Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

.продолжение Кошка с собакой..))))))))

27 декабря´07 22:10 Просмотров: 458 Комментариев: 2
...............За стойкой нас встретила вполне приличная тетенька, округлых форм и в ситцевом платьице, пообщаться с которой мне захотелось и после официальной части нашего вселения. Отхлебнув желтоватую хрень, из кружки с изображением Леонида Ильича Брежнева, она с ходу нас обнадежила:
- Мест нет…
- Девушка…
- Нету мест..
- Девушка…а-а-а покажите мне чайник, - вспомнил я навязчивую рекламу, и посмотрев на животных понял, что чайник им совсем сейчас не нужен (кошка покрутила у виска лапой), да и мне, собственно, тоже.
- Я говорю, чайников нет, - нахмурив бровки, она уткнулась в телепрограмму за прошлый месяц, но, поняв, что ляпнула, что-то не то, посмотрела на меня.
- Что вы говорите? Какой чайник?
Нет, чайник бы с нее не вышел, присмотрелся я к формам, в лучшем случае самовар.
- Да мне бы комнату, - я старался включить все свое обаяние, - какое у вас платьице красивое, от Гуччи, наверное.
- Нет мест, - не велась тетенька, опытная блин.
- Гонит, - прошептала кошка, - на втором этаже угловая свободна и телевизора у нее нет, х*ли она в программу таращится.
Я не стал уточнять, когда они об этом успели узнать и, состроив подобие улыбки, попытался зайти с другой стороны.
- Да мне собственно и не надо, я это, познакомиться зашел,- нет, врать я все-таки не умею.
- А это кто? Группа поддержки, - хихикнула она, показав на кошку с собакой, чемодан и ласты в целлофановом пакете.
Нет бл*ть, в пол третьего утра, я не готов был мило поддерживать беседу и подмигнул кошке, действуй, мол, все равно утром двинем отсюда..
Кошка вздохнула, и присев, сделала лужу на полу.
- Твою мать, - взорвалась тетенька, - кто теперь все это убирать будет? А ну пошли отсюдова туристы, - она стремительно теряла привлекательность.
- Гражданочка, попрошу не выражаться, книгу жалоб и предложений будьте добры, - нет собака однозначно завтра никуда не пойдет, палево полное.
- *б твою мать, - повторилась тетя и сев мимо табуретки опрокинула на себя Леонида Ильиа. Помещение наполнилось запахом дешевого вина, - все завязываю, - что-то решила она для себя и посмотрела на меня мутным взглядом, - вы что-то хотели?
- Нам бы комнатку, которая на втором этаже угловая, - взяв быка за рога, выпалил я, поняв, что психологическая атака удалась.
Взгляд тети помутнел еще больше, она полезла под стойку и, достав бутылку с желтоватой жидкостью, наполнила Леню по самые брови, видимо решив, все-таки повременить с завязкой. «Вот откуда выражение – на бровях» - подумал я, - «Век живи век учись»
- Ключ в двери, идите, утром оформитесь, как положено, - и сразу же потеряла к нам интерес.
- Оформим как положено, - хмыкнула собака подмигнув мне.
- Номер 13, ну за неимением лучшего… - прочитала кошка табличку.
- Я и не знал, что ты такая суеверная, - удивился я.
- Все кошки суеверные, потому умные и осторожные, ну что, по пятьдесят валерианочки за приезд и спать?
- Поддерживаю, - собака вообще редко отказывается, а тут такой повод, - а потом ты бы сходил к тетеньке, проведал как она там, а мы пока телик посмотрим.
Оформив по пятьдесят (как кошки пьют эту гадость, никогда не понимал, но не отказываюсь, когда предлагает, обидится) я переоделся и пошел вниз, а зверье уселось перед стареньким «Горизонтом».
Внизу никого не оказалось. Проведя поверхностный осмотр, милая дама обнаружилась под стойкой, в обнимку с любимой кружкой. «Не везет, так не везет» - подумал я и поплелся обратно.
В комнате я застал полный бардак. «Когда успели?»
- Какого х*я, - последовал закономерный вопрос.
- Да вот, понимаешь, пульт от телевизора найти не можем.
- А под телевизором что!? – Где не надо за*бись какие умные, а тут не доперло? – я показал на пассатижи.
Звери недоуменно переглянулись:
- Ты это чего, там внизу так быстро? Не смог? Собака, доставай градусник, ему явно хреново, - кошка решила перехватить у меня инициативу и про*баться от последующей уборки устроенного разгрома.
Я молча подошел и переключил с помощью этого нехитрого устройства канал.
- Ах*еть, -сказали они хором и поняли, что просмотр отменяется, хрен у них так получиться, а я, рассудили они, вставать и переключать им не буду. В общем-то правильно рассудили.
- За уборку и спать, утро вечера не должно быть дряннее…

- Вставай, - разбудила меня собака, - кто-то в дверь стучит.
Разлепив веки, я от души послал того мудака, который настойчиво скребся в дверь.
- Какого? – задал вопрос я, выглянув из номера.
Стоящий на пороге плюгавенький будильник, совсем не соответствовал содержанию моего эротического сна.
- Молодой человек, я очень извиняюсь, но номегр был забгронирован и вам пгридется освободить его.
- Хорошо, - тактично послал его на х*й я.
Сборы были недолгими, неловкая ситуация возникла лишь в туалете, куда мы повалили всей гурьбой, взгляды обитателей гостиницы выражали явное неодобрение моей концепции одновременного посещения толчка. Но не мог же я отпустить зверей одних туда, обязательно бы влипли куда-нибудь.
Девушки, встречавшей нас вчера на месте не было, под стойкой тоже, пришлось уходить по английский не прощаясь.
- Что, правильно оформить так и не удалось, - подъ*бнула собака, они с кошкой немного сердились на меня за вчерашние пассатижи.
- Х*й с ней, - философски рассудил я, - сегодня на пляже найдем чего-нибудь сладенького.
- Для начала надо найти уютное гнездышко, предлагаю в первой линии и с видом на море, - выразила кошка общее настроение.
Ну что же вперед.
В 23 домике кошка с собакой на вопрос:
- А на х*я этих с собой притащил, - уже не реагировали, тоскливо плелись за мной и виновато поглядывали в сторону моря, понимали с ними найти койко-место намного сложнее.
Наконец, нам повезло. Подслеповатая бабушка, в очках на лысую голову, судя по возрасту подруга Махно, пустила нас на веранду, с условием что собака будет охранять огород от посягательств со стороны, а кошка все свободное время посвятит ловле мышей, кои, по утверждению бабульки, здесь водятся в немерянном количестве, и «Нииб*т», добавил божий одуванчик.
- Ну не х*я себе расклад, - возмутилось зверье, когда мы остались одни, - ты значит на море, а мы работу работать?
Я тоже не совсем был доволен позицией бабушки и пошел просить за братьев своих меньших.
- Нииб*т, - услышал я знакомый ответ, - можешь вместе с ними ловить и охранять, чтобы не скучали.
«Вот сцука…» Подумал я.
- Здравствуй бабка, х*ем шапка, - выразила собака общее настроение..
- Хрень полная, - поддержала ее кошка, - знаешь, пока мы не придем к консенсусу с бабкой, ты не придешь к эректусу с бабами, - и мне эта игра слов почему-то очень не понравилась.
- Собираемся, домов еще до заката не обойти , пристроимся где-нибудь.
- Не надо ни к кому пристраивать, возникла у меня тут идейка одна, - с хитрым прищуром посмотрела на нас кошка, ждите, - и тут же промылась куда-то, да так быстро, что мы с собакой даже ухом повести не успели, в смысле глазом моргнуть.
Спустя пару минут, легкий ветерок донес до нас приглушенный мат и грохот железного хлама откуда-то из под земли.
- Какого беса? – бабка выскочила на крылечко и зацепившись за половицу пизд*нулась со всего маху, рассыпав стоявшее ведро с огурцами.
- Нет ну ни е* твою мать, 10 минут как вселились, а я уже инвалид, - материлась старушка, охая, собирая огурцы и недобро поглядывая в нашу сторону, - и почему псина ворота до сих пор не охраняет?
Собака начала заводится, и уже готова была разразиться длинной тирадой, но я вовремя наступил ей на хвост.
И тут из-за дома появилась она… Взъерошенная, в пыли и что-то пряча за спиной. Подойдя к старушке с видом снежной королевы, кошка выпростала из-за спины лапку и со словами:
- Поймал мыша – ешь не спеша, - вручила старушенции серый комочек.
- Ой, бл*, - только и смог сказать член партии с 1928 года и шмякнулся в обморок, смешно задрав ноги, явив перед нами голубизну кальсон и опять рассыпав огурцы.
- Ух ё, - заорали мы с собакой.
- Скорую вызывай, в ее возрасте подобные потрясения могут закончится ректально.
- Ты хотел сказать фатально?
- Нет, ректально, посадят и наклонят.
- Кого, бабку?
- Меня, идиоты, за издевательство над пенсионерами.
- За*бись отдохнули, - кошка побежала к телефону и набрала 03.
Скорая приехала быстро.
Обнаружив на дворе раскоряченное на ведре с огурцами тело бабульки, посмотрев недоуменно на меня, на собаку, а потом и на кошку, эскулап изрек:
- Че за хрень?
- Так это, огурцов обожралась, видимо ядовитые попались, - фантазировал на ходу я, - не с той грядки собирала.
- Ну-ну, - прохрипел врач, - а юбка чего задрана? Так и запишем померла от оргазма…
- Бл* буду, - начал я, аж присев от такого предположения.
- Да пошутил я, пошутил, - осклабился Айболит, - пакуйте, - махнул рукой санитарам.
Когда бабушку грузили в мрачное чрево госпиталя на колесах, она внезапно пришла в себя и, схватив за руку прыщавенького санитарчика, прошипела:
- Все, пиз*ец, попался голубчик, умрешь смертью храбрых, но яблоки воровать больше не полезешь.
По штанине санитарчика предательски побежала водяная змейка. Руки его задрожали, и бабка третий раз за день приземлилась на огурцы.
- Да ну его на х*й, такие перегрузки, - размазывая сопли по прыщам, завопил юнец, - и институт, и практику, и больницу, и тебя тоже на х*й, - дрожащий палец указывал на врача, - и, сорвав халат, он ломанулся прочь.
- Ну-ну, - философски рассудил посланный эскулап, - беги, беги, военкомат в двух кварталах, а в армии ты еще и сраться начнешь…
Скорая уехала, увозя в своем чреве хозяйку дачного домика и 6-ти соток обрабатываемой земли.
- Ну что будем делать?
- А х*ли тут думать, - рассудила собака, - до освобождения старухи из районного концлагеря живем здесь, дом ведь нуждается в охране.
- И нии*ет, - снова поддержала ее кошка.

Ну, все, с жильем вроде бы определились.

Городские соревнования лыжников

В то далекое зимнее утро мама сказала мне: "Сынок, как ты относишься к тому, чтобы поучаствовать в городских соревнованиях лыжников в возрастной категории от семи до девяти лет"?
- Положительно, - ответил я маме. - Тем более лыжи у меня есть.
Как раз за пару дней до этого мне купили замечательные деревянные лыжи. Красные. Название не вспомню сейчас, но точно помню, что на них был изображен Волк из мультфильма про Ну погоди.
Отец сделал мне на них крепления из резинок, чтобы можно было кататься прямо в валенках и смазал специальной мазью, которая была похожа на шоколадный батончик. Я даже попробовал откусить кусочек, но вкус у мази оказался совсем не шоколадный, а горький - пригорький с отвратительным еловым привкусом. "Гавно а не мазь" - подумал я, а сам улыбнулся и сказал:
- Отличная мазь, папа!
- Скользить будут, что твой пиздец - сказал отец и залихватски подмигнул мне правым глазом.
В тот же день чудесные лыжи были опробованы во дворе и весьма успешно. Правда я пару рас ловко наебнулся, но это ж хуйня, не больно падать совсем, в пехоре-то. Зато сразу видно - скользят.
Поэтому к перспективе поучаствовать в городских соревнованиях я относя с энтузиазмом.
- Мама, я же их всех там порву, как стаю промокашек - сказал я маме. - У меня же к лыжам талантище.
- Ах ты мой скромняжка - умилялась мама.
В общем к двенадцати часам мы уже были в городском парке культуры, где всех желающих потягаться в лыжном спорте записывали в специальную тетрадку и выдавали тряпочный номер, который надо было привязывать по бокам веревочками. Мне достался номер двадцать один.
- Двадцать один - мы победим сымпровизировала на ходу мама.
- Двадцать один - говна поедим! - весело отозвался чей-то чужой родитель.
Я погрозил ему лыжной палкой: ишь ты, шутник какой выискался. Сейчас типа нечаянно ткну палкой в глаз - будешь знать, говноед хуев.
Рядом готовились к забегу другие ребята. У большинства из них лыжи были не деревянные, а дешевые - пластиковые. И без волка. Зато с надписью "Fisher" на английском языке.

- Фишер, это в переводе рыбак, - сказала мне мама.
- Какие же придурки эти мальчишки - сказал я. - Зачем им рыбацкие лыжи? Мы ж не на рыбалку собрались, а на гонку. А поодевались-то как, фраера: одни шерстяные костюмы, какие-то совсем несерьезные ботинки, которые к лыжам перестегиваются, да шапочки с неприличным названием "петушки". Разве они не видят, что зима на дворе? Холодно ведь до опиздинения. Рыбаки, бля. Модники нахуй. То ли дело я: на ногах - штаны -комбез, туловище надежно защищено от морозов и ветров пехорой, на голове - кроличья шапка на резиночке, на руках - меховые рукавицы (тоже на резинке, чтоб не проебал). Ну и валенки конечно. Я ж не рыбак. Я нормальный.
Все конкуренты ахуеть как сосредоточенно надрачивали сваи лыжи своими мазями -шоколадками и косились на меня, а те кто стоял подальше, тыкали в маю сторону пальцами и хихикали. "Смейтесь, смейтесь, рыбаки ебаные"- подумал я - "Хорошо ебется тот, кто ебется последним" - и попытался самостоятельно завязать номерок. Этот номер у меня не прошел, пришлось задействовать маму.
Наконец появился толстый мужик с пистолетом.
- Щас он подстрелит хохотунов сраных, - обрадовался я, но мужик ни в кого стрелять не стал, а выстроил всех участников, включая меня вдоль нарисованной красной краской полоски и сказал:
- Объявляется забег на три километра среди участников от семи до девяти лет. Старт - после сигнального выстрела. На старт, внимание, марш! - и выстрелил в небо.
Все рыбаки ломанулись вперед. Я же немножко протупил и оказался позади всех.
"Нечего" - подумал я - "Сейчас они посдыхают и замерзнут и я их всех сделаю" - и прибавил хода.
Но рыбаки все никак не сдыхали, а все дальше и дальше удалялись от меня
- Лыжню! лыжню! - яростно кричали они.
Зато внезапно сдох я. В пехоре мне вдруг стало очень жарко, голова тоже вспотела, хотя на улице был зверский мороз, а валенки постоянно выскальзывали из резинок. Вскоре я потерял из виду последнего из рыбаков.
"Ишь ты, какие шустрые" - подумал я - "нечего, скоро сдохнете" - и попытался прибавить скорости, но тут у меня вдруг сбилось дыхание и закололо в боку.
Я остановился и стал ждать, когда придет второе дыхание. Второе не приходило, оставалось первое. Хуевое такое первое. Постояв немного для приличия я потихоньку попиздовал дальше. Хули стоять-то. Тем более, пока я стаял, то изрядно замерз, а стекающий с ебла пот застыл на шапке мелкими сосульками. Пройдя еще метров сто я обнаружил развилку. Куда идти налево, или направо я не знал и попиздошил налево. Я всегда, если чего, хожу налево. Иду значит неторопливо так, жду когда впереди покажется первый сдохнувший рыбак. Хуюшки! Съебались падлы.
"Ну и хуй с вами, идиоты" - думаю - "Зато так здоровски, как я, никто из вас Гитлера из пластилина не слепит. И к математике у меня способности есть. А бегать на сраных лыжах большого ума не надо. Беги себе и беги. Тут мне вдруг приперло посрать. А посрать на лыжах ой как непросто. Тем более, когда ты в комбезе. У нас один мальчик со смешной фамилией Рокахулин попытался как-то в таком камбезе поссать. Результат получился плачевный - нассал себе в лицо. С тех пор мы с ним больше не дружили, с обоссаным-то. Он обижался, даже плакал, а мы шутили над ним : "Это слезы" - спросим - "или саки?".
Такая вот петрушка. А представляете как в этом комбезе срется? В общем пришлось мне снять пехору, стянуть этот ебаный комбез и сесть срать прямо на лыжню. Получилось все ахуеть как неловко - я насрал себе на лыжи. К тому же бумажку для подтирания жопы мама мне положить в карман не догадалась. Так что вытирал я жопу снегом. Очень неприятно вытирать жопу снегом- такое ощущение, как будто тебя начинает ебать снеговик. Или снежный человек какой. Нет сынок, это фантастика. Пока я срал, на развилке вдруг появился мужик в блестящем спорткостюме, специальных очках и на лыжах. Если б я хуячил на такой скорости, я давно бы низложил всех рыбаков к ебеням.
- Лыжню, блядь! - заорал мужик.
Я, как был, с голой жопой, попробовал спрыгнуть с лыжни, но запутался в штанах и рухнул на бок. Гавно соскользнуло с лыж и угодило в лыжню. Мужик своими белоснежными лыжами как въедет в гавно!
- Ах ты засранец мелкий! - кричит - Уебыш бля! Ты чего вообще делаешь на взрослой трассе? Пиздуй отсюда! - и пребольно ткнул меня в голую жопу лыжной палкой, а патом почесал дальше. А я ему вслед кинул гавняный снежок, которым вытирал жопу. Попал.
Сам же отчистил снегом лыжи от гавна, натянул штаны и пехору и попиздил дальше. Через несколько минут я напоролся на еще одну развилку. Свернул налево, куда ж еще. Хуячу значит, хуячу, вдруг бац! Что я вижу! Финиш, бля! Толстый мужик, мама, родители придурочных рыбаков. Ура!
А сзади кто-то пыхтит. Обернулся - а это один из рыбаков меня настигает, самый шустрый который. "Ну уж хуй"-думаю, да как вьебу вперед. Сам от себя такой прыти не ожидал. И второе дыхание откуда-то появилось. В общем не догнал меня рыбак. Я опередил его на один метр.
-Ур-ра-а!- закричала мама - Двадцать один - мы победим!
- Надо же, на деревяшках и - первый - удивился толстый мужик. - Да еще и в валенках. Кстати, от кого это так гавном несет?
- Не ебет, - говорю, - давайте свой приз ебучий и я пошел А то скучно с вами, лошаками, соревноваться. Пиздуйте лучше на рыбалку, может хоть там у вас чего получится.
- Что-то я не припомню, что-бы он меня обгонял, - сказал тот мальчик который так и не смог меня догнать и получил почетное второе место. - Срезал! Он срезал!
Я нечего не стал ему говорить, а просто, как бы нечаянно ткнул его палкой в пах, от чего он ловко сложился, как складной ножик "Белка" и притих, а сам пошел к толстому за призом.
Приз был гавеным - шахматы.
РОДНЯ
Марина меня в бок толкает. Спросонья нихуя понять не могу.
- Чё такое?
- Забыла сказать, ко мне тут родители в гости собрались…
- Какие родители?
- Мои!
- Ну и куда их девать?
- Поживут пару недель в моей квартире, в музеи сходят.
- Музеи тоже у тебя в квартире?
- Дурак! В Эрмитаж сходят!
- Удачно, там как раз распродажа…

После того как Марина ушла на работу, на кухне разгорелся диспут.
- Старпёров нам не надо! – Кошка сразу заявила. – Свобода и ниебёт!
- Действительно, зачем нам лишние едоки? – Поддержала её собака.
- Да вы вдвоём за неделю жрёте больше, чем мы с Мариной за месяц! – Я попытался пойти в контратаку. – Кто под новый год всю колбасу сожрал? Пушкин?
- ХуЮшкин!
И кошка ушла в комнату.
- Ну а ты что? Тоже, значит, боишься отощать, блокадница?
- Ну, как сказать, тут ведь не только еда, а в большей степени проблемы комфорта.
- То есть попиздеть не получиться?
- Опять же таки и этот фактор.
- Слова то такие откуда?
- Книги читаю, телек смотрю…
- Да вас же кроме футбола и мормышек ваших ни хера не волнует?
- Уверен? А еда?
И собака тоже гордо покинула кухню.

Пошёл на работу злой как черт. На площадке встретился с соседкой.
- Здравствуйте! – Радостная такая.
Я тоже поздоровался. Всё-таки Санкт-Петербург за окном.
Пару слов об их семье. Муж у неё – спортсмен: то ли боксёр, то ли борец - не помню. Здоровенный, как книжный шкаф. Как-то (лифт был сломан) встретились на лестнице: я из магазина сумки пёр, пыхтя и потея, а он как палубный истребитель на форсаже мимо просвистел с двумя рулонами линолеума. Я тогда ещё охуел. Потом, тоже как-то, видел его во дворе: они с женой холодильник купили невъебенный (видимо жрёт он тоже как истребитель), грузчики понятное дело - «до подъезда». А ему похуй пыль, обхватил его как трелевочник и поволок к себе.

Теперь о соседке. Ничё так. Марину всё доёбывала, как, мол, у нас совместная жизнь получилась?
Чего-то она ей отгрузила такое, что теперь, когда соседка меня увидит - всё время улыбается. Естественно, когда мужа рядом нет. Тот с ней, видимо, строг.
А, вот ещё, важная деталь, она – блондинка. Причём такая, что в гараж только через автосервис въезжает.

- Мой уже ушёл, а у меня лампочка перегорела…
Вот чего она хочет? Попросить меня лампочку заменить, или сообщить, что мужа нет?
- Ну? – Я вопросительно смотрю на неё, ожидаю чего-нибудь более конкретного.
- Вы можете поменять?
- Мужа?
Она испугалась:
- Нет, зачем?
- Ну не знаю, на еде сэкономите…
Смотрит на меня, ни хуя не понимает, шучу я или нет.
- Ладно, где ваша лампочка?
- Там, на потолке.
Ясень-плесень, думаю, что не в голове у тебя лампочка.
Прошёл за ней в квартиру, попытался снять ботинки, но соседка запротестовала.
- У нас всё равно домработница убирает!
Ещё один мазок к портрету.
- Подождите, я лестницу принесу.
И пошёл к себе за стремянкой. Животные уже в дверях встречают.
- У неё муж боксёр! – Заботливо напоминает кошка.
- Знаю.
- Не боксёр, а борец! – Поправляет собака.
- Не важно, кто он, главное, чтоб последствий не было…
Тут я уже не вытерпел:
- Лампочка у неё перегорела!!!
- Слышали… - Кошка, закатив глаза, отвечает.
Я не стал ввязываться, взял лестницу из чулана и пошёл к соседке.
- Ой, я не знаю, где у нас лампочки хранятся. – Вдруг вспомнила она.
Конечно! – думаю про себя, - Откуда тебе знать!
Возвращаюсь к себе за лампочками.
- Чё, гондоны забыл? – Кошка подъёбывает.
- Хуй забыл!!!

Иду опять к соседке. Молча залезаю (на стремянку), выкручиваю старую, вкручиваю новую лампочку. Эта дура свет не выключила, и мне по глазам как уебёт сто пятьдесят ват. Стою и сам на себя злюсь, тоже ведь мудило - мог бы и проверить! Этой – хоть ссы в глаза – всё божья роса.
- Ой, как теперь светло!
Я думал, она сейчас в ладоши захлопает. В дверях уже спрашиваю:
- А муж у вас боксёр?
- Нет. Он борьбой занимается!
- «Классик» или «вольник»?
- Не знаю, спрошу у него…
- Ну, до свиданья, тогда.
И я вышел. Пока ставил стремянку, подошла кошка.
- Ну, так «классик» или «вольник»?
- Тебе-то что?
- Интересуюсь в целях безопасности.
- Сплюнь.
На работу я почти не опоздал.

На следующий день, вечером, мы с Мариной поехали на вокзал. Встретили её родителей, проехались по городу с обзорной экскурсией. Я старался не вникать в беседу. Сплошные «лючки и парнички». Садоводы, блядь.
Дома родственнички недовольно покосились на животных.
- А что это у вас? – С претензией строго спросил Маринин отец. – Кошки-собаки в доме?
Кошка отпустила ему полный презрения взгляд и ушла, даже не обнюхивая.
«Ну, теперь пиздец тебе дедушка» - подумал я.
- Вы в моей квартире будете жить, а мы здесь. Животные вам не помешают. – Попыталась загладить потенциальный конфликт Марина.
- Всё равно, не дело! – Назидательно упорствовал старик.
Жена его укоризненно посмотрела на мужа, но промолчала.

За семейным ужином животные демонстративно отсутствовали. Я извинился перед всеми и прошёл в комнату.
- Ну, чё вы как не родные? – Шёпотом спрашиваю у них.
- Боюсь вступить в дискуссию. – Собака серьёзно отвечает.
- О чём с ними можно говорить? – Кошку понесло. – «Животные – не дело»! Ишь, блин, деловой!
- Ладно, потерпите пару недель, Марина ведь тоже переживает.
- Потерпеть мы, конечно, потерпим, - примирительно заверила собака, - Но пускай этот поборник чистоты не провоцирует.
- Попробую объяснить. – Пообещал я им.

Вернувшись к столу и прослушав получасовую лекцию о том, что «всё уже не так», я начал клевать носом. Потом вспомнил, что обещал «своим» урегулировать вопрос.
- Иван Иваныч (забыл сказать, что Маринин отец – Иван Иванович, а мать – Екатерина Ивановна), я по поводу животных, они у меня очень чистоплотные и умные. Всё понимают.
Я выделил голосом «всё», чтоб надавить на подсознание, но Иваныч только закряхтел недовольно, как будто я ему на мозоль надавил. Екатерина Ивановна ответила за него:
- Ваня у нас очень категоричен, а я животных люблю. Раз они у вас такие умные, вы им скажите, что со мной можно дружить. – И она засмеялась над своей шуткой.
Из коридора раздалась ободрительная возня, явно там живо обсуждали подслушанное.
Ну, вроде как порядок с этим вопросом.

Оставив Марину с роднёй, я решил покемарить в кресле. В комнате уже работал телек. Кошка смотрела футбол. Правда, в одиночестве. Собака лежала у батареи на полу и читала «Старик и Море» переворачивая страницы языком.
- Молодец, не провалил миссию. – Подбодрила меня кошка, не отрываясь от экрана.
- Но дед всё равно потенциально опасен…- Задумчиво сообщила собака.
- Ну, мы его, если что, перевоспитаем! – Заверила кошара и тут же заорала: - Куда ты пас даёшь!? Я после валерьянки хвостом точнее отпасую!
Марина что-то крикнула из кухни, и я вернулся.
- Слушай, у нас на завтра совсем еды нет, не съездишь?
- Давай.
Я оделся, проверил ключи и деньги. Раз вечер пропал, хоть прокачусь перед сном.
На лестнице столкнулся с выходящим из лифта соседом – борцом. Мы поздоровались кивками.

Ездил я часа два. Вернулся, думая, что все уже собираются спать. Но не тут то было. В прихожей меня встретила Марина с тряпкой в руке.
- Что стряслось? – подозрительно спросил я.
- Потоп! - И она умчалась в туалет.
Быстро раздевшись, я ворвался в комнату. Там сидели: Екатерина Ивановна, явно чем-то расстроенная, Иван Иванович – подозрительно испуганный, кошка – сияющее-ликующая.
Я взглядом показал ей «на выход», надеясь, что это останется незамеченным. Та не спеша встала и, выгнув спину, продефилировала в коридор. Я прошёл в спальню. Там же сидела собака, уныло смотря в окно.
- Ну что тут у вас?
- Пенсия сральник сломала.
- То есть как это? – Я не понял даже сначала о чём речь.
- Расколол бачок и толчок, мудило, – продолжала кошка, - Хорошо ещё посрать не успел!
- Иван Иванович? Чем?!
- Да уж не хуем, старенький ведь! Полез, проверять, какой у тебя инструмент в шкафчике, ну и выронил разводной ключ.
- Ебическая сила!
- Эпическая, так культурнее. – Поправила меня собака и оптимистично подытожила. - Всё ещё только начинается…
- Сидите здесь, от греха.

Я бросился в туалет на подмогу Марине. Совместными усилиями мы быстро собрали всю воду в таз.
- Как же угораздило твоего папу? – Со злорадством начал я, когда авария была ликвидирована.
Марина расстроено махнула рукой, и я решил больше её не пытать, а примирительно чмокнул в щеку.
- Не расстраивайся, и объясни им, что мы теперь в твою квартиру «до ветра» будем ходить. Только заостри внимание, что животные тоже приучены к человеческим удобствам.
- Хорошо, и спасибо, что не злишься.

Пока я возился с тряпками, тазами и «не злился», Марина, по тихому, переправила семейство к себе. Когда я вынес осколки на помойку, стало уже совсем темно и мы, наконец, сели на кухне пить чай.
- Надолго они? – Как бы невзначай спросил я у Марины.
Кошка с собакой навострили уши.
- Я думаю на пару недель, может меньше.
И посидев ещё немного, она пошла в ванную. Потом ушла собака, и мы с кошкой остались вдвоём.
- У Марины в шкафчике над унитазом ничего тяжёлого нет? А то мы с завтрашнего дня запросто можем начать во двор срать ходить.
Я тяжело вздохнул и отправился спать.

Утром меня разбудил настойчивый звонок в дверь. Открываю, и вижу соседа. Стоим смотрим друг на друга, тот наконец решил поздороваться:
- Я «вольник»…
Сказал бы сразу – «Я пиздец».
- ?
- За лампочку спасибо.
А у самого желваки играют.
- Ааа, – протянул я. – Пожалуйста. Перегорит – обращайтесь!
- А чё, так уж часто перегорают?
- Естественно, это ж обычная лампочка, если хотите, поменяйте на современные, скрученные такие, как внутриматочная спираль, те вечные как Фидель Кастро.
Бляха-муха, зря я про эту спираль. Напрягся богатырь.
- Хо-ро-шо. - По складам отвечает. Получилась поэма Маяковского какая-то.
Соседка выглядывает. Глаза уставшие - не выспалась, похоже. Ревнивый муж, наверное, всю ночь её в партер ставил. За лампочку мстил.
Не помню как уже, но закончили мы этот разговор, и я пошёл чистить зубы.
- Чего этот компрачикос хотел? – кошка спрашивает.
- А хуй его знает? Наверное, чтоб я его с «классиком» ненароком не спутал.
- Не забудь сегодня сантехнику купить.
- Шла бы ты телек зырить!
- Там профилактика, по всем каналам только «бой муравьёв».
- Кроссворд тогда отгадывайте.
- А вот это мысль!
И она ускакала.

Пока я собирался, собака вызвала сантехника на завтра. На сегодня все «короли говна и пара» были уже заняты.
Неужели ко всем родственники приехали? - вслух подумала собака.
Успев перехватить кружку кофе, я заглянул в комнату попрощаться.
Пиздобратия и вправду разгадывала кроссворд. Я быстро пробежал глазами вопросы.
Охуеть! Половина про рыбалку, половина про футбол! Один вопрос ваще ебанутый «Что объединяет рыбалку и футбол?».

На работе пришлось задержаться, и в магазин сантехники я ворвался перед закрытием.
- Унитаз нужен.
- Какой?
Не знаю, что хотел продавец: повыёбываться или он так шутил…
- Чтоб срать! - Рявкнул я.
После всех проблем дома, ещё и на работе мозгоклюи заебали. Этот ещё тут. Хохмач бля!
- Какой фирмы? – Видимо всё-таки продавец не шутил и не выёбывался, но меня уже понесло:
- Бэнг энд Олафсон!
- Нет таких!
- Тогда вон тот, и всю требуху которая может понадобиться.

Вечером, когда как говорится «ничто не предвещало беды», Иван Иванович полез в конкретную залупу. Проблема всплыла при попытке сходить всем табором в толчок.
- Зверей на улицу! – безапелляционно заявил он.
Я взглянул на Марину, та жестом попросила меня подождать минут пять, и удалилась на проработку.

- Дело принимает серьёзный оборот, мы же не ангелы, в конце концов. – Напомнила мне собака. Кошка была более лаконична:
- Команчи будут мстить!
Меня вдруг как-то резко это всё заебало, и я решительно направился в Маринину квартиру.
- Ни кошек, ни собак! – Пенс разорялся, аж на лестничной площадке было слышно.
Я вошёл, за мной гурьбой скакала группа поддержки, как пехота за танковым клином.
Марина с красными от расстройства глазами беспомощно развела руками.
- Попробуй ты убеди…
И ушла в нашу квартиру.
- Дедушка,- начал я вежливо, - Вы лишили нас санузла и теперь узурпировали запасной!
- Речь не о вас, а об этих! – Дед махнул рукой на «команчей».
- Они члены нашей семьи, такие же, как и вы, не надо устраивать скандал из ничего.
Дед разнервничался, и схватился за стакан с водой.
Я хотел ещё что-то аргументировано изложить в устной форме, но меня опередили:
- А я ща ему в галоши насру, вот тогда по-другому запоёт.
Это могла сказать только кошка.
Дед как стоял, так и ёбнулся прямо со стаканом. Хорошо Екатерина Ивановна была в самой дальней комнате!
- Стакан не выронил, старой закалки человек. – Восхитилась собака.
А я бросился за нашатырём, хорошо запас есть, но на лестнице меня ждал «вольник».
- Такая нормально?
- Какая «такая»?
- Лампочка.
Я осознал, что всё это он произносит, крутя у меня перед носом этой ёбаной лампочкой. Как будто мне в глаз её хочет вкрутить!
Пока я думал, что ему ответить, бежавшая «вторым темпом» кошка на ходу бросила:
- С дороги «протеин». Понаебут же уродов!
Интересно, сколько же он весил? Потому что, когда он плашмя пизданулся об пол, дом ходуном заходил. Лежит как покойник со свечкой, только в место свечки – лампочка. Хули говорить - хайтек. Я, реально, удивился, что лампочка при этом не разбилась.
Надо будет таких же купить, что-ли?
Тут же вспомнил, что совсем забыл об отдающем концы «Иваныче».
Найдя нашатырь, и, открыв его, на бегу отлил (нашатыря) немножко в ноздрю «вольнику». Тот подскочил как ракета из шахты, и, ошалело крутя головой, ломанулся к себе.
«Хуй с ним, объясню потом, что глюки из-за анаболиков», думал я, приводя в чувство старика.
Тот, открыв глаза, долго молчал.
- Ну, чего-нибудь скажите уже, сиси не мните… - Попросил я.
- Это правда?
- Что «это»?
- Она говорит?
- Вы о чём?
- О кошке, мне показалось, что она мне обещала в калоши насрать.
- Если не пустите в туалет, то вполне возможно, что вы угадали её желания.
- Пускай идут…
И дед, кряхтя, удалился.

Всё это время Марина была на балконе.
- Ну, как там? – с тревогой спросила она. – Что-то так грохнуло, я испугалась даже!
Я долго смотрел на неё, подбирая слова.
- «Наши» победили. – Успокоил я её.
- Как всегда?
- Как всегда
Пожаловаться
Комментариев (2)
Отсортировать по дате Вниз
Ser_Br    28.12.2007, 12:33
Оценка:  0
Ser_Br
:84: :84: :84: :84: :84: :84: :84: :84: :84: :62: :62: :62: :62: :62: :62: :62: :62: :62: :62: :62: :62:
No_Blond    28.12.2007, 12:33
Оценка:  0
No_Blond
)))))))))))))
Реклама