голой коже поскакали мурашки. Не узнаешь?, - продолжал тот парень. Помнишь, в прошлом году? Мила дернула рукой и разлила томатный сок прямо на дорогие серые шорты этого парня с отвратительно узкими маленькими глазками. Ваня заулыбался. О-о-о-о, в прошлом году столько всех было, но, не могу вспомнить…….Змеиный удивился. Да? Ну ты еще был со своей девушкой, такая темненькая, небольшого роста, продолжал он, размазывая на себе томатный сок. Может, сегодня вечером по пиву? Мила поперхнулась и закашлялась. Кашель все нарастал, глаза от песка покраснели, она задыхалась и не могла остановиться. Ваня в ужасе кинулся хлопать Милу по содрогающейся спине и закричал:
- Воды!
- Так что насчет пива вечерком? – отвратительно укусил сандвич тот парень.
Мила вскочила и, кашляя, понеслась сквозь ветер на первый этаж. Ваня бросился за ней:
- Подожди! – и обнял за плечи, пытаясь остановить.
- Не трогай меня! Больше никогда не касайся меня!
- Да что с тобой? Что я тебе сделал?
- Ничего! Вот именно, что НИЧЕГО. Все, что ты мог, ты, видимо, сделал в прошлом году.
Ваня слегка нахмурился:
- А почему тебя так волнует мой прошлый год?
- Да потому что ты только об этом и говоришь! Только об этом и думаешь!
- Ну и что такого? Ты тоже много рассказываешь о прошлом лете.
- Я не рассказываю о тех местах, которые связаны с моими бывшими парнями!
- Так я тебе тоже не рассказываю о своей бывшей.
- Я и так все знаю! Мне Миша сказал. И фотки показывал. Твои с ней.
- Вот мудак.
- Сам ты мудак! А я дура, потому что ревную тебя. Ужас. Я схожу с ума! Я вообще не могу радоваться. Это ужасно, - расплакалась Мила.
Ваня прижал к себе ее мокрое лицо.
- Мила, единственная моя девочка! Зачем ты ревнуешь? Это же прошлое. Я весь, полностью в настоящем. Просто я думал, что тебе интересно послушать мои маленькие рассказы. Тем более, что именно в прошлом году я был здесь один, с друзьями.
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама