Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

СОН.

28 октября´04 17:50 Просмотров: 388 Комментариев: 1
Живу я, если разобраться, в странном поселении. То есть, с виду тут все в порядке, без аномалий, но территория закрытая, из внешнего мира можно к нам попасть при желании или необходимости, но никто потом выехать из города не может. А причина состоит в том, что большая часть из нас инфицированы странным вирусом, неопасным с виду, но смертельным. Симптомов у заболевания особых нет, просто ты чувствуешь его в организме и через непродолжительное время, сорок восемь часов, твое существование прекращается. Вакцина не найдена, передается эта дрянь бытовым путем, но заболеешь ты, или нет- непонятно никогда. Среди нас есть и такие, кто родились здесь, прожили жизнь здесь и тихо умирают от старости, но вирус их не тронул.
Имеется единственный способ обмануть смерть, и этот способ- инъекция. Помните, в начале прошлого века был создан наркотик под названием “Нирвана”? Пять кубиков в вену, и тридцать дней парения над землей, счастья и прорыва в запредельное… потом смерть, безболезненная и легкая, переход в другое измерение с улыбкой на губах. Его, конечно, запретили после массовых самоубийств, когда был выявлен такой исход. Так вот “Нирвана”, если вовремя уколоть, продлевает жизнь инфицированному ровно на тот же срок, за который убивает здорового человека. И все, у кого вирус, колются ею раз в месяц и живут долгие годы. Но есть одно “но”, не без этого… Там побочный эффект…
Человек перестает чувствовать запахи, теряет осязание, нервные окончания практически полностью выходят из строя. Только зрение не страдает, а даже улучшается и можно стоя у подножия Эвереста пересчитать снежинки на его вершине. Зато и боли не бывает, физической, по крайней мере, и мозг начинает функционировать почти на полную мощность, процентов на девяносто. Те, кому невмоготу становилось жить с этим, сжигали себя, комментируя наблюдателем, как это – быть кормом для костра. И среди наших самосожжение- очень модный способ проститься с жизнью.
Я живу здесь девять лет, мне было пятнадцать, когда отец заразился вирусом и мы решили всей семьей переселиться сюда, хотя и я , и мама, и младшая сестра были здоровы. Они впустили нас, но покинуть это место мы никогда не сможем. А никому и не хочется возвращаться туда, откуда мы бежали или были изгнаны.

С треском распахнулась дверь, тишина взорвалась хохотом и хрюканьем, под поросячий визг домой ввалился Лешка, неся на руках Фунтика, а следом за ним, робко протиснулась незнакомая мне барышня, которую поддерживал под пятую точку наш сосед, талантливый лентяй Ванечка.
Фунтик (это маленький чистенький поросенок) визжал от раздражения, зажатый у Лешки под мышкой, но с немытыми копытами его в дом не пускали.
-Это Лера! –торжественно объявил Ванечка, глядя на меня так, будто ждал, когда я присяду в глубоком реверансе.
У Леры были перепуганные глаза с желтыми ресницами, бледность, подчеркивающая веснушки, белые, как цыплячий пух, волосы и сумочка, о которой мечтала я, увидев на днях в журнале. Я улыбнулась так, что ужаснула ее количеством своих зубов, по крайней мере на мою улыбку новая знакомая отреагировала испугом.
-А это правда, что свинья спит с вами в одной постели? –озадаченно спросила она.
-Нет, конечно, Лешка сочиняет все! У Фунтика есть собственная мягкая кроватка, с нами ему спать противно, мы же не такие чистюли, как он!-мой ответ поверг бедную девочку в еще больший шок, и она брезгливо поморщилась, передернув плечами.
-И зачем держать в доме свинью, не понимаю- промолвила она, хотела что-то добавить, но Ванечка потащил ее в кухню с банальным вопросом “чай-кофе-потанцуем”.
-Кто тут назвал Фунтика свиньей? –заорал Лешка из ванной- он же человечнее нас всех, вместе взятых!
-Сейчас начнется рекламная кампания Фунтика- порадовался Ванечка, -давно я не выслушивал лекций в защиту свиней! Знала бы ты, как он обожает бекон!!! –трагическим шепотом в сторону Леры прошипел этот змей.
-Кто? Фунтик?! Каннибал….
-Да нет, не Фунтик, а Лешка,-пришлось вмешаться мне.

Тем временем из холодильника вынырнуло пиво, из пакета была выложена рыба и чипсы, и мы стали дружно все это поглощать. Солнце, прячась за спутниковую антенну наших соседей напротив, уползало за горизонт. С моего места всегда можно было наблюдать такую картину на закате, при условии подходящей погоды. Но тут случилось нечто, я вдруг почувствовала, что мой взгляд течет, как вода, прочла название фирмы-производителя спутниковых антенн и поняла четко и ясно: вирус во мне. Сомневаться не приходилось, те, кто испытали это ощущущение, никогда не могли его описать, да его и не требуется описывать. В один миг это становится понятным и бесспорным, вот и все.
Когда кто-то заболевает, страха нет, неловкости тоже. Констатируешь факт, звонишь в Центр и сообщаешь новость. Тебе предлагают “Нирвану” или смерть через сорок восемь часов, а ты выбираешь на свой вкус.Между очередным глотком и очередным анекдотом я сделала положенный звонок и выбрала инъекцию. Послезавтра утром мы отправимся в Центр, там накроют для нас последний стол, любые деликатесы по желанию, так как в последний раз можно будет насладиться вкусовыми ощущениями во время приема пищи. Будет вино, или любое другое спиртное, драп и кокаин, если захочется, в общем, что душе угодно. А компанию мне составит Лера, так как департирована к нам час назад именно по причине вируса, Ванечка и мой Лешка составляют комитет по встрече и приему ее здесь, у нас. Когда во внешнем мире кого-то настигает вирус, а такое случается, люди предпочитают созвониться с ближайшим поселением, чем быть гонимыми толпой. Все боятся вируса, как чумы и даже , случается, физически расправляются с теми, кому не повезло. Или повезло, как посмотреть. Муж Леры отказался от переселения и не отдал ей маленькую дочь. Но вирус делает людей равнодушными ко всему, так что сожалений или грусти она не испытывала.
Но мне было, мягко говоря, не по себе, уж очень не хотелось утратить привычные ощущения. Невозможность чувствовать запахи, как ароматы, так и зловоние, меня пугала не особо. Но настораживало то, что с оргазмом можно распроститься навсегда и вычеркнуть это слово из лексикона.
-Я буду, как робот, хорошо отлаженный механизм, выносливый и неприхотливый- думалось мне, да, я позабыла о том, что мозг, зараженный вирусом начинает функционировать почти на полную мощность, точные науки становятся доступными, как азбука и большинство научных открытий последних шести десятков лет принадлежат инфицированным. Остальное человечество находится в постоянной заботе о нас, но никто не горит желанием влиться в наши ряды. Малая толика чудаков и преданных прогрессу людей добровольно подселяются к нам и живут среди сосредоточенных неулыбчивых лиц. Смех услышать можно крайне редко, мы не смеемся и не улыбаемся, эмоции нам чужды. То есть, не нам, а пока еще им, но послезавтра я тоже стану такой, как большинство, живущих здесь.

Вот жалость то! А я уже начала верить, что вирус обойдет меня стороной. Даже замуж за Лешку собралась…
-Я тоже заражусь!- с нахальной улыбочкой заявил он,-я знаю, как это сделать!
-Но вирус насильно не приживается, ты только убьешь себя, если попробуешь его привить!-это Ванечка вступил в беседу. Он у нас медик, почти, ветеринар, в общем. Неинфицированный, кстати, но мечтает об этом, как о манне небесной. Говорит, что заразившись, обязательно найдет на вирус управу, глупо конечно мечтать о таком, в тридцать девять лет вообще мечтать глупо, это же порог старости. А мы практически не стареем, не умираем, только по собственному желанию… Вот уже и я привычно говорю о носителях вируса “мы”…
Городишко наш насчитывает под сто тысяч жителей, не много, не мало. Таких поселений на планете несколько, не помню точное количество. У меня с памятью беда, избирательная слишком. Чего не желаю помнить- выметает из мозга начисто, даже когда кто-то берет на себя труд напомнить мне мои проделки, особенно в подпитии- у меня начинаются провалы. Удобно и не мешает жить.
Гостей мы с трудом выперли вон и остались вдвоем. Стало тоскливо и грустно, говорить было не о чем, а мысли лезли в голову- одна чернее другой. Придется мне покинуть этот дом и жить отдельно, раз уж никакой семьи из нас не вышло. Мой бывший будущий муж поглядывал на меня искоса, хотел что-то сказать и не решался. Но я и так знала, чего ему надобно, две ночи всего оставались нашими, вот он и мялся.
-Может пойдем, прогуляемся? Погоденка так и шепчет…
-Ага,- просипела я- умри сегодня, шепчет.
-Ну что за упадническое настроение? Идем, нельзя забиваться в норку и себя жалеть, это не помогает. А так хоть развеешься.
-Я бы с удовольствием развеялась… пеплом по ветру…
После этих моих слов он увял и больше меня не дергал, а я сидела, прислушиваясь к своим ощущениям и они все меньше и меньше печалили меня. Когда я очнулась от раздумий, Фунтик дрых на коленях у Лешки, который, в свою очередь внимательно смотрел телик. А по телику вещали очень содержательную рябь, это был канал местных новостей и отрубался он в 22.00. Пискнули часы на моей руке, возвратив меня к действительности… Полночь.
-Ну что, может, и правда, пройтись?
Лешка вздрогнул, как укушенный и пробормотал что-то, потом прокашлялся и сказал:
-Зато ты никогда ничем болеть не будешь и проживешь триста лет, а я лет через пятьдесят состарюсь и помру, если не найду способа инфицироваться.
-Вот дурак!-вздохнула я,- и надо оно тебе?
-Ты не понимаешь…
-Пока нет, но, может, послезавтра, когда пойму, как это, на самом деле, быть живым роботом…
-Не преувеличивай! Мы же прекрасно общаемся с теми, кто…
-Уж да, прекрасно! Музыка их не интересует, искусство никакое тоже, ходят в своих чучельских нарядах и говорят, что так удобнее всего!
-Так вот в чем главная твоя печаль! Ты боишься к шмоткам охладеть! Ну, если останешься со мной, обещаю, что буду тебя иногда упрашивать наряжаться!
Я хихикнула в ответ на его самоуверенность, мы нежно поцеловались и пошли, но не в спальню, а на улицу. Народу было много, у нас не бывает будней или выходных, как таковых. Энергии много, а девать почти некуда, вот и шляются все кругами. А тут еще такая новость, сразу двое в один день упадут в нирвану. Меня поздравляли все, кто с серьезными лицами, кто с улыбкой, только мама расплакалась, когда мы зашли к ней. Машка подвисала в учебном корпусе до утра почти каждый день, именно поэтому мне было странно видеть ее дома, когда еще и часа ночи не было.
-Завидуюууууу……-протянула она.
Мама одернула ее и заявила:
-Тебя еще потерять не хватало!

Все это было тягостно, и мы порулили к нашим общим друзьям. Это была семейная пара с приличным стажем, причем он заразился в день свадьбы. И мне хотелось расспросить, как же они все эти годы жили, если эмоции доступны только Райке. Нас, по всей видимости, ждали, детей не слышно и не видно, Павлик отправил их наверх, спать.
-Ну а вы то.. это…- после чая и пирожных начала я.
-Ну конечно, это! Дети же взялись откуда-то, не понимаешь?- Райке лишь бы повыпендриваться, как всегда. Она красивая, но мало кого интересует, вот и мается.
-Ну и как?- уточнила я.
-Мне нормально, привыкла. Просто говорю ему, когда достаточно, вот и все. А тебе еще проще будет, Лешка сам отвалится, как клоп, напившийся кровищи!- чувство юмора у Райки мрачноватое, но мы уже привыкли.
-Это я-клоп?- взбеленился Лешка,- сама клоповка! Клопиха! Клопуха!- он продолжал бы бесконечно, если бы не вмешался Павел. С самым серьезным видом он заявил, что сей процесс ему наслаждения, конечно, не приносит, но удовлетворение на высоком моральном уровне, так как, понимая потребности организма супруги… И понеслось.
Я снова приуныла, Лешка то и дело бледнел, как полотно, у него обратная реакция, он от стыда бледнеет.
Потом пошли разговоры о том, что тетка из поселения в Китае сегодня по интернету…
Они с такой скоростью общаются в сети, нормальный человек ни за что не угонится, в реальном времени прочитывать все не успевает. Сидят чуть ли не круглосуточно за компами, как приросшие, или по лабораториям тусуются, так и живут. Глаза у всех со временем становятся неимоверно яркими, во внешнем мире даже мода пошла на линзы под инфицированных. Если бы мне не было все равно, я бы этому даже порадовалась! Всю жизнь обожала себя приукрашать, и вдруг мне стало все равно. В голове вертелась одна мысль, Гамлет отдыхает: жить или не жить?
Вроде и жить охота, а и страшновато… Что ж, посмотрим, как там дальше все сложится!
А дальше мы подпили чего-то крепко-разноцветного, прибежали домой, на ходу роняя одежду, добрались до ванной, откуда все и началось в этот вечер, а потом всю ночь, как кролики, пока истощенный Лешка не уснул прямо на мне. Я поначалу думала, шутит, пока не спихнула его с себя и с кровати, а он так и остался сопеть на полу, по даунски приоткрыв рот. Я медленно поднялась, усталости не ощущалось, подошла к окну и загляделась на сереющее небо. Наш дом выгодно расположен, на самой вершине холма, поэтому и закаты, и рассветы из него наблюдаются потрясающе. Для тех, кого такое зрелище способно потрясти. Мой предпоследний рассвет с эмоциональным восприятием мира… И тут до меня дошло, что все остальные сразу, вместе с приходом вируса в организм, теряют интерес к таким вещам, о которых я сейчас только и думаю! Не может этого быть! И я галопом помчалась к телефону, названивать знакомым с расспросами. Инфицированные не лгут, а правда меня ошеломила! Что-то со мной не так!
Через пятнадцать минут, без шума и скандала, подъехала машинка с работничками центра, меня аккуратненько подсадили в фургон без окон и бережно куда-то повезли. Лежа на кушетке направление проследить не удавалось, но я сосчитала повороты и пришла к выводу, что едем мы не в Последний Рай, а к лабораториям. Размножаться, как кролики, это одно, а вот подопытным стать- совсем другое. И я принялась в уме просчитывать свои шансы на побег. Раньше, чем вколют «нирвану» стоит ли срываться с места?
Меня поместили в прозрачный бокс из какого-то стекловолокна, если присмотреться попристальней, я даже различала его структуру, удивительно и забавно. Но вскоре мое ассоциативное мышление подсказало мне сходство помещения с террариумом, даже песочек на полу присыпан. Вот гады, змею из меня делают! А метрах в пятидесяти от меня развивалась дискуссия, видимо обо мне же, и неинфицированные все больше жестикулировали и кричали, хотя звуков я не слышала никаких, но по напряженным взглядам в мою сторону поняла, что речь действительно обо мне. И я стала приглядываться к движению их губ, видно было прекрасно, буквально через пару минут я уловила нить разговора и обомлела! Они не собирались меня спасать, но и не собирались дать мне спокойно умереть! Большинством голосов пришли к согласию и решили наблюдать и выжидать. Типа, умру я или нет. Моей ярости не было предела! Но я и виду не подала, что для меня странно, я ведь никогда сдержанностью не отличалась. Ах да! Вирус! Чуть не забыла!
-Как ты себя чувствуешь?- спросил подошедший к стенке моей тюрьмы Марк, я знала его, но мы никогда не общались. Он занимался разработками какого-то топлива, мне было в прошлой жизни не до того.
-Чувствую себя нормально-спокойно ответила я- но испытываю небольшой дискомфорт из-за отсутствия удобств.
Пока они не подозревают, что со мной творится на самом деле, можно попробовать отсюда удрать. План побега созрел мгновенно, простой и надежный.
-Предупредишь, когда дискомфорт станет нестерпимым- равнодушно бросил мне он.
-Это произойдет через тридцать шесть минут, я понимаю свой организм- Боже, я чуть не сказала «чувствую» и страх сковал меня при мысли, что я могла так глупо проколоться.
-Через этот отрезок времени я вернусь и провожу тебя.
-Так-так,- полетели мои мысли, я приняла позу, в которой иногда на долгие минуты замирали мои соплеменники, ecли крепко задумывались. Я порылась в своих ощущениях, проанализировала изменения, происходящие во мне и поняла, что «нирвана» для меня- чистый яд. Откуда пришла такая уверенность- неизвестно, но она была стопроцентной и обжалованию не подлежала. Надо что-то предпринять… У меня перед глазами замелькали картинки, я и не догадывалась, что так хорошо помню всю топографию поселения, в чертежах и планах его постройки и укромные места, которых было не слишком. Но для меня одной хватит. Главное не забывать, что они мыслят с той же скоростью, и никакие эмоции им не мешают принимать верные решения. Им не мешают, а мне помогут!
Лешка… Мой непослушный мальчишка! Как же он без меня! Я же старше, на целый час, он без меня пропадет! Раньше у нас такая игра была, кто старше… Давно это было! Но его оставлять нельзя. И у него, в первую очередь, меня станут искать, то есть у нас. Значит, домой нельзя. Придется бежать без Лешки. А куда бежать? Всюду оцепление, практически, блокада, не проскользнуть… Надо думать! И я придумала!
Такой восторг мне раньше не был знаком, я еле справилась с его волной, захлестнувшей сознание! Я умела странные вещи, как я это умела, до сих пор неизвестно, но смогла же!
Когда за мной пришел Марк, и прозрачная панель отъехала в сторону, я просто остановила себя в потоке крохотных частиц, а попросту, в потоке времени. Остановила, и замерла на месте. Все вокруг стало мелькать с бешеной скоростью, потом упорядочилось, и я осталась в помещении одна. Это выглядело со стороны, будто я растаяла, как капля мочи на горячем бетоне. И материализовалась из воздуха через промежуток времени, равный полутора часам. Оглядевшись и свыкшись с новым своим мастерством, я услышала вой приближающихся сирен, но мне стало смешно оттого, как тщетно теперь за мной все станут гоняться. И я без страха направилась к выходу под бдительным оком следящих устройств. А позже поняла, что могу перемещаться в пространстве и времени одновременно, причем в любую сторону. А еще поняла, что никакой это не вирус, а эволюция человеческого организма, подстегнутая радиацией. И увидела нашу страдающую планету изнутри и снаружи, существовать ей осталось всего ничего, по меркам вне времени. Надо спасать, поняла я, и начинать операцию по спасению надо немедленно!
Осмотревшись немного в незнакомом и новом для меня измерении, я обнаружила Лешку, спящего в обнимку с Фунтиком в овраге, для них наступало утро и они еще не разучились спать. Будить их было жалко, я присела рядышком и начала терпеливо ждать восхода солнца.

Каково же было мое удивление, доктор, когда наступил следующий кадр! Несколько долгих минут для меня оставалось загадкой, где я, собственно, нахожусь и что это за решетки повсюду! И отчего эти вооруженные люди смотрят на меня так, что становится крайне неуютно под их взглядами! Нет, я никогда не страдала лунатизмом! Нет, я не видела никаких бриллиантов и при мне ничего не нашли, даже булыжников, раз уж Вы так хотите поговорить о камнях! Нет, в моей жизни никогда не было никого по имени Лешка и я не жила в одном доме со свиньями, даже с поросятами! Нет, я просто покурила немного с друзьями, и еще мы немного выпили, ну и порошок какой-то был, вроде бы… Ага, и таблетки такие разноцветные… А потом я уснула…Честное слово, доктор, я не знаю, как я очутилась в хранилище банка и куда пропало содержимое сейфа! Отпустите меня домой, ведь детектор показывает, что я не лгу! К тому же, у меня день рождения завтра, и мне исполнится тридцать три, а не двадцать четыре! Поймите правильно, ведь круглая дата!
Пожаловаться
Комментариев (1)
vredina624    16.10.2005, 01:13
Оценка:  0
vredina624
Я балдю :-) Появляйся чаще - я буду внимательным читателем :-)
Реклама