Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Письмо Любимой (творческий очерк)

28 января´08 19:18 Просмотров: 301 Комментариев: 0


… Я сижу и долго-долго думаю, какое все такие самое-при-самое подходящее слово для начала моего письма к тебе, Дорогая Леди…! И столько слов все отклоняю, что уже стал подумывать о выбросе на макулатуру всех своих толковых словарей – ну не передают они смысла ни в какую….!


Воодушевление, которое теплым ветерком завораживает меня, которое я получаю от твоих писем, такое – что весь мир вокруг просто пропадает! И когда пилот за штурвалом уже начинает дико орать от перегрузок и настойчиво требует мою помощь, то я не нахожу ничего лучшего, как заявить нечто вроде:

«Слушай, Док, если бы не эта весточка, которую принес мне от Нее голубь, - кричу ему, - то мы, Док, мы бы давно упали!!!». Ну он, конечно, имитирует удивление и ошарашено смотрит вперед на облака. Ну и ответит он мне бывало! «У меня тоже девочка, так е-мое, не она,а Я же с тобой управляем полетом. Может, не стоит давать управление в женские непрофессиональные ручки?

А они, смотрю, еще, не дай Бог, доведут тебя). Кстати, может ты думаешь, что и женские непрофессиональные глазки узрят в этом бескрайнем небе и бесчисленном хаосе кнопок какой-то смысл?». Знаешь, Леди, я просто обожаю с ним так словесно сражаться.

Правда, он использует нечестные методы. Например, перед словесной битвой обязательно выпивает чайную ложечку уксуса, пока я отвернулся и вновь перечитываю твои строки. Когда я заметил подобное употребление допинга, то он обвинил меня в том же! Мол, а кто это порасклеивал цитаты с писем над каждой кнопочкой у себя за штурвалом? Га? Я ему говорю – это не допинг, Док. Это лучше.

Ну а он же попробовать хочет. Но не лапать, говорю, руками! (Он сам обожает говорить кому-то «не лапать» и потому я приношу ему недюженное удовольствие употребляя его собственные фразочки). И он не лапает. Даже не читает, бо не может прочитать ничего. Не понимает. Так и говорит: «У тебя, брат, девочка что-то не по-русски пишет, ничего не могу взять в толк». Ну а я, Милая моя, так и знал.


И даже не боялся несущественные вещи клеить возле кнопочек. Не поймет ведь. Не позволяет образование психологическое. Читать, прочитает, но не поймет. Зато он умеет дико орать, и обожает повторять еще одну свою излюбленную фразу: «А какой смысл?». Когда он мне так заявлял насчет тебя и насчет связанного с тобой, то я говорю ему – что предметы не имеют смысла вообще, смысл придаем им мы сами.

Моя реплика его очень разочаровала, потому что он тоже хотел бы находить смысл, но не может. Я как то не выдержал и спросил, а почему он до сих пор живет, если не видит ни в чем смысла? А какой смысл – не жить? – он мне в ответ. Вообщем, курсы юмора сдает хорошо. Правда, не видит в этом юмора. Юмор считает серьезной вещью. Равно как и штурвал. Вот в штурвале и в кнопках смысл он видит. Наверное, в прошлой жизни был роботом или какой-то кнопкой в авиалайнере. Такая любовь прямо к кнопкам. Ты не поверишь, но когда я заснул и проснулся неожиданно (он вел лайнер все это время), то он штурвал целовал.

Я ж тогда подумал, заскучал за своей девочкой. Но он даже фото и даже письма от нее с собой не носит и во сне говорит только о кнопках и штурвале. И когда голуби приносят к нам на лайнер письмо от его девочки, то он читает так быстро, что я не успеваю рассмотреть какая по цвету ручка ходила на листке бумаге. И он в ответ не пишет. Обмазал губы пылью (ну не помадой же, говорит), поцеловал бумагу, запечатал конверт и голубю. Все. Иногда, правда, просит ручку и пишет пару слов.

Я все мечтаю увидеть, что он успевает написать. По выражениям и поведению, его не очень то трогает это все. Леди моя! А я пишу, отправляю с голубями ответы. А он мне как-то сказал: «Вот ты пишешь, пишешь, ты бы лучше денег заработал больше». Ну в этом он прав отчасти, хотя так как он подрабатывает, меня, например, только веселит. Немецкая Компания «Кляйне» заказала ему несколько сказок, так он, когда штурвал веду я, эти-то сказки и диктует в сортире на рацию – прямо в прямой эфир. Говорит, 5 евро за сказку – неплохая подработка. Ну он мастак их выдумывать. Но…

Не выдумать ему никогда нашу сказку, милая… не выдумать. Он то считает свои сказки выдуманными, а что если сказки-то все правдивы? Они только и ждут сказочных героев, пока те вылезут из книжек, из каких то романов. (Только не подумай про нас так, моя литературная героиня. Нас ч-и-т-а-ю-т! Пока мы здесь радуемся и страдаем, и думаем что это все на самом деле – для них то читателей – это сказка написанная пером Андерсена. Эх, хороший был наш папа, верно? Мечтатель такой был. Не понимал какую кашу заварил, написав сказки и дав их людям.

Бедные люди! – читают про своих литературных героев (в том числе про Мягкий Океан и Ласковое Море и думают, эх, е-мооее, сказки! Не понимают, что живые мы, не менее живые чем они. Они то считают, что жизнь возможна если ты создан из белка и углеводов? И они считают себя живыми всего-навсего потому, что им это так кажется? И они это, мол, для самих себя доказали? Но и нам кажется, что мы живые и мы это тоже доказали. И в этой главе, пока я лечу в лайнере, и глава все пишется и пишется воскресшим Андерсоном в 1983 году, мы не только живые – мы – сама жизнь, пусть в другом измерении! Я тоже,

Милая моя Леди, думаю, насколько полны амбары Андерсовского оптимизма и насколько он тверд продолжать эпопею. Уже намекаю всеми силами, что лететь устаю. Земли не вижу…. Штурвал, как самый близкий друг здесь, единственный понять меня может. Жаль, не может он озвучит твой такой приятный голос для меня, Милая. Скрипит он. Скрип. Скрип. Скрип. Андерсен забыл его смазать. Что ж ты делаешь, Андерсен, если вместо голоса Медеи моей штурвалом пытаешься соблазнить скрипящим…?

Надеюсь, ты не ревнуешь к штурвалу-то? Мне он не нравиться и я не очень-то падок на всякие-там скрипы. Хотя из-за тоски бывало, просыпаюсь под его скрип и думаю, ай-ай-ай, ну почему он не умеет говорить твоим голосом, Леди? В сказках то все возможно. И это возможно. И мобильным телефоном Андерсон и не снабдил меня. Что я плохого ему сделал…?

Но может, это и к лучшему, потому что голос твой услышать, это всхлипывания предсказать свои же… Но я не хочу слышать больше про грусть, хотя грустно так, что единственное оружие – юмор. Засилье юмора. И пусть всхлипывания рации и скрип штурвала остаются последними вещами, которые грустят…. Так хотелось бы. И ты не грусти, милая, не может же Андерсон бросить писать. Ну пошел выпить чаю….

Похвалиться родным про новую сказку. Для него минута – для нас целый месяц или два. С его стороны, конечно, нехорошо не знать про нужды и ощущения своих героев и вот-так их бросать на произвол судьбы. А кстати! Знаешь, я подумал, может, там он такое что-то придумывает, что нам и не снилось? И ему нужно время….? Док говорит, что у Андерсена не голова, а вулкан Везувий, так что чего хочешь жди, мол. Любого разворота.

«Слушай, - я ему в ответ, что значит любого, если Андерсен то доброй души и не допустит!». Док ответил, что даже если ручка у писателя, мол, потечет, то нас тут затопит обыкновенный ливень и доброта Андерсена будет совершенно ни при чем. Я ему говорю, пусть еще скажет, что если у Андерсена заболит голова и он решит прилечь на рукопись – то воздух, который он гоняет туда-сюда своим дыханием, сотворит у нас убийственный ураган и мы разобьемся. Леди…! Ну конечно, не разобьемся. Леди, как дорога ты мне…!

Только не думай, что эти слова Андерсена, а не мои. Мы же живые и вольны думать и даже писать… и мечтать и жить своей жизнью…! Стоп, а может …. Нет? Может…. Это он все написал? А нам кажется, что мы свободные и говорим это все по собственной воле и по искреннем влияниям?… Как интригующе….!? Но … Но и неловко. Но с другой стороны, разве ты до этого момента усомнилась в том, что ты живая и живой я?

Я тоже не усомнился, хотя книгу пишет Он, писатель-то, а мы действующие лица. Вот странно, получается, честное слово. И забавно! И грустно…. Столько разного… И хорошего, это самое главное. Вот смотрю на облака, вспоминаю, как ты летишь с Юпитера на Венеру и думаю, ну почему нельзя встретиться в воздухе с Тобой, милая?

Может, автор устроит какие-то полунесчастные случаи…. и мы вместе – я здесь – ты там – катапультируемся и подумаем – «Боже, все, не жить!!!», и вдруг!…. в воздухе наши парашюты встретятся и нас спасет Розовый Летающий Слон! Ммммм….. Давно не мечтал…. Ох…… Завтракаю и обедаю только твоими письмами…. А ужин отдаю врагу.

Пессимизму.

2001 г.

Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама