Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Тебе

3 февраля´08 19:30 Просмотров: 341 Комментариев: 0
Я не то чтобы была потеряна в этом мире , я просто была измученная этой дикой любовью, этой вездесущей болью. Я не задыхалась от невозможности, просто еле дышала. Шла на работу, с работы на учебу, потом в общежитие, где были двери. Простые общаговские двери блока, где жили 8 человек. Это были обычные парни, лучшие друзья и первые знакомые в чужом городе. Пока один из них не стал кем-то больше, чем просто другом.
Торжество. Всегда найдется повод, чтобы посидеть вечерком с друзьями немного выпить. Как всегда, это заканчивалось тем, что все расходились по домам, за неимением денег пойти куда-то ещё. Хоть прошел не один год, но как сегодня я помню, как он тогда просто подошёл ко мне и обнял.
- Не уходи.
Он не был ни настойчивым, ни торопящим, дав мне почувствовать, как тщетно тушенные мной искры разгораются, как дрожащее тело смягчается под его нежными пальцами и льнёт, открываясь неведомой страсти.
У нас было целых два месяца, нет, это у меня было целых два месяца. Днём на работе, а ночью с ним. Я витала выше облаков, летела на работу. Каждая клеточка моего организма излучала свет счастья, а потом, потом начался ад.
В тот день мы встретились на кухне. Странным было, что Жека в такое время готовит себе кушать.
- Привет Женька. Как прошёл день?
- Да нормально. Чуть было на работу не опоздал. Хоть и лето, людей в Киеве мало, всё равно угодил в затор.
- Хорошо мне: пешком прошлась 15 мин – и на работе. Вот что плохо: возвращаться поздно надо, а через дворы страшно ходить. Вот вчера у моей сотрудницы сумочку забрали, так отпаивали её вчера коньяком. А то пришла. Вся дрожит. Рассказывает урывками.
- Ты бы нашла себе что-нибудь другое. С «нормальным» графиком роботы.
- Так зачем уже осень на носу. Я ещё в сентябре месяце поработаю парочку неделек, а потом уволюсь и за гранит науки.
- Ладненько, пошёл я кушать, и ложится спать, а то с самого утра вставать.
- Давай.
После ужина я, выйдя на коридор с чашкой кофе и сигаретой, целенаправленно направилась в блок № 5-14. О чём мы только не разговаривали. Мне было интересно всё из его жизни. Я с жадностью ловила каждое его слово. С коридора мы переместились к нему в комнату. Он как-то странно сторонился меня, ни разу не обнял, не поцеловал, но это только увеличивало моё желание. Наше «ляля» затянулось за полночь. Сидя на своей кровати
- Ну, всё. Поздно уже. Опять не высплюсь. Пора и спать.
Он встал и, повернувшись ко мне спиной начал разлаживать кровать.
- Маша, иди домой.
- Почему? Ты не хочешь, чтобы я осталась. Так сильно устал или просто ненавистно меня видеть? - произнесла я с наигранным строгим тоном.
Растливши кровать, Жека достал из холодильника зелёный лук и, то ли, чтобы я не лезла к нему со своими слюнями, толи для того чтобы вытравить меня, начал его кушать. я сидела и молча наблюдала за ним. Корча из себя надутый пузырь, который вот-вот лопнет, если у него на коленях не будут молить прощения за неугодное поведение.
- Ты знаешь, что у меня есть девушка? – сменив голос со спокойного и тихого на неприятно-вызывающий.
- Нет, не знаю. Может, расскажешь?
- Мы с ней встречаемся ещё с весны.
- И как ее зовут?
- Да брось ты. Ты же ее знаешь, и не раз видела.
- Значит, не видела.
- Маш, это же общага. Здесь все обо всём о всех знают.
- Тогда кто я для тебя была.
- Я не знаю.
Теперь отворачиваться был мой черёд, но не от неприятного разговора, а от стыда. Мне было стыдно за мои слёзы, которые уже не просто душили, они просились наружу. Боже, как мне тогда было трудно их сдержать, чтобы ОН ни за что на свете не увидел их.
- Я вообще не знаю на что ты надеялась и зачем ты приходила.
Последняя фраза меня приглушила. Когда я выходила из комнаты, Женя мне что-то ещё говорил вдогонку, но я уже не слышала. Я закрыла за собой дверь комнаты, потом дверь блока. Ноги были ватными, не было сил пройти несколько шагов к своему блоку.
Я облокотилась на стену, медленно по ней сползла, села на пол и достала сигареты.
Одна, вторая, третья,… Я курила, пока не закончились сигареты. Положив на пол пустую пачку, я пошла домой.
Не было ни вечера, ни ночи, ни утра, просто начался день. Сначала я услышала, как встала Инна, потом Яна.
- О, Машка дома. Чё это она? – шёпотом начала Инка.
- Не знаю, может, поскандалили.
Мне не хотелось вставать. Мне не хотелось отвечать. Я просто хотела это всё пережить и задушить в себе эту боль. Благо, мои соседки быстренько умчались на работу. И я могла полностью насладится своей горечью.
Но вечером меня ожидал весьма пренеприятнейший разговор. Девчонки рьяно принялись за расспросы.
- Маш, да расскажи же ты, что случилось. На тебя же невозможно смотреть без слёз. Мы же ничего плохого тебе не хотим. Просто поговори с нами и тебе легче станет.
После длинного разговора мои две Инки направились на выяснение отношений с Женей. Я ревела. Это был поток, который не поддавался ни моей гордости ни моему рассудку.
Прошло два года. Многое изменилось. Мои две Инки закончили институт и разъехались. Женя съехал на квартиру и жить вроде стало легче: я попросту его видела реже. Но со мной всё же оставалось это безумное чувство, которое толкало меня ехать к Женьке по первому звонку то ли днем, то ли ночью, то ли в четыре утра. Я мчалась к нему за теми редкими ласками, которые доводили до исступления. Возле него я могла не спать всю ночь, наслаждаясь тем, что ОН рядом со мной и сегодня я могу его обнять и тереться о его небритую щеку пока он пьяным спит и не может меня оттолкнуть.
Свою Танечку он бросил, но это ничего не изменило. За Таней появилась моя соседка по блоку, потом девушка, с которой он познакомился на море и ещё много разных других. А я попросту научилась жить без слёз. Устроилась на работу в ночной клуб «Ватра» официанткой. Она меня спасала. После двенадцатичасовой смены я мчалась в общагу, мылась и уходила на пары. Скудные часы свободного времени я отдавала на сон. Желание спать перебивало все мои мысли. Клин клином…
Мои новые соседки по комнате стали мне лучшими подругами. Комендант общежития, как бы посмеялась, поселив нас вместе. Мы были настолько разными, что с первых дней начались скандалы. Уничтожающее пламя вспыхивало при первой же искре.
Ковалец Олька была моей одногрупницей. С ней всегда было весело: она обладала талантом комментировать эту жизнь, вставляя фразы с КВНа и песен. Ее к нам переселили с другой комнаты, где девочки «отличились»: не раз попадались коменданту на глаза курящими и с пивом в общежитии, тем самым автоматически попав в немилость. Дальше просто было дело техники: к ним в комнату зачастили в гости воспитатель, заведующая и сам комендант. «В комнате не убрано». «Посуда не помыта». «В комнате неуютно». В результате всё закончилось тем, что их веселую компашку разбросали по всём общежитии.
Кашпур Ольга среди нас была самой умной. Она ездила по обмену в США, тянула учёбу только на «отлично», не пила, не курила, круг ее общения заканчивался на ее группе и на нашей комнате. Друзей у неё не было.
Белокурая Ксюха – самый жизнерадостный человек изо всех моих знакомых. Она был без ума от Ковалец, на лету подхвачивая остроумные фразочки. Благодаря ее фамилии Квас мы окрестили ее Квасиком.
Со временем мы притерлись друг другу и стали одной большой семей. Мы делили не только койки и одно пространство ободранной комнаты, мы делили между собой все радости и неудачи. Вместе гуляли в «Ватре» и ходили в институт. Все вопросы выносились на семейный комитет и вместе решались. Этот комитет не одобрял и категорически протестовал против одного- Жени.
В «Ватре» я попросту «жила», но это все однажды оборвалось, когда я чуть не завалила сессию. Нет, работа учится мне не мешала. Я успешно поздавала зачёты и допустилась к сессии.
Женя перестал отвечать на звонки. Он не хотел ни видеть меня ни слышать. Депрессия накрыла меня с головой. У меня не было сил ни на работу ни на учёбу. Я уволилась и перестала посещать институт.
Через неделю девчонки, несмотря на мои протесты начали тащить меня в институт. Они заставляли меня учить и ходить сдавать. Последний экзамен я здала уже на комиссии и чудом осталась учиться.
Сдача сессии – это праздник. Хотя настроения у меня не было, Ковалец Кашпур и Квасик закатили для меня студенческую пирушку, приготовив пюрешку с мясом и купив пива. Даже Кашпур, которая совсем не пила спиртного и не могла переносить его запах поддержала нас с соком. Дальше наша компашка уже немного «на веселе» направилась в «Ватру».
- Лошади идут скакать в клубец.
- Давай быстрее. Уже без пятнадцати минут десять.
- Ну так и что?
- Что? А то что там сегодня вход до десяти бесплатный. Так что собирайся побыстрей и помчались.
К «Ватре» мы испытывали особую любовь, которая была вызвана тем. Что это был клуб с «помірними цінами», веселой обстановкой, большая часть посетителей – студенты, и мы чувствовали себя в «своей тарелке», одев джинсы с ближайшего рынка и десятигривневую майку.
Устав от диких плясок, я пола искать себе местечко за столиком. Забившись в какой-то угол я полностью отдалась своим спрятанным на время чувствам. Я так погрузилась в меланхолию, что и не заметила, как один парень стоял на противоположной стороне зала и наблюдал за мной.
- Привет.
Я дёрнулась от испуга, подняла глаза и увидела перед собой знакомые карие глаза.
- Привет.
- Можно сесть?
- Да, конечно.
- Ты меня помнишь?
- Да. Ты Леша. Ты работал здесь когда-то.
- Верно. А ты Маша. Вечно бегала здесь с косичкой такой.
- Пошли сядем в другой зал, где поспокойнее.
Сколько мы пробеседовали – не знаю: для меня время остановилось уж давно, но мои подруги уже меня обыскались. Увидев меня с парнем, Ковалец, не подходя, многозначительно мне подмигнула и отправилась на танцпол. К тому времени Леша держал меня за руку ипытался поцеловать.
- Прекрати. Ты сюда пришел, чтоб «зацепить» какую-то девочку – так иди на танцпол и хватай кого хочешь.
- Да нет, ты просто меня не правильно поняла. Если ты не хочешь – ничего не будет. Только не уходи. Посиди еще немного со мной.
- Давай пообщаемся, но попозже. Я пришла сюда повеселится, и пообщаться с подругами.
Пока я, Ксюха и Олька вытворяли на танцполе пируэты, Лешка стоял возле бара и наблюдал это всё безобразие.
- И что это за мальчик?
- Да так, старый знакомый. Работали вместе.
- Да-да, расскажи. Бывшие сослуживцы так не смотрят.
- Ну так и что, что смотрит, пусть смотрит сколько хочет. Я приключений себе не ищу.
- А зря. Такой симпатичный. Так, анну иди с ним общайся, а то я чувствую себя как под наблюдением.
- Тебе неудобно, так ты и иди.
- Нет, ну ты посмотри, что ты теряешь, ну посмотри на него: лапочка какая. Хоть развейся немного, а то ты со своими соплями о Жене всех достала.
Последняя фраза меня привела в бешенство. Как она могла судить о том, чего не знает и не испытывает. Я забрала сумочку, отдала ключи от комнаты Ольке и целенаправленно направилась к Лешке. Уже через минут сорок я и он шагали к нему домой.
- Если ты надеешься на что-то большее, чем просто поцелуи – ничего не будет, можешь даже и не надеется. Во-первых: я тебя то толком и не знаю, во-вторых: у меня женские дни.
- Так никто и не надеется. Просто придешь, отоспишься нормально, я то знаю, что такое общага, прошёл в свое время: ни поспать ни отдохнуть.
Все мной выпитое за вечер хорошо мне ударило в голову и, чувствуя, что я иду не такими уж твёрдыми шагами, невольно взяла Лешку под руку. Мой джентльмен открыл передо мной дверь тёмного подъезда и просветил мобильным.
- Заходи. Нам на второй этаж. Только в квартиру заходи тихо, а то мои сожители уже давным-давно спят. Он помог мне снять пальто и провел в свою комнату.
- Ты здесь посиди, а я наберу тебе ванную: завтра чувствовать себя лучше будешь. Может чаю?
- Угу. Только зеленый и без сахара.
- Зеленого нет. Есть только чёрный.
- Тогда давай, что есть.
Через пять минут возле меня уже стояла чашка с ароматным напитком, но, к сожалению, так желанная жидкость была ужасно горячей.
Леша снял свитер и седел передо мной с голым торсом и улыбался, смотря на то как я пытаюсь сделать хоть маленький глоточек обжигающего чая.
- Там ванна уже почти набралась. Собирайся принцесса.
- Дай мне полотенце.
Он подскочил со стула и начал рыться в шкафу. И пока он стоял ко мне спиной, я вовсю разглядывала его смуглую спину и такую симпатичную попку. Низ живота предательски заныл, и кровь ударила в голову. Леша уже стоял передо мной и протягивал полотенце. Я подвелась и потянулась к его пухлым губам, но едва к ним прикоснулась, он с опаской отстранил меня:
- Ты меня, конечно, извини, но ты уже изрядно выпила и можешь пожалеть о том, что ты сейчас делаешь.
- Нет, не пожалею,- ответила я, уже утопая в его бездонных глазах. И как это я раньше умудрялась не замечать их?
Лешка осторожно коснулся моих губ, мои руки поползли у него по плечам, притягивая его. Он подхватил меня, прижал, как будто боясь, что я вот-вот сейчас убегу и стал целовать так нежно и трепетно, что у меня голова закружилась. Кажется, вокруг меня столько тепла, что я растворяюсь.
Как и полагается после любой гулянки утро приходит внезапно, и я не очень то и обрадовалась новому дню. «Боже, девченки там уже с ума посходили без меня. Хот бы в милицию не звонили». Выкарабкавшись с постели, я принялась за поиски своего телефона.
- Вибачте, але на вашому рахунку недостатньо коштів. Поповніть будь ласка Ваш рахунок.
«И когда я уже успела выговорить все деньги».
Я судорожно начала одеваться. Леша с мычанием перевернулся на другой бок, открыл глаза и, увидев меня уже практически одетую, сделал их необычно большими.
- Ты куда?
- Домой.
- Может, ты останешься?
- Нет. Открой мне, пожалуйста, дверь.
Лешка подвелся, ошарашено на меня смотря, все-таки пошел открывать мне дверь.
- Может чаю?
- Нет, спасибо.
- Что ты так быстро убегаешь? Дома ждет кто-то, твой мальчик, наверное, а ты тут загулялась.
- Меня никто не ждет, просто мне немедленно нужно домой.
«Пока» я кинула уже с лестницы, вовсю мчась домой. Забежала по дороге в магазин и купила на последние деньги тортик девчонкам, чтоб получить меньше от них по голове.
Комната была открыта. Я зашла тихонько на цыпочках и в полголоса произнесла:
- Привет.
- А гуляка пришла. Ты где пропала. Мы тебя мало того, что по «Ватре» искала, мы охранников всех достала своими расспросами.
- Чего ты вчера психанула? Из-за Женечки своего. Так лох он, что тебя не ценит. Хочешь обижайся, хочешь не обижайся, но это наше мнение. И он тебе совсем не нужен. – выпалила Ковалец .
- Я вам тортик принесла.
- А подлизаться она решила. Все равно получишь по попе, - Ответила Ксюха, держа в руке нож. – Ты где была?
- В гостях.
- А у кого?
- Не скажу.
- Не скажешь? А чего это ты такая счастливая, прям светишься вся а?
- Не знаю.
- Не знаешь, может, я знаю? И как зовут нашего принца?
- Никакого принца нет. Искал себе на вечер и нашел, а я поддалась. На этом все и закончится.
- Да ладно тебе. Ты его покорила.
- Так все переставай. Было – и забыли.
Мне не хотелось говорить о своих чувствах, но то самое тепло было со мной, и воспоминания грели мне душу. После того вечера меня как подменили. Я утром открывала глаза для познания этого мира вокруг себя, который я не замечала долгое время. Я открывала не только глаза, я открывала себя.
Как раз, когда я сидела над своим курсовым проектом, в дверь постучали.
- Открыто.
На пороге стоял Женька.
- Как жизнь?
- Хорошо.
- Что делаешь?
- Учусь, как видишь.
- А я к тебе с деловым предложение? Мы тут посидеть собрались. Может к нам присоеденишся?
Я отвела взгляд от монитора, чтоб посмотреть в глаза человеку, который и слышать меня не хотел всего неделю назад.
- Хорошо. Вот закончу тут кое-что и приду.
Едва Женька вышел, как на меня налетели соседки:
-Ты что с ума сошла? Опять к нему поедешь?
- Он же просто видит, что ты к нему чувствуешь и попросту тобой пользуется.
- Я совсем ненадолго.
- Знаем мы твое ненадолго. Иди, если хочешь, только чтоб потом не плакала. И что ты в нем нашла?
Только я вошла в комнату к парням, как все зарезались и по одному начали выходить на перекур. Остались только я и Женя. Раньше наедине с ним у меня начинало стучать сердце и дрожать руки. А здесь как отвело. Он скудно меня обнял и потянулся, чтоб поцеловать, но мне так стало противно, что я отвернулась.
- Маш, поехали ко мне. Я тебя так долго ждал, пока ты там все закончишь. Тебя так долго не было , что я успел соскучится по тебе.
- Соскучится? А неделю назад ты по мне не скучал?
- Скучал.
- Так почему не хотел разговаривать?
- Хотел, но не мог.
- Не мог? Вот и я не могу.
- Что не можешь?
- Я больше не могу ни видеть тебя, ни быть с тобой. Пока.
Я вышла с комнаты не привычной унылой походкой – я летела. Я свободна. Нет, не от Жени, я свободна от своей больной ненормальной любви, от этого проклятия, которое так глупо началось и так долго продолжалось, превращая меня из человека в зомби.
- Кто идет со мной в «Ватру»?
- И с Женей?
- Нет, только со мной.
- Ты решила отыскать своего принца?
- Просто развеяться, а то этот сейчас начнет мне мозги полоскать россказнями, что он меня любит, и жить без меня не может и так далее. Так что быстренько собираемся и помчали.
Разведав обстановку в клубе мы выбрали столик и я направилась к бару. На одном из проходов я носом к носу столкнулась с Лешкой. Мне захотелось исчезнуть, провалится на этом же месте, но он совсем не хотел, чтоб я испарилась, и так схватил меня за руку.
- Почему ты так долго не появлялась? Я здесь каждый день тебя ищу. Куда ты пропала? Ушла, телефон не оставила или хотя бы сказала, где ты живешь, я бы знал, где тебя искать. Меня даже на работе спрашивают, что со мной случилось. Со мной еще такого никогда не было. Я искал тебя так долго, так ждал, но ты все не появлялась и не появлялась. Это были самые долгие три дня в моей жизни. Ты нужна мне. Очень.
- Да врешь ты все! Неправда это все. Это я ТЕБЯ так долго искала и ждала, и это ТЫ мне нужен.
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама