Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Я не знаю, чья это история, но очень красиво....

12 июля´07 10:39 Просмотров: 167 Комментариев: 0
Есть ли на свете девушка красивее ее? Есть, и не мало…
Есть ли на свете девушка умнее ее? Есть, и не мало…
Есть ли на свете девушка обаятельнее ее? Есть, и не мало…
Есть ли на свете такая же как она? Нет. И, черт возьми, он знал это. Никто не умеет улыбаться как она, никто не может так молчать. Девушка с тонкими пальцами, девушка с прозрачной кожей. Она забрала его сердце и оставила в замен свое.
Каково это жить с чужим сердцем, легко трепещущем в руке? Это могут только влюбленные. Чуть не углядишь, и оно упадет, упадет в вечную грязь мироздания, разобьется на мириады потухших кусков. Собирать его никто не будет. Так, сметут веником в совок и бросят в мусорный контейнер. Уборщикам Вселенной хватает работы…
А человеку жить. Жить без сердца, с одним кровяным насосом между легких. Так рождаются циники. Так умирает радуга в глазах детей. Так потухают звезды.

- Знаешь, мне сегодня нужно задержаться на работе. Я приду поздно. Ложись спать.

Сердце может вырасти заново. Конечно, уже не такое как прежде. Самое смелое сердце – сердце ребенка, который еще не видел, как топят ненужных котят, как папа в ярости бьет тарелки, как бабушка умирает в своей постели. С возрастом сердце становится трусливее, оно теряет свою силу, оно боится любить.

Каждое ее новое сердце было сильнее предыдущего. Нонсенс, но факт, она училась любить жестоко и болезненно, но лучше ее сердца не работало ни одно другое. Его сердце, маленькое и измученное, теперь жило в маленькой и удобной теплице ее ладони. Понемногу оно оживало, крепло и просило больше еды. Да. Сердца тоже завтракают, обедают и ужинают, даже хрустят чипсами в промежутках. Их еда – это эмоции и впечатления. Поначалу его сердечко не редко мучалось несварением, коликами и прочими неприятностями. А потом раз за разом, поглощало все больше и больше, радовалось и начинало сиять.

-Знаешь, я вчера утром шел на работу и увидел, как солнце отражалось в куполах нового храма, а его паперть тонула в молочном тумане. Чуть на работу не опоздал, так засмотрелся!

Сердце можно вернуть его владельцу. Просто прийти и обменяться горячими кусочками плоти. Не очень приятная процедура. У сердца есть корни и, консерватор по натуре, оно не любит покидать насиженного места. Да и время нужно найти… Его ведь никогда нет.

- Знаешь, мне встретился один молодой человек, мне очень хорошо с ним. Я пойду.

Шлеп… Его сердце упало, но не разбилось. Отскочило каучуковым мячиком и попыталось вернуть в ту же ладонь.

- Знаешь, я не хочу тебя терять. Ты изменила меня. Останься!

Два сердца не удержать в одной ладони. Злой, агрессивный новичок легко выкинул из теплого гнезда предыдущего воспитанника. Его сердцу ничего не оставалось, как вернуться в родную грудную клетку. Тесно. Неудобно. Холодно.

- Знаешь, мне очень плохо без тебя. Вернись, прошу. Давай начнем все заново.

Хорошие были ее сердца, крепкие, сильные. Только полуслепые. Они никогда не смогут стать чемпионами, потому что умеют видеть и переваривать только красоту. Страдания – геркулесовая каша. Слезы – теплое коровье молоко. Красота – устрицы под клюквенным соусом.
Новичку не понравилось в ее ладони. Молодой человек без колебаний разжал свои пальцы… Больно. Еще бы не больно, вина тщательно заморозила грязь. Со всего размаха плюхнуться на непривычно холодную и жесткую поверхность было достаточно, чтобы у сердца распахнулись глаза. Она собрала сердце сама. Кусочек за кусочком, осколок за осколком. Отогрела, отпоила, отмыла. Теперь сердце не привередничало. Жевало кашу с молоком и не морщилось.

Они столкнулись на выставке картин малых голландцев. На одном пиршестве ритмичных сокращений. Она улыбнулась. Чуть виновато, чуть прося прощения, блаженно и радостно. Он взял ее руку, тонкие девичьи пальцы с просвечивающими венками. Тихонько прикоснулся к своей груди, и сердце счастливо скользнуло на ладонь. Он вложил свое сердце в ее руку. Потом потянулся за ее. Ее сердце прищурилось с сомнением и подозрением, но доверилось ему. Он поднес ее сердце к своему, и они уютно устроились в домике из четырех ладоней - двух больших, горячих, и двух нежных, мягких – и забились в унисон.
- Знаешь, я люблю тебя!
- Знаешь, я люблю тебя…
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама