Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

о нем 7

17 декабря´04 1:59 Просмотров: 237 Комментариев: 2
меня всего, вплоть до надежды, я пойму тебя. Но эгоизм, присущий любому человеческому существу, в том числе и тебе, из подсознания выплёвывает свои советы: "Зачем лишаться того, кто не сопротивляется и не уходит. Если она по-настоящему любит, то не уйдёт, не взорвётся. А если уйдёт и возопит, то сама же и виновата, ты её не прогонял."
Ну, а ты хоть когда-нибудь думал над тем, что я люблю тебя. Даже если случится самое страшное, а ничего нет страшнее расставания, в этом смысле смерть и потеря приобретают равноценные значения, ты обязан знать, не желая знать, ты обязан слышать, закрыв уши, что я не могла уйти, я не мог-ла, уй-ти, мне было плохо... Бог с тобой, думай как хочешь.
ххххх
Пусть лучше я врала всё время до тебя, до тебя от моей любви и до того, как я лучше бы врала. Я вспоминаю: ты был неоправданно, может и непоправимо мой-чужой, я хотела иначе, я говорила тебе слова и любила с закрытыми глазами, потому что ты приказывал их закрывать. Я раскрыла их раньше, чем полюбила вновь и раньше, чем разлюбила, раскрыла на полпути.
Говоря о любви нельзя и врать и любить сразу - это очень тяжело давит, но со временем привыкается всё больше. Я хочу к тебе, потому что некуда деться и очевидно некуда больше смотреть, чтобы деться.
Увидев на открытке Христа, поражаюсь - у него должны быть чёрные глаза, а не голубые, как у тебя, ни в коем случае не голубые. Потому что, если я начну любить Его как тебя или раскрывать глаза на полпути, то не останется ничего, совсем ничего.
Помилуй, неужто ты настолько безграничен, что моё положение неизлечимо, и настолько очерчен, что я перечёркнута, причём под самое горло? Ты? Нет, я не ожидала...
Пережить растворение в измене придуманной или перечувствованной измене и снова прийти к тебе, чтобы упасть от усталости, от жалости к себе, с желанием отдать всё, чтобы суметь закрыть глаза... или открыть?.. Кажется, я не продолжаю любить, а продолжаю идти. Может словами это и разное, но рядом с тобою - одно... И я продолжаю идти к тебе...
Кто может выдержать больше, чем следует по сроку, больше, чем может. Это слабое оправдание, но из системного поглощения следует сущность. Я не стану проповедовать верность, так как предательство стало моей кожей, гладкой и приятной на ощупь, придав ноту очарования телу. Предательство после предательства, предательство близости. Ты сам сказал, что у тебя нет цели, правда, я ответила на это раньше, хотя судья нам в этом - лишь бог. Ты сумел истребить всё светлое, стараясь сохранить меня чистой и верной для себя. Но всё потихоньку ушло из меня, вытекло, вырвалось и теперь просто ничего нет, осталась кожа, не моя, но кожа, кожа для рук, в том числе и твоих.
Где есть конец? Вместе, врозь - это бессмысленно, почему же мне кажется, что я тебя любила, ведь я действительно любила тебя, но ты, боже, ведь это ты, отнял у меня любовь слишком раню и не сумел её сохранить, сохранить мою любовь к тебе. Теперь поздно. И чтобы ни было между нами, что-то оборвалось, просто оборвалось и уже свисает по разные стороны пропасти
ххххх
Я не смогу теперь, теперь, после того, как вода оказалась в одном стакане, распределить её в другую посуду, это невозможно, стакан может упасть и разбиться, осколки его надолго останутся в коже, на руках, на мне... может быть навсегда. Но я не смогу покинуть этот стакан в порядке будничной очереди - первой, если повезёт, последней, если всё разобьётся
У тебя опять грустные глаза, что в конце концов случилось?
- Я люблю тебя...
- Почему ты не ешь?
- Спасибо, не хочу.
- А что ты хочешь?
- Остаться
Это её (и мой) первый борщ, пережита трусость наедине с самой собой и этой огромной кастрюлей, теперь всё позади, она уезжает
Получилось очень вкусно.
- А я загадала.
- Что?
- Если у меня получится борщ, значит всё у нас будет хорошо.
- А если бы он не получился?
- Я бы плакала..
Теперь комната, в комнате чего-то не хватает... Не хватает её, то есть моих вещей, они уже в сумке, а через час их здесь не будет вовсе
Оставь меня, пожалуйста, я умоляю тебя, мне ничего не нужно покупать, я ничего не буду просить, я не хочу уезжать.
- Что с тобой случилось, я же сказал, что приеду летом.
- До лета еще тысяча лет, ты разлюбишь меня, наш стакан упадёт, и вода прольется.
- Какая еще вода?
- Наша, наше общее.
- А что это такое, например?
- Например, ты и я.
- Твоя философия совершенно неуместна.
- Это не философия, это слезы, это я плачу
И потом вдруг абсолютно явственное землетрясение, я чувствую как внутри у меня что-то рушится, падает, делает мне нестерпимо больно. А стакан стоит, хотя так наверное и должно быть, этот стакан вечен... вне его обитают всевозможные силы - ревность, боль, тоска, ненависть, и лишь там внутри, измельчённая из твёрдого, сконцентрированная из газообразного и приведённая в единое жидкое состояние - любовь или вода...
Чувствую как выхожу из-под собственного контроля, мысленно куда-то убегаю, и начинаю рыдать, что не догоню, не знаю что догонять, но мне жалко себя, я мучительно хочу это что-то. Кто придумал слово "поздно"?
Девочка моя, успокойся, я люблю тебя.
- Да, конечно, да-да
Одеваясь, я рву нечаянно свои любимые колготки в точечку и снова плачу, но теперь-то уже, слава богу, причина нашла в себе силы материализоваться
Вытри слёзки, там внизу соседки
А ты, стакан, продолжаешь стоять, ты даже даёшь мне спокойно выйти, прозрачно намекая, что всё еще впереди
История третья v наконец ты...
ТЕБЕ.
Переплетённый клубок наших тел, кто из него может выпутаться, упасть на пол непобеждённым, незаражённым вирусом мучительного вечно-минутного безумия, который облизал все клетки организма снаружи и внутри?
Мы были обречены на боль, потому что в нашей обнажённости явственно ощущалось почти физическое присутствие кого-то третьего, как с твоей, так и с моей стороны. Понимание приходило после дрожи, предварительно тихонечко постучав в закрытую тобой дверь, но мы, переплетаясь, не желали его видеть, ни ты, ни я. Мы почти молчали, и когда говорили друг другу слова, то непроизвольно только те, которые не давали нам шанса оторваться от зыбкости.
В нашей обнажённости был кто-то третий... Эта прозрачная полутень вожделела материализоваться в кого-то из нас, скорее всего ей было всё равно в кого именно.
Нет, нам нельзя было говорить правду, особенно правду, потому что пришли невоспроизводимые и неповторяемые ни в каких экстремальных условиях слова, необходимые для понимания ситуации, для расставания, которые чуть-чуть не дотягивали до обладания друг другом. Слова и факты, факты вперемежку со сжатыми руками, бешено острыми пальцами у висков и прикрытыми сиротливо коленями, которые пугали своей белизной. Оставался лишь шанс на обречённость...
Всё, что могло разъединить, уже разъединило, а потом снова бросило в глубину глаз и рук, незаметно погас свет, оставляя лишь свои язычки на переливании тел. Но в нашей обнажённости присутствовал кто-то третий, который в темноте обрёл себя и смог воплотиться в нас.
Пожаловаться
Комментариев (2)
Отсортировать по дате Вниз
  (аноним)  05.02.2005, 01:42
Оценка:  0
кто заревом своих пожаров, нам создает те краски дней, из коих бытность мы слагаем и говорим и все идем, идем а взор наш уплывает , туда куда уж не прийдеммы отзываясь на хлопшки , оглядываясь на костры, ведем себя по тем тропинкам кои нам вовсе не нужны, к чему пустые представления, и зарева не тех костров, к чему безумные волненья, в словах не тех, из уст не тех
устала очень от былого, устала от того, что есть, в душе же нет того покоя, что сможет от ветров сберечь, вот разговор в окно глухое, вот сигарета у виска, как пули мысли, слор наборы, а ты все плачешь у окна

  (аноним)  05.02.2005, 01:41
Оценка:  0
все мысли в жизни наважденье, стремясь их в яви передать, по кругу мы бежим в сметеньи, пытаясь в гонках обогнать, тог, кто рядом нам подобенне лишними, но не такими какими знали нас тогда, когда мы лаврами покрыты входили в пышные врата, когда раненья нас венчали, а мы стремительно в боя все рвались, рвались, и венчала нас слава слов и та молватак больно слышать больно слушаь еще больнее говорить, стоя у края преисподней, сумели боль мы угасить, теперь лишь пламя освещает, то что зовем своей судьбой, теперь лишь боль и страх познаний терзает нас ночной порой, а в будни мы все правим балом играя в сказку для людей

Популярные заметки Неизвестный
Реклама
Популярные заметки