Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

ЗВЕЗДА ТЕЛЕЭКРАНА (Лада Лузина)

25 января´08 13:13 Просмотров: 341 Комментариев: 1
Я пошила свадебное платье, бледно сиреневое, расшитое серебряной пылью стразов, похожее на мокрую русалочью чешую... Мы купили обручальные кольца, билеты на поезд, заказали номер-люкс в гостинице у моря, где собирались провести свой медовый месяц. И роковой "бермудский треугольник" центрального киевского ЗАГСа уже готов был затянуть нас в пучину семейного счастья, когда, за неделю до свадьбы, я решила познакомить жениха с моей звездной свидетельницей.
Она пришла к нам в гости. Высокая. Яркая. Загорелая. На ней был темно-синий сарафан в больших красных цветах.
- Аня - телезвезда, - радостно представила я подругу. - Ведет передачу "Суперлото".
- Надо же... - удивился Стас.
Она его поразила. Ее поджарое, плоскогрудое тело гончей, просвечивающее сквозь полупрозрачную ткань, притягивало взгляд Стаса, как притягивают детский взор золотые монетки, лежащие на дне фонтана. Такие ничейные, близкие и доступные... И стоит только протянуть руку - они будут твоими!
Привычно закинув ногу за ногу, дымя сладкой ментоловой сигареткой, Аня вдохновенно вещала о съемках, спонсорах, визажистах, известных артистах, посетивших ее программу, об огромном, заманчивом, закадровом мире, крутившемся вокруг одной-единственной - ее персоны. Мире, непрерывно заигрывающем с ней, ухаживающем за ней, пудрящем ей нос, поправляющем ей складки платья, влюбленном в нее, королеву.
Стас слушал завороженно. А мой чуткий нос втягивал разлитую в воздухе угрозу. Но я не верила обонянию. Того, что мне угрожало - НЕ МОГЛО БЫТЬ! Стас любил меня, я - его, мы должны были пожениться. Эта истина была незыблема, как письмена на скрижалях. И я не видела его растерянных взглядов, не хотела их замечать. Не понимала, почему он смотрит на меня так беспомощно - умоляя о помощи! Да и не знала еще тогда, что именно такими страдальческими глазами Иуды глядят на своих жертв будущие предатели.
Я давила свои муторные предчувствия, стыдясь их. Но, помню, все предметы вокруг вдруг перестали свидетельствовать о незыблемости счастья. Часы тикали угрожающе. Закипевший чайник презрительно и раздраженно задул в свой свисток. Я пошла на кухню снять его с плиты. Посмотрела в окно - на балконе в доме напротив стояла девушка в короткой полосатой майке, едва прикрывающей признаки пола. Она закурила и жадно втянула дым пассивными, брезгливо скошенными губами. Затем, облокотившись одной рукой на перила и обвиснув на них всем телом, девица лениво и равнодушно почесала себя между ног. И в голове сразу же всплыл роман Куприна "Яма": серое, сентиментально-циничное, - безнадежное! - утро барышень киевского борделя, лузгающих семечки, пытающихся нагадать себе на картах суженого и отпускающих пошлые шутки проходящим мимо мужчинам. И почему-то именно в тот прозрачный миг беспросветность, бессмысленность жизни нахлынула на меня волной...
Ничего больше не будет - все кончено!
- Что ты тут делаешь? Мы ждем тебя, - заглянул в кухню Стас. - Забавная у тебя подружка...
Его всегда такие искренние губы были сейчас зажатыми и стыдливыми - стыдящимися размывающей их фривольной улыбки.
- Она понравилась тебе?
- Ну... - неуверенно протянул мой жених, не зная, что сказать.
- Ребята, я, пожалуй, уже домой поеду, - зарисовалась за его плечом Аня.
- А чай?
- Не хочется. Стас, подвезешь меня?
- Да, конечно...
И уже в коридоре, застегивая пряжку на сандалии, он подчеркнуто равнодушно произнес:
- Лена, я сегодня уже не вернусь... Хорошо?
Позже я поняла: подсознательно он хотел услышать от меня "Нет". Я могла сказать "Нет". И он бы остался. Наверное, я должна была так сказать. Но усомниться в нем, признаться себе в своих сомнениях и повелительно дернуть за поводок было бы столь мелким, противным, собственническим поступком... Я все еще верила ему и в него. Может, из гордости, может, из привычки к счастью сознание отказывалось принять уязвимость нашей любви. И потому я сказала: "Да".
- Я позвоню тебе завтра, - заверил он.
- Я тоже звякну... - махнула рукой Анюта.
Завтра не позвонили ни он, ни она. И хотя это могло объясняться тысячею возможных, вполне разумных причин, я уже точно знала одну-единственную - безумную и невозможную.
Ничего больше не будет - все кончено!
Весь день я просидела на балконе, бездумно вглядываясь в пейзаж: дом, пустырь, полоску железной дороги. Мозг отключился, защищаясь, зная: первая же четкая формулировка происходящего врежется в лоб острием бритвы. А ближе к вечеру я подняла голову вверх и, втянув ноздрями приторный августовский чад, неожиданно поехала в город. Я шла "на нюх" по следу, не думая, не желая понимать, куда и зачем иду. Двери кафе "Корона" бесшумно разъехались передо мной, как кулисы в театре. Я увидела их сразу. Они сидели за "нашим" столиком. "Нашим" со Стасом. "Нашим" с Аней. Все было, как обычно. Только без меня.
Странно, я не почувствовала ни злости, ни обиды. Лишь пустоту, невероятно тяжелую, разрывающую изнутри. Будто кто-то надувал у меня в животе огромный воздушный шарик. Они обернулись. Улыбка Стаса съехала набок... Аня надменно подняла брови: "А что, собственно, случилось?" Проходящий мимо официант с подносом случайно задел меня плечом, и внезапно я почувствовала такую боль, словно он ударил меня наотмашь кулаком. Избил на всеобщее посмешище!
Дома я изодрала ножницами свое свадебное платье. А потом еще полгода выметала из ковра серебряные пылинки. И плакала каждый раз, напарываясь на эти сверкающие осколки моей разбитой...
Жизни?
Веры?
Любви? Не знаю...
Ни тогда, ни потом я не знала, как его назвать - то, главное, что, исчезнув во мне, навсегда уступило место пустоте.

- Не понимаю, зачем ты его бросила? - презрительно заявила мне Аня по телефону (из всех видов самозащиты она признавала только один - нападение). - Сама наворотила проблем на пустом месте! Стас вовсе не собирался расставаться с тобой. Расписались бы себе как миленькие и жили бы счастливо.
- Счастливо? Он же изменил мне с... - у меня не было сил договорить эту фразу до конца.
- Ну, если ты так серьезно ко всему относишься, - извернулась Аня (она и не думала тушеваться!), - должна быть благодарна мне за то, что я вывела твоего жениха на чистую воду еще до свадьбы. Значит, так он тебя любил!
- Я не прощу тебя никогда... Ты поплатишься за все... - прошептала я.
- Не понимаю, о чем ты говоришь!
Я бросила трубку. А через несколько месяцев перезвонила ей сама. И мы стали общаться как ни в чем не бывало...

- Какая чудная шубка. Это кролик? - с надеждой уточнила моя персональная знаменитость.
- С ума сошла! Это белая норка!
- Откуда у тебя такие деньги? - В ее голосе звучала искреннейшая обида. Несмотря на положение звезды, на телевидении Анечке платили сущие копейки.
- Нашла себе одну халтурку, - небрежно сообщила я. - Работа, конечно, не для слабонервных, но и плата за вредность - соответствующая. Как-нибудь потом обязательно расскажу... Ты очень удивишься.
Однако такая плебейская вещь, как работа, тем паче тяжелая, интересовала Аню крайне мало.
- То-то я смотрю, ты все время в обновках появляешься, - протянула она неодобрительно. - Тебе никто не говорил, что на свидание с подругами нужно приходить в самой старой одежде? Чтобы их не расстраивать.
- Я же не к тебе на свидание пришла.
- Ах да! - вспомнила она и довольно резюмировала. - Ну тут тебе и шуба не поможет!
Затем незамедлительно переключилась на эту - более выигрышную для себя тему:
- Интересно, какой он, твой новый парень? Богатый? Сколько ему лет? Чем занимается?
- И его отбить хочешь? - спросила я смурно.
Вопрос был риторическим.
- Ну я же не виновата, что все твои кавалеры ко мне перебегают, - с явным удовольствием промурчала телеведущая. - Хотя на самом деле ты ничем не хуже меня, - небрежно свеликодушничала она, ни на грош не веря собственным словам. - Просто я звезда! А мужчины, как дети, сразу тянутся к тому, что блестит. Тем более сейчас, когда канал развесил по Киеву биг-борды с моим лицом. Они все просто с ума посходили...
- И тебя не удивляет, что я постоянно знакомлю своих парней с тобой? - поинтересовалась я с вызовом.
- Нет. Я же все понимаю. - Аня ужасно любила продемонстрировать свой продвинутый психоаналитический ум. - Ты один раз обожглась и не хочешь погореть дважды. Потому проверяешь их заранее. Хочешь найти человека, который так серьезно к тебе относится, что даже на меня не поведется. Ну и, конечно, рано или поздно найдешь такого, - оптимистично пообещала звезда, очевидно, имея в виду кого-то слепоглухонемого.
- Оттого-то ты нас всегда в "Корону" приглашаешь и за этот столик садишься. Хочешь изжить свое мучительное прошлое по методу психодрамы, - с блеском закончила она, приходя в восторг от собственного ума и образованности. - Верно?
- Верно, - уныло согласилась я. При всем желании я не могла отказать ей в сообразительности. - Аня была права если не на все сто, то на девяносто девять процентов.
- Боже! - воспламенилась моя собеседница. - А это и есть твой Саша? О-о-очень ничего...
Саша, черноволосый и черноокий, подошел к нам и протянул мне букет нежных, весенних мимоз.
- Привет, - Скользнув зрачками по подружке... - Здравствуй, малыш! - ...он нырнул взглядом в мои широко открытые глаза, с явным намерением посвятить ближайший час своей жизни подводному плаванию.
- Ты хоть бы представила нас, - нетерпеливо напомнила о себе соседка по столу. Игнорирование ее вопиющих прелестей она всегда воспринимала как злостное нарушение священных законов природы (Чарлз Дарвин: побеждает сильнейший!).
- Саша, это моя подруга Аня.
- Да? - Его голос был рассеянным.
Не дождавшись более пафосной презентации, звезда усмехнулась (Воображаешь, Лена, тебе удастся этот дешевый фокус?) и со вкусом добавила:
- Я телеведущая. Вы видели программу "Суперлото"?
- Что-то видел...
- Прошлый раз у нас был в гостях сам Киркоров.
- Точно, видел. - Саша слегка всплыл, но все еще смотрел на Аню невидяще, как сквозь толстый слой воды.
"Молодец, - с облегчением подумала я. - Хоть этот не вытаращился на нее сразу".
Аня демонстративно проглотила его невнимание. Не торопясь закурила. Свысока кинула на меня косой взгляд (Думаешь, не справлюсь?) и, словно еж, мгновенно ощетинившись всеми своими звездными лучами, перешла в наступление.

.......
Через полчаса они сидели за столиком, вытянув шеи друг к другу. Он ловил каждую ее шутку, улыбку, наклон головы. И Анино узкое лицо породистой борзой сияло стальной гордостью победительницы, который раз уверившейся в своей силе. Наверное, эта жадная, самозабвенная гордость и была ее самой яркой звездной чертой! Сейчас Аня казалась удивительно красивой, притягательной, словно властный магнит. А я - всего лишь третьей лишней.
Deja vu!
Я знала наизусть этот сценарий и его нехитрый финал. И вновь, и вновь разыгрывала его сама, раздавая актерам роли. Все ясно. Саша не нужен Ане, так же как не нужен был Стас. Точнее, оба они были нужны ей исключительно для самоутверждения. Подобно графу Альмавива, она претендовала только на господское "право первой ночи", чтобы затем вернуть использованных, посрамленных ухажеров мне...
Deja vu! Это уже было! Столько раз, что даже странно, почему, заходя в одну и ту же воду, я снова чувствовала, как она обжигает мне ноги. За столько времени это стоячее болото давно должно было остыть до невинной комнатной температуры. Но боль узнавания по-прежнему кипела внутри, стягивала горло, мешала дышать...
- Вчера во время съемок у нас была такая хохма!
Подобно тренеру, с часами в руках, я отслеживала по секундам все Анины действия от "старта" до "финиша".
- Как меня достало давать автографы! Никуда нельзя пойти - все узнают!
И чувствовала себя мерзкой, противной, отвратительной вуайеристкой. Ах, до чего ужасной я стала. До чего пустой! Кстати, сегодня, чтобы добежать до победного конца, Ане хватило каких-то тридцати семи минут...
- ...это потрясающий диск. The best! Мне привез его из Москвы сам Филя. Тебе понравится. Безумно модная музыка. Если хочешь, заедем сейчас ко мне, я дам тебе послушать...
- Ладно, - послушно согласился Саша. - Ты, Лена, как, не против?
Подумать только, он еще помнит о моем существовании!
- Нет, мне нужно заскочить на работу...
- Хорошо. Официант, счет!
При слове "счет", Аня привычно вскочила с места и промурлыкав про "попудрить носик", удалилась в дамскую комнату.
О, она ненавидела платить!
- Слушай, Ленка! - Парень мгновенно развернулся ко мне. - Ты - гений. Я и не думал, что сработает...
- Зачем тогда соглашался?
- Так... поприкалываться.
- Ты тоже - молодец, - устало похвалила я. - Сделал все, как я просила, четко, по нотам...
- Да, забавная у тебя подружка... - Саша скабрезно хихикнул. - С такими друзьями, как вы с ней, вам врагов уже не надо. Интересно, за что ты ее так?
- Уже неважно, - произнесла я вяло. - Просто она должна заплатить мне за это.
- И много звезда тебе задолжала?
- Много. Меня саму. Этот счет я закрою ей еще нескоро...

Я проводила их глазами. Аня помахала мне ладошкой, вполне довольная своим новым приобретением. Ни малейших угрызений совести на холеной морде. В ее понимании все случилось так, как должно. Может, она по-своему была даже благодарна мне за развлечение. Или того смешнее - считала, что я должна быть благодарна ей за помощь в поисках моего единственного верного суженого...
- Официант, - крикнула я. - Виски.
И, взяв со стола мобильный, набрала номер:
- Алло... Игорь? Мне передали ваш заказ. Вы хотите переспать с телезвездой? Прекрасно. С одним условием: изобразить, будто вы мой парень, и подождать, пока она сама вас отобьет. Не долго - минут двадцать. Деньги вперед. В случае осечки я вам их верну. Нет, нет, - невесело ухмыльнулась я трубке, - осечек у нас не бывает.
Пожаловаться
Комментариев (1)
Тургеневская    25.01.2008, 13:24
Оценка:  0
Тургеневская
:62: вот что значит женская дружба... :02:
Реклама