Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

день я, наверное, не забуду никогда: начинался он как обычно, мы с Машкой

18 января´08 23:50 Просмотров: 260 Комментариев: 0
день я, наверное, не забуду никогда: начинался он как обычно, мы с Машкой поехали на ВДНХ. Мы часто там проводим время. Вдоволь нагулявшись, мы поехали домой. Народу в трамвае, конечно же, было много, и мы с Машкой стояли, прижавшись друг к другу. И вдруг проезжая мимо какого-то парка я увидела компанию парней.
- Масянь, смотри, смотри!
Машка отвлеклась от своих мыслей и посмотрела за окно.
- Надюх, может выйдем, а?
- Давай, только не надолго. – Эта фраза стала практически моим девизом. Наверное, потому, что я хочу успеть побывать в один день в разных местах.
Мы направились прямиком к этой компании. Да, как я и думала, это была «стрелка», самая настоящая «стрелка». Что бы особо не встревать в разборки мы решили просто пройти мимо. Но вдруг к нам подскочил какой-то прыщавый тип. На вид лет 14-15. типичный тенейджер.
- Вы чё тут ходите?
- А что, нельзя? – спросила Машка.
- Нет, нельзя. Не видишь что ль, «стрелка» тут. Валите отсюда.
- Да пошёл ты! – я больше не могла терпеть наездов этого шмакодявки.
Тут появились вы.
- Девчонок-то отпусти. Они-то при чём?
- А-а-а! Это ваши! Вы их подослали!
- Рехнулся? – сказал твой друг. И тут только я заметила, что среди всех этих подростков вы, похоже, самые симпатичные и, кажется даже самые взрослые.
- Девчонки, это, тут ща «стрелка» будет. Уходите, ладно? – твой голос. Такой мягкий. Ну почему ты так часто молчишь?
- Да, конечно, мы уйдём. – Я беру Машку за руку и увожу её.
- Нет, Масянь, мы не уходим. Вон за тем домом можно прекрасно наблюдать. И мы пошли. Не прошло и 5 минут, как за спиной послышался голос. Жаль что не твой.
- Вы же уйти собирались.
- Мы? Нет, ты что-то путаешь – лепечет Машка.
- Мы видели, как вы с трамвая сошли, пойдёмте мы вас посадим. – А вот и ты решил внести свою лепту.
- Пошли. – Сказала я. А что я ещё должна была сказать? Твой голос… Не могу я противиться тебе. Ты опленил меня. Кажется с Машкой творилось что-то похожее.
- Кстати, меня Никитой зовут. А это Антон. – Мда… твой друг более решительный, чем ты. Но именно это я в тебе и люблю. – А вас как?
- Меня Надя.
- А я… А меня… - кажется, Машка влюбилась по уши. Надо помогать.
- А её Маша.
Вы проводили нас до трамвая, посадили и мы уехали. Неужели это всё? Нет! Не может быть! Ведь я тебе ещё не сказала, как я тебя люблю. И видимо уже не скажу…

Прошла почти неделя. Жизнь вошла в свою колею, и я старалась не думать о тебе. Хотя это не очень-то получалось. В пятницу, после школы, я поехала на ВДНХ. Надо было купить сестре гамбургер и картошку фри. Или это просто отмазка, что бы поехать на трамвае и ещё раз увидеть место нашего знакомства? Как бы там ни было, я поехала. Одела всё самое лучшее. Юбка, каблуки… Я как будто знала…
Свист. Меня всегда учили, что на свист оборачиваются только проститутки. Поэтому, не обращая внимания на него, я шагала дальше по весенней улице. Но видимо ребята решили не упускать свой шанс.
- Девушка, ну куда вы бежите? Ну, девушка… Надя? – я обернулась и, кажется, застыла с открытым ртом. Передо мной стоял ты…
- Надя?
- Антон? – стоять бы так вечно и смотреть на тебя. Голубые глаза, каждый раз смотря в них, боялась утонуть, светлые волосы, которые на солнце блестят как у маленьких детей и улыбка. Ты стоишь и улыбаешься мне…
- А где твоя подружка? – в разговор влез твой друг. (Потом только я узнала, что это Никита). Мне жутко не хотелось отрывать от тебя свой взгляд, но пришлось. Кажется, мои глаза округлились ещё больше. Синие волосы, красная чёлка. Да! Машке определённо понравится.
- Она… Ну не знаю… дома, наверное,… А что? – я стала немного приходить в себя и мои мысли стали более чёткими.
- Погулять хочу с вами. – «с вами»… сразу бы сказал, что не с нами, а только с Машкой. Эхх, что весна делает с людьми.
- Блин, ребят, я сегодня никак не могу. – Пробормотала я, глядя на тебя. "Хочу, но не могу" - промелькнуло в голове.
- Давайте завтра в 2, здесь же, у главного входа. – Говоришь ты. Ну конечно! С тобой хоть сейчас и хоть на край света!
- Идёт. Ну, всё, я домой побежала, опаздываю очень – говорила я, идя к трамваю. Ну конечно, я врала. Никуда я не опаздывала. И гамбургер, конечно же, не купила. Просто хотелось поделиться такой радостью с Машкой. Я уже заходила в трамвай, когда Ты крикнул мне вслед:
- Надь, а чё ты одна гуляла?
Я только мило улыбнулась. А что я должна была ответить? Тебя искала?


Приехав домой, я всё-таки приняла решение ничего Машке не говорить.
На следующее утро позвонила ей и под предлогом, что нам нужно поговорить вытащила её на улицу. Не знаю, что она подумала, когда я сказала, что говорить мы будем только на ВДНХ. Наверное, подумала, что я свихнулась.
Приехали. Подходим к главному входу и останавливаемся. Вас нет. Опаздываете. Машка уже теряет терпение:
- Какого чёрта мы здесь стоим?
Приходится как-то тянуть время:
- Я тебе хотела сказать… я тебе сказать хотела… - оглядываюсь и вижу вас – О! Вот они!
У Машки шок.

Взявшись за руки, мы пошли гулять. Идти с тобой рядом, держаться за руки и говорить обо всём на свете – вот истинное счастье. Ловить на себе завистливые взгляды одиноких девушек и вспоминать, что ещё неделю назад я так же ходила и с завистью смотрела на влюблённые парочки. Они были везде: в метро, у подъезда, в парке на лавочках. Куда ни глянь – везде целуются, обнимаются и просто любят друг друга. Мне казалось, что я так и проживу всю жизнь и не узнаю, что такое любовь. Но теперь всё было по-другому. Потому что у меня был ты!
Мы пришли в какой-то дворик. Не слишком чистый и не слишком красивый. Он вообще мало отличался от других двориков. Но у него есть одна особенность! Этот дворик мне показал ТЫ! И этот дворик стал таким родным… Сейчас часто прихожу туда, только уже без тебя…. Мы качались на качелях, смеялись и целовались, целовались, целовались… И это на 3 день знакомства. Я ведь тебя совсем не знала… Кажется и сейчас не слишком хорошо знаю. Но это не важно! Мне было хорошо. Как сейчас помню наш разговор. Я качалась на качелях, а ты раскачивал меня всё сильнее и сильнее. Мне было страшно и смешно одновременно. Я смеялась, а ты стоял почему-то такой серьёзный.
- Как я люблю, когда ты смеёшься! Я так люблю когда ты такая счастливая! Пообещай, что бы ни случилось, ты будешь счастлива! Со мной или без меня!
- Антон! Ты чего? опять на философию потянуло?
- Надюш, ну ты обещаешь?
- Только если ты пообещаешь, что ты тоже будешь счастлив! Ладно?
- Хорошо. Но ты первая!
- ОБЕЩАЮ!!!! Теперь ты.
- И я обещаю!
И мы дружно рассмеялись! Как дети... Сейчас часто вспоминаю этот разговор. Ты как будто знал…
Всё хорошее когда-нибудь кончается, в том числе и этот день. Пора было ехать домой. Мы нашли Машку и Никитоса. Кажется им тоже было хорошо сегодня. По дороге домой мы почти не разговаривали. Да и не нужны были слова. По нашим лицам и так можно было всё прочитать. Машка светилась от счастья. А обветренные губы говорили о хорошо проведённом времени.
Всю ночь не могла уснуть. Думала о тебе. Как всё странно получилось. Странно познакомились, странно и случайно встретились, странный разговор был на третий день знакомства. Может это судьба? А может я сама всё придумала? Так хотелось с кем-то поговорить. Но не с кем было.
Через два дня мы встретились снова. Решили посидеть у тебя. Оказалось, что вы даже живёте рядом. Иногда я ревновала тебя к Никите. Слишком уж часто я слышала фразы типа: «Надо узнать у Никиты» или «Я спрошу Никиту» и т.д. и т.п. Всегда и везде: Никита, Никита, Никита… В конце концов, смирилась, вы же просто лучшие друзья. И всё всегда делали вместе. Даже ушли вместе.
Никита – сорви голова. Мне вообще иногда казалось, что у него в голове кроме развлечений ничего нет. Ты был более серьёзный. Ты решил, в каком колледже вам предстоит учиться. Но, несмотря на то, что вы такие разные, я не могу представить вас по отдельности. Вы стали как одно целое.
Пока ехали в лифте, Никита с Машкой, под предлогом зайти за дисками, решили пойти к Нику. Мы пошли к тебе. Волновалась жутко. Оказалось зря. Мама твоя оказалась приятной женщиной лет сорока. Я всегда немного смущаюсь, общаясь со взрослыми людьми, и веду себя достаточно скованно. Но не в этот раз. С твоей мамой можно было быть самой собой.
- Мам, познакомься, это Надя, моя девушка. – От этих слов закружилась голова, и я немного смутилась. Но после того как она посмотрела на меня добрым материнским взглядом и сказала, что у её сына всегда был хороший вкус, я почувствовала себя вполне уверенно.
- Ну а меня зовут Наталья Владимировна. Рада познакомиться.
Я только и смогла, что улыбнуться. В течение следующих десяти минут я знакомилась с твоим старшим братом Лёшей и младшей сестренкой Танюшкой. Пока ты помогал своей маме на кухне, мы с Лёшкой рассматривали ваш семейный фотоальбом. Странно. С твоим братом так же легко общаться, как и с тобой. У нас с ним нашлось много общего. Слишком много… Вскоре пришли Машка и Никитос. Без дисков. Ну, было бы странно, если бы они действительно принесли диски. Наталья Владимировна ушла на работу, Машка и Никитос ушли на кухню пить кофе, ты в соседней комнате рисовал слона своей сестрёнке, а я… А я осталась с Лешей в комнате смотреть фотки. Но не вечно же мы могли их смотреть. Поэтому скоро мы стали просто разговаривать. У него есть девушка Вера, она сестра Никиты. Встречаются они уже почти год. Но как ни странно, меня это ни чуть не смущало. Смущало другое: он твой брат. Правда, как оказалось, это тоже не было препятствием для меня. А глаза у вас одинаковые. И взгляд такой же притягательный. Наверное, поэтому я не смогла сдержаться. Прости меня… Но этот поцелуй был таким жарким и страстным. Наверное, просто чувство, что нас могут застукать придавало экстрим в этот поцелуй. Один единственный поцелуй. Ничего не значащий для меня и тем более для наших с тобой отношений. Сейчас я понимаю, что отдала бы всё, что бы вернуть тебя. Только тебя. Пришло время прощаться. Мы стояли на трамвайной остановке и ждали. Нет, не трамвая. Мы ждали Машку и Ника. Ну, сколько можно целоваться? Уже три трамвая уехали, не дождавшись нас.


В то время, когда Машка гуляла с Космой по магазинам, я ехала на встречу к нему. Кто такая Косма? Обычная девчонка, которая в своё время играла в куклы и мечтала о принце на белом коне. Крутит задницей перед парнями, но ни одного близко не подпускает. Наверное, поэтому они её и любят. И Машка её тоже любит. Люблю ли её я? Скорее я просто привыкла, что она всегда где-то рядом.
Лёша ждал меня на ВДНХ у главного входа. Я чмокнула его в щечку, и мы пошли гулять. Где был ты в тот момент я не помню. Кажется, вы уехали на практику. И должны были вернуться только через неделю. Ты где-то там, а я тут с твоим братом гуляю по нашим с тобой местам. Мы катались на аттракционах, ели сладкую вату и ездили в повозке с лошадьми. Мне было весело. Весело и спокойно. Тогда я ещё не знала, как буду жалеть об этом. Мы поехали кататься на чёртовом колесе. И всё время, что наша кабина поднималась, мы целовались… Наверное, это было неправильно! У меня ведь был ты. И я не представляла жизнь без тебя. Но ты был так далеко, а мне так хотелось романтики. Прости меня.
Потом был твой День Рождения. И снова я повела себя как последняя стерва. И за это я тоже прошу прощения. Я вообще поражаюсь твоему терпению. Ты как будто не видел моих недостатков. Ты просто любил меня. А я любила тебя. Машка прийти не смогла. Ты вспомнил, что забыл купить торт. В итоге мы с Никитосом остались одни. Я не знаю, что произошло между нами. Наверное, это называется временным помутнением. Мы поцеловались. Поцелуй был неожиданностью для нас обоих. Поэтому он был коротким и немного робким.
На следующий день был дождь. Мы все вместе пошли гулять по магазинам. Я видела, что ты отвёл Машку в сторону и мысленно приготовилась к неприятному разговору. Конечно, ты уже знал, что произошло между мной и Никитой. Но ничего мне не сказал. Ты сказал Машке. Когда мы сели есть пиццу Мася не выдержала и спросила:
- Как с Надей целоваться? Прикольно?
Я опустила глаза. Мне было стыдно. Стыдно перед самой собой. Мы молчали, а Машка видимо решила добиться ответа:
- Ну, как?
- Ну, Маш, успокойся, ничего не было – Никита начал оправдываться. Я знала, что Машка ненавидит оправдания. Она любит правду. И знала наперёд, что она встанет и уйдёт. Ведь это так на неё похоже.
- Удачно повеселиться – выпалила она и вышла из-за стола.
Никита тоже встал из-за стола и хотел, было пойти за ней, но я его остановила:
- Не надо. Поверь, будет только хуже. Я сама… - я встала и пошла за Машкой. Ты всё это время не обмолвил и слова. Ты просто не хотел во всём этом участвовать.
- Прости меня, Масянь. – сказала я, догнав её и посмотрев в её глаза. Мне показалось, или там блеснула слеза?
- Забей, это не причина для наших ссор.
Для наших с ней нет, а вот для них с Никитой… Я боялась, что из-за этого случая они расстанутся.
Машка поехала домой, я вернулась к вам. Мы предпочли больше не вспоминать про это и поэтому весь следующий час тщетно пытались вести себя так, как будто ничего не произошло. Не могу сказать, что у нас это получалось. Через час я тоже поехала домой.
Следующую неделю мы виделись с тобой очень редко. Но я хотя бы видела тебя, у Машки с Никитой дела обстояли хуже. Они не разговаривали и в этом я винила только себя.
Помню, когда ты проколол язык второй раз, я чуть не убила тебя. И даже попыталась обидеться. Но ты упрекнул меня в том, что я вру. После поцелуя ты сказал:
- Ты ещё скажи, что тебе не понравилось.
Как всегда ты оказался прав. Мне понравилось. Мне вообще нравилось всё, что ты делал! Я любила лежать у тебя на груди и слушать, как твоё дыхание прерывается сокращениями сердца. Тогда я уже была уверена, в этом сердце живу только я. Ты мне это доказал.
Наступило лето. Не помню почему, но мы перестали общаться. Кажется, я на тебя за что-то обиделась. Через 2 недели я попала в больницу, а ты мне так ни разу и не позвонил. А мне так хотелось услышать твой голос. Я думала это конец. Как оказалось позже ты не знал, что я болела. Но я так и не простила тебя за это. Моя классная руководительница всегда любила говорить: Незнание не освобождает тебя от ответственности! Вот и я так считаю… Правда, потом, после того как меня выписали, и я уже вернусь с моря мы всё-таки увиделись. Ты сказал, что скучал. Знал бы ты как скучала я! Как мне тебя нехватало всё это время, и что кроме тебя мне никто не нужен. Всё лето я ездила из Москвы на дачу и с дачи в Москву. Только для того, что бы увидеть тебя. Никогда ещё я так не ждала конец лета. Я так хотела видеть тебя каждый день, чувствовать тебя рядом и шептать тебе о своей безграничной любви.
Конец августа. Я приехала в Москву. Как же я была счастлива, что весь следующий год я смогу каждый день видеть тебя, наслаждаться тобой… но за лето со мной что-то произошло. Я всё так же любила тебя, но перестала говорить тебе об этом. Ты просил о встрече, а я отказывалась. Тогда я ещё не знала, что потеряю тебя так скоро. Я наконец-то встретилась с Машкой. Они, кажется, помирились с Никитой, чему я была несказанно рада! Вы позвали нас гулять, и мы пошли. Придя в наш дворик, вы оба почему-то замолчали. Никогда не забуду, как у меня тогда защемило сердце. Больше всего я боялась, что ты меня бросишь. Прямо тут, в нашем дворике. Всё оказалось гораздо хуже. Вы сообщили о том, что уезжаете учиться… Далеко… Очень... Сначала я не поняла, почему это так сильно будет мешать нашему общению. Но как оказалось вы уезжали гораздо дальше, чем я предполагала. Вы уезжали в Англию. На целый год.
На следующий день мы пошли в магазин, что бы ты купил себе вещи в Англию. После того, как мы купили тебе пару свитеров и бейсболку ты потащил меня в отдел вечерних платьев. Выбрал самое красивое и самое дорогое и предложил мне померить. Платье было шикарное. Нежно-голубое, пышное… Когда я вышла ты сделал мне предложение. По-детски... шуточно. Но мне было приятно. Ты сказал, что именно в этом платье я буду на нашей свадьбе. И что у нас будет трое детей. Я смеялась и думала, что так будет всегда. Я всегда буду с тобой, я действительно выйду за тебя замуж. Ведь я так любила тебя. Мы сфоткались. Прямо так, я в платье, а ты в джинсах и футболке. Кто-то из прохожих сказал, что это свадебная фотография, а мы смеялись и, кажется, были самыми счастливыми.
Твой последний вечер. Ты так просишь меня не плакать. А я уткнулась в розочку, которую ты мне подарил, вдыхала аромат цветка и боялась посмотреть тебе в глаза. Я боялась расставаться. Ты уверял, что мы ещё увидимся. Ты был в этом уверен, я нет… Не скрою, я обиделась на тебя. Ведь я так просила тебя не уезжать. В общем, не могу сказать, что в тот день мы расстались в хороших отношениях. Я была зла на тебя. Вы уехали… Ты звонил каждый день. А я злилась всё больше и больше. Каждый наш разговор был примерно таким:
- Привет, Солнце!
- Привет, Антон.
- Как у тебя дела? Что нового?
- Антон, вот сам посуди: ты звонишь КАЖДЫЙ день! Ну что у меня может быть нового??? Звони раз в неделю, тогда может что-то и расскажу. – Я всё ещё была зла на тебя. Но я так тебя любила. Если бы я только знала, что случится потом… Я бы умоляла звонить мне каждый день, два раза в день и вообще как можно чаще. Но ты ведь знаешь, что я всегда была принципиальным человеком. Я была гордой и упрямой. Я боялась показаться слабой. Боялась, что если прощу тебя, ты перестанешь мне звонить вообще. Найдёшь там себе симпатичную англичанку и больше никогда не вернёшься. Как же это было глупо с моей стороны. Ты ведь любил меня.
Прошло почти 2 недели. Как я и просила ты звонил раз, иногда два раза в неделю. Машке звонил каждый день, узнавал про меня. Я скучала. Скучала, но никогда тебе об этом не говорила. Никогда себе этого не прощу.
Было 11 октября. Понедельник. День не предвещал ничего плохого. Я немного приболела и не пошла в школу. Утром, часов в 10 ко мне пришли девчонки. Что-то странное было в их поведении. Они прятали глаза и явно хотели что-то мне сказать, но не могли. Пока я отвернулась к компу, что бы распечатать доклад, я чувствовала, что они переглядываются и решают, кто из них сообщит мне что-то важное.
- Антон и Никита в аварию попали. – Как гром среди ясного неба прозвучал Надькин голос.
- Что? – До меня не сразу дошёл смысл этой фразы.
- Надь, ты только не переживай. Антон и Никита попали в аварию.
- Живы? – пока ждала ответа, перед глазами промелькнули последние полгода с тобой.
- Да. Они в реанимации.
- Как это случилось?
- Они решили покататься на мотоцикле и врезались в машину. Ты не переживай, всё будет хорошо!
- Да, конечно. – Сухо ответила я. - Ладно, вот ваш доклад, вам в школу пора.

Они ушли, а я села на диван и заплакала. Я была уверена, что всё будет хорошо, но я так переживала за тебя. Я не могла потерять тебя. Ты самое дорогое, что было у меня. Я знала, что вы выкарабкаетесь. Что вы приедете, и всё у нас будет хорошо. Мне хотелось так думать. Я считала, что раз вы выжили после того, как на полной скорости лоб в лоб столкнулись с машиной, то теперь уж вы точно выживете! Как же я ошибалась.
Прошло ещё два дня. Я так и не выздоровела. И всё так же валялась дома с температурой и предпочитала не думать о плохом. Позвонила Машка. Вся в слезах.
- Маш, что случилось?
- Надь…. Это… понимаешь… - она говорила, путано и прерывисто.
- МАШ! Что-то случилось?
- Ну… нет. Никита в себя пришёл…
- ну, так ведь это же здорово! Масянь! Не плачь, пожалуйста! Если он пришёл в себя, значит, всё будет хорошо!
- Он говорил, что мы с ним ещё по крышам гулять будем – она говорит сквозь слёзы. Не очень-то было похоже на слёзы радости. Мне казалось она что-то недоговаривает.
- Дурочка, не плачь! Всё будет хорошо, обещаю!

Мы ещё минут 5 поговорили и я пошла пить чай. Чувство тревоги заполняло меня. Казалось, я чего-то не знаю. Позвонила Косма. Голос тревожный.
- Привет.
- Привет.
- Как себя чувствуешь?
- Хорошо, спасибо. Завтра или послезавтра в школу уже пойду.
- Ясно. Тебе Машка звонила?
- Звонила. Никита в себя пришёл. Это хорошо... Значит, всё будет хорошо…. А она дурочка плачет. Я бы радовалась, если бы Антон в себя пришёл.
- Надь. Ты только не переживай. Мне тебе кое-что сказать надо.
- Что? Что случилось? – Я чувствовала, что ей трудно говорить.
- Надь… Антон умер. – Вспышка. Непонятная чёрная вспышка в моей жизни. В одну секунду я как будто оглохла, онемела и ослепла.
- Как? – прошептала я. – Почему?
- Мне очень жаль. Надюш, ты только держись!
- Когда? – слёз ещё не было. Было какое-то безразличие к жизни.
- Сегодня. Он в себя пришёл, хотел позвонить, но ему не разрешили. Просто просил передать, что любит тебя.
Слёзы. Неожиданно для самой себя я заплакала. Тихо так, без всхлипов.
- Надь, а… а как же я? Как он мог умереть, зная, что я люблю его? – Она молчала. А что она могла мне сказать? Ты ушёл. Насовсем. Лучше бы ты ушёл к другой. Лучше бы мы стали заклятыми врагами. Было бы легче. Но ты не ушёл к другой, ты ушёл насовсем. Ты просто умер. Я была зла на тебя за это. Хотелось кричать, а я шептала в трубку какие-то обрывистые и непонятные фразы.
- А сегодня 12 число.
- и что?
- ровно полгода назад, 12 апреля, мы познакомились. Надь, я люблю его.
- Я думаю, он знает это.
- Как такое могло случиться?
- Надюш, если захочешь поговорить, просто позвони.
- Хорошо.

Я лежала на кровати и смотрела в потолок. Я не верила, что тебя больше нет. Слёзы катились по моим щекам и обжигали мою шею. Я шептала тебе о своей любви. Говорила, что не хочу жить без тебя. Ты оставил меня. И я не могла простить тебе этого. Я молилась за то, что бы Никита выжил. Ведь вы так дополняли друг друга. Он был частичкой тебя. Пусть самой маленькой частичкой. Но я не могла потерять даже её. Я слишком сильно тебя любила. Сильнее чем саму себя.
Всю ночь я не могла уснуть. Я думала, как буду жить без тебя, думала о смерти. Нет, я не хотела умереть, просто думала, что чувствует человек после смерти. Наверное, ничего. А как можно ничего не чувствовать? Утром позвонил Лёша. Голос тревожный. Чувствуется, что он тоже не спал всю ночь. Он плакал, я знала это.
- Привет.
- Да… привет, Лёш…
- Ты как? Держишься?
- Стараюсь. А вы как? Как мама?
- Молчит.
- Да… это сложно.
- Надь. Тут ещё случилось…
- Что? – я почувствовала, как слёзы подкатили к горлу.
- Никита…
- НЕТ! Не говори этого! – истерика… у меня началась истерика. – Этого не может быть!
- Ты сможешь Машке сказать?
- Нет. Лёш, это неправильно, этого не может быть!!!
- Надюш, я надеюсь на тебя. Пока

Он положил трубку, а я слушала гудки и кричала. Мне было больно. Вы оба умерли. Как такое может быть??? Я сползла по стенке и кричала. От боли и безысходности. Оборвалась последняя ниточка, связывающая меня с тобой. Слёзы обжигали лицо. Не знаю, сколько времени я так сидела. Может час. Может два. Позвонила Машка. Я не смогла ей сказать.
- Надь, что-то случилось?
- Больше ничего… мне хватает того, что Антон умер…
Трубку взяла Наташа:
- Ты как?
- Никак. Лёша звонил.
- Что сказал?
- Никита…
- ЧТО?
- он… не могу сказать. Язык не повернётся.
- Надь! Скажи… Он…
- Да.
- О, Боже!
Из трубки доносятся гудки, а слёзы снова капают из глаз. Следующие 4 дня не принесли нам ничего хорошего. Мы ходили с опухшим лицом от недосыпания и красными от слёз глазами. В понедельник были похороны. Я не хотела идти. Похоронить тебя – это значит навсегда забыть о мысли, что ты не умер.
Был дождь. Мы приехали к вам домой. Твоя мама. Она попыталась улыбнуться, когда увидела меня. Сказала, что рада, что я пришла. А я просто хотела в последний раз тебя увидеть. Когда мы вышли из подъезда, там стояло 2 гроба. Никита и Ты… Вы оба как будто спите. Страшно? Нет… Я подхожу к Никите… целую в лоб.. почти не плачу… Подхожу к тебе. И всё. Провал. Я теряю сознание. Подбегает Лёша и Вера, уносят меня и дают нашатырь. Я так и не попрощалась с тобой. Кладбище. Сыро, дождь, грязь… Но это всё мелочи. Земные мелочи. Тебя они уже не касаются, меня и подавно! Кто-то что-то говорит. Я не слышу. Смотрю на твой гроб. Вас даже хоронят рядом. Ведь вы так дополняли друг друга. Начинают опускать гроб. Теперь вы навсегда будете вместе. Никита и Ты… Первые удары земли о крышку гроба. И у меня истерика.
- НЕЕЕТ!!!! Я не пущу! Антон! Не бросай меня! Я люблю тебя!
Меня отводят, успокаивают. А потом стакан водки. Никогда не пила. Пью. Горячо. И противно. Плачу. Уже просто плачу, тихо без всхлипов. Я подняла глаза наверх. Серое небо, дождь и вороны. Почему на кладбище всегда так много ворон? Едем к тебе домой. В машине тепло, я быстро пьянею. Прихожу к тебе домой. Подхожу к твоей комнате. Надо войти, я знаю. Но не могу. Преодолеваю себя и вхожу. Боже, как же это больно. Больно осознавать, что тебя больше нет. Я вжимаюсь в угол и сползаю по стенке. Всё. Дальше только слёзы.
Подошёл Леша. Я подняла на него глаза полные слёз.
- Лёш, как я буду без него?
- Мы должны это пережить. Это сделает нас сильнее!
- Сильнее? Смерть Антона сделает меня сильнее? Это слишком большая плата!
- Надюш, там, на столе для тебя подарок. Антон купил. У вас же было… было бы полгода.
Встаю, подхожу к столу. Беру пакет, а там мягкая игрушка. Красное сердечко с проколотым языком. Как у тебя. Так страшно стало. Как будто посылка с того света.
Я помню… Ты умер в тот день, когда исполнилось пол года нашему знакомству. Грустно? Нет, страшно. Неотвратимость судьбы. А мы пешки… глупые пешки. Надеемся, что можем что-то менять в этой жизни. Нет! Не можем.
Без тебя теперь так пусто… глупо…страшно… грустно.. Да нет, просто непонятно. Антон, я хочу к тебе.


12 апреля – 12 октября 2004 года. Дангулов Антон и Ветров Никита. Спустя полтора года
Привет, Тоша. Вот и я. Соскучилась, решила приехать. Впервые за эти полтора года я к тебе приехала. Прости, но раньше я просто не могла тебя проведать. Я бы просто сломалась. А тут почти ничего не изменилось. Тот же крест, та же ограда. И ты всё тот же. Молчаливый и красивый. Ты так красиво улыбаешься с этой фотографии на памятнике. Я знаю, ты улыбаешься мне. А мне стало так тебя не хватать. Спустя полтора года я почти перестала плакать… Я принесла тебе цветы. Ты знаешь, я не люблю гвоздики. Поэтому принесла 12 роз. Для тебя. Кто-то сделал тут скамеечку. Наверное, твоя мама. Ну конечно, это она. Она же тут и цветочки посадила. Красиво тут у тебя. Так тихо и спокойно. Спишь себе. И никаких проблем… А Танюшке только спустя 2 месяца рассказали. Знаешь, она уже взрослая. Она поняла. Мне очень хотелось обнять её тогда и пожалеть. Но она просто ушла в свою комнату. Она плакала. Ты это знаешь. Она так любит тебя. У неё над кроватью висит слон, которого ты ей нарисовал. А снизу кривым детским почерком подписано: Тоша. Не знаю, то ли слона зовут Тоша, То ли она автора подписала. А Леша и Вера поженились. У них сын родился. Твой племянник. Они сейчас в Питере живут. Поэтому мы почти не общаемся. Мама твоя одна с Танюшкой. Ей тяжело без тебя. Я иногда приезжаю к ней. Помогаю, чем могу. Обычно разговорами. Она так и не смогла выговориться на эти полтора года. Всё равно накапливаются эмоции… А я работаю. Собираюсь поступать в институт. Знаешь. Прошло полтора года, а я так и не забрала у тебя нашу фотографию. Одну единственную фотографию, где ты и я. Только вчера ездила к тебе домой. Долго не могла войти к тебе в комнату. Кровать аккуратно застелена. Всё на своих местах. И фотография рядом с компьютером. Твоя мама до сих пор боится что-то менять в этой комнате. Она даже пыль протирает с особой осторожностью, что бы ничего не сломать, не разбить… Ведь ты всегда так ругался, когда твои диски лежали не на своём месте. Я принесла тебе эту фотографию. Я не смогу взять её себе. И я хочу, что бы ты её хранил. Тоша, ты прости сейчас мои слёзы. Но так трудно сдерживать эмоции... Я перестала верить в любовь. Тебе это конечно не понравится. Но я точно знаю, любовь есть, по крайней мере, была. Она умерла вместе с тобой. Я не хочу больше любить. Просто не хочу. Можно испытывать симпатию, можно привязываться к людям, можно использовать их в своих целях, в конце концов. Но только не любить. Я столько раз пыталась всё начать с нуля. Но ни разу не получилось. Знаешь, Тош, так нельзя. Я всех сравниваю с тобой. Ты уж прости. Но я по-другому не могу. Был один человек… Один единственный человек, которого я не сравнивала с тобой. Потому что с ним было почти так же легко как с тобой… Но через 2 месяца и эта почти что сказка закончилась. Просто потому, что ему было так удобнее. Что бы я не мешала решать ему его же проблемы. Тогда я точно поняла. Я просто не хочу больше любить. Ты уж прости меня. Я обещала, что, несмотря ни на что я буду счастлива… Я буду счастлива! Но без любви. Ладненько… Пора мне. Сейчас зайду к Никите. Положу ему цветы, расскажу вкратце, как Машка поживает. И поеду домой. А ты храни нашу фотографию. Когда-нибудь я, возможно, приеду за ней. Ты только храни. Целую тебя, красивый мой, молчаливый мой, любимый мой, самый близкий мой. Не скучай. Я ещё приеду. Пока…
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама