Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

о нем 8

17 декабря´04 1:59 Просмотров: 261 Комментариев: 2
ххххх
Дул удивительно серый и холодный, неуютный ветер. Очевидно, это был сон, я медленно шла по морскому берегу, отчаявшись согреться или утонуть. Безнадёжность заключалась в неясности безнадёжности. Почему-то ничего нельзя было вернуть, почему - непонятно, но я знала точно - нельзя...
Ветер обнял меня своим дыханием, ближе к телу когда-либо не мог быть уже никто, и я съёжилась от холода его любви. Он шевелил мои волосы своими страстно-мраморными губами, пытаясь остановить. Серая вода, абсолютно непохожая на солнечное морское счастье, трусливо лизала мои осенние туфли. Я или шла или что-то искала. Спроси кто-либо меня в то мгновение, что я ищу - мне нечего было ответить.
Странное ощущение, так давно в последний раз посетившее меня, пришло сегодня с утра и не покидало целый день. Я ушла от него из квартиры, и оно превратилось в ветер. Ветер явно не пускал меня куда-то, куда - это знал только он - ветер или только оно - ощущение. Он придерживал меня за руку, что-то шепча на ухо, но невнятно, а потом пытался страстно сжать моё лицо. Мне было одновременно больно и приятно, и я закрывала на мгновенные сутки глаза от тоски и волнения: ...Двойственность скользила во всём - я была одна и не одинока...
Ещё каких-то несколько шагов, давшихся очень тяжело, и ветер сильно целует меня, но я не отвечаю, сжав губы.
И становится действительно одиноко, но тепло с самым настоящим счастливым синим морем, окружающее нельзя ни понять, ни объяснить, очень пусто...
Песок того самого - любимого песочно-коричневого с золотым оттенком цвета... Дальше идти мне не нужно, но то, что я увидела, притянуло с магнитной силой - на песке отчётливо выделялись вмятины, линии, бугорки, которые до боли знакомы...
Ты не поверишь, ты не сможешь поверить, но то были отпечатки наших тел, и ничто на свете не могло вернуть наши тела на их следы в нереальном песке...
Дальше идти мне нельзя, и ветер горько, по-детски заплакал на моём плече...
Конец
ххххх
Бесконечность - это я, это цепь скрученная невероятно из бесчисленности существования жизней - твоей, моей... Бесконечность имеет привычку вползать змеей в густые синие сумерки и непослушно обвивать ноги, чтобы дотянуться до шеи. Её задача обрисовать петлю моей жизни, начало - узел, но не даёт покоя мысль, что кто-то из нас может догадаться, что любой узел можно развязать, распутать, и тогда исчезнет самый жизнестойкий человеческий страх - страх смерти, исчезнет чувство провала и исчезновения.
Есть человек с его жизнью и предназначенной ему смертью - это круг, который начинается с рождением человека и развивается спиралеобразно, накручиваясь на человека, ведя его к юности, зрелости, старости, смерти. Но этот круг резко очерчен прожитыми днями, смерть - периферия данного круга, за этой периферией начинается бесконечность: неосязаемая и в то же время, остро резанувшая нас в какой-то момент скольжения по кругу. Это есть почти у каждого, без звука и запаха, но обожающая ночь, в конце концов, у неё нет лица, но как же часто она, обнимая нас за плечи, уводит от нас самых дорогих людей, заставляя их жить в собственном кругу, не пересекаясь с нашим. Ведь пересекаясь, мы отсекаем бесконечность, она попадает в наш общий круг, оставляя там свою частицу, и тем самым, вынужденная существовать по закону каждой отдельно взятой жизни. Бесконечность недостигаема и ощутима. Когда она внутри нас, мы не в силах понять этого, когда же невоплощённая, она приходит ночью, то слишком жмут её объятья - бесконечность приобретает чувственный силуэт
ххххх
Медленно, наощупь, обнимая всем телом стенку и боясь оглянуться, потому что за спиной пропасть, продвигаются многие, в том числе и я, по жизни, называя этот суеверный страждущий путь жизнью. Нет, она за спиной. А я выверяю каждый следующий шажок и вдруг, о, господи, камешек покатился у меня из-под ног, прямо туда, в НЕЕ... Я ещё больше охватываю стену, мечтая срастись с ней и задерживаю дыхание на грани возможного, фу-ты, боже мой, кажется пронесло... Оглянулась, вроде никто не заметил, ну, пошли дальше.
Степень открытости в этом деле преследуется как сверху, так и снизу, наше движение - это уже совсем не колонна, это бытовая цепочка, правда, ещё не взявшаяся за руки, так как до благополучия далеко. Движемся... И всё-таки чего-то явно не хватает... любви, что ли хочется.
ххххх
Надо уйти от волчьего воя куда-то вглубь, вглубь сокрытия и попытаться что-то изменить. Неужели изменить ничего нельзя... Куда спрятать голову, чтобы что-то изменить, чтобы заслонить рукой день или скомкать его, когда путь показал язык своей бессмысленности.
Когда я поняла, что ничего нет, то сначала удивилась, а потом обрадовалась ватной пустоте. Это было явное ощущение безвоздушного пространства, но воздух вдыхался легко, в полную мощь лёгких.
Лгать - это опускаться, чтобы ласкать того, кому лжёшь. Лгать - это значит уходить вглубь от воя, чтобы пытаться любить того, кому лжёшь.
Нет на свете двух абсолютно одинаковых... (нужное вписать). Вот и мы с тобой разные-разные. Каждому из нас двоих свойственна мысль о существенном превосходстве над другим. Это уже не любовь, я не хочу в тебе раствориться, я хочу тебя растворить, растворить до основания
ххххх
Всё равно это поймут только пережившие: от боли лопается голова, и верхняя её часть приподнимается, начиная парить перед глазами. Разлетевшиеся мысли осели по углам моей комнаты, и от пустоты воздуха начинают задыхаться извилины мозга, стало ещё больнее.
Сюда же плюсуется боль от неумения, непонимания, неприспособленности. Какая-то толстая живая рыба с живыми искорками в глазах желает приспособиться ползать по песку. Дура! Я смеюсь над тобой, рыба! Стой, прекрати смеяться, ведь придётся идти в ванну... Вроде полегчало. Но сейчас из глаз начнут сыпаться слезы крокодила. Вернулась одна из освободившихся мыслей, ей, видите ли, одной скучно: "Жёлтый дом - это же ярко!". Точно, он же, как солнце светит мне в ночи, ты себя сама лечи. Ты смотри, рыба, ведь поползёшь, а ну-ка перестань сейчас же. Всё, больше не могу, хочется прекратить это (рассказ, новеллу, анекдот, басню в прозе, гениальный монолог, наконец, оригинально кротко-короткий роман), каждый выберет себе название по душе, но не знаю как? чем именно? зачем вообще? и как это делается у людей или рыб?
ххххх
Моё тело осталось на кровати кому-то на память, может быть даже мне. Я или она ушла проветрится, погулять, подышать свежим воздухом... Но ведь это должно когда-нибудь завершиться, иначе нет надежды на дальнейшее существование, если есть дамоклов меч невозвращения.
Господи, спаси мою душу, дай ей взлететь, а тело к чёрту, на память тому, кто найдёт. Я знаю, что могу заблудиться, зацепиться дыханием за какой-то острый предмет... очевидно испуг будет шоковым, хотя так всё-таки лучше, чем мучаться вместе с телом, когда терпнет язык от долгого поцелуя, когда уши выплёвывают словоблудие, когда глаза тускнеют от чужих прикосновений, нет, господи-боже, лучше выйти подышать свежим воздухом.
И даже встреча с бестелесной, которая норовит всех приголубить, сжимая шею до нитки, встреча, которая оставит моё тело полым и гулким, не страшит. В конце концов, что не сотворишь в поисках разнообразия.
Боюсь одного - пропасти, воздушного скольжения в ней, потому что, если есть пропасть, то на её дне есть дно, совершенно бездонное и безжалостное в своей бездонности... и там все проблемы перестают терзать и лезут целоваться - им вдруг хорошо от того, что нет выхода, в этом таится особый кайф. И я уже вся в засосах, на самом дне, без тела, без ничего, не взлетевшая, не успевшая увидеть что-то, зачем выходила...
Нет, всё, дальше не надо, не могу, увольте и ради бога, я хочу проснуться!..
ххххх
Я испугалась искусства быть любимой, я испугалась искуса выбирать, упаси, господи, меня от лжи, хотя это невозможно.
Боль, снизошедшая в откровенную радость, что есть ещё невозможнее тебя? Ничего, кроме следующей боли. Я изымаю из каждого дня осколки приятного, вырываю их как репейник, чтобы точно знать, что ничего нет, что улыбается только обречённость, а другому улыбаться не дано.
Если бы я была богатой, я бы построила себе церковь, в которой вместо икон были бы лишь мои кающиеся лики, и она стала бы для меня зеркальным святилищем.
Света, Света, Света, Светланочка - это ты? Света, Света, многократное повторение моего или присвоенного мне имени, затягивает в такую даль, из которой можно лишь плакать о другой более дальней дали, если она есть.
Меня кто-то ищет, я кому-то нужна, мне кто-то звонит, я кому-то вспомнилась, а зачем, зачем я кому-то нужна? Это просто - чтобы мне было хорошо. Хорошо, что нужна или же хорошо, что вспомнилась. Оказывается, если на что-то ответить, то это что-то еще не является ответом, также возможно, что предшествующее этому что-то не есть вопрос.
Света, дай тебе бог что-то решить. Не даст, а даст, я не возьму, пусть ему будет больше, мне не надо, я обойдусь.
Как же ты будешь жить дальше? Вещие сны говорят о размножении через поцелуи многих, если в вещем сне мелькает хоть одно знакомое лицо, то я уже испытываю к нему чувство благодарности, спасибо, что не бросил, что есть, что вспомнил и пришёл присниться, мне даже как-то легче.
Мне лгать или врать, что лучше? Кажется, Пастернак писал: "О, ангел, залгавшийся, сразу бы, сразу..." Это не обо мне, я ещё тогда не родилась, а может, он где-то с тенью моей повстречался? В чём же я ангел? Ангелы белые, а я как раз с трудом загораю, солнце почти не хочет меня, Ну вот, рассуждения довели меня до кондиции ангела, значит можно жить дальше?
ххххх
Голос опустел и совершенно обесцветился, это должно быть какой-то перелом, стресс, депрессия, остановка... остановка, но перед чем? Что, если снова перед остановкой? Больше так нельзя, я дошла... куда? Я дошла до угла, из вырождения до угла то ли дошла, то ли вползла... буквально за полторы минуты или за полтора года. Но ведь нельзя так всё-таки, а как? Нельзя больше на пределе, я устала, часто говорят, что предел - это страшно, это кошмар, да нет же, нет, это говорят те, кто там никогда не был... там просто скучно.
Я не совсем точно могу воспроизвести как я бежала, как мне было холодно и жутко в своих ярко-белых сапогах. Кстати, белый - это цвет невинности, если не изменяет память, да, достаточно справедливо, что он лишь на моих сапогах. Я уже устала объяснять самой себе, что причины и обстоятельства, вытекающие из них, сыграли со мной злую шутку.
Если жизнь прокрутить назад, то я её прокручиваю до основания, до истока, последующие после рождения ошибки, в худшем случае всего лишь настоящие. Я прокручиваю своё существование до встречи матери с моим отцом, до, нет, после моего зачатия, после четвёртой недели, когда весьма вероятно я уже могла ничего не хотеть... Да, и ещё, безусловно, до вползания чего-то непонятного мне по своей природе, что позволило младенцу быть сначала серьёзным, а потом до основания развратным или мне это только кажется. Я ведь могла, ещё не рождаясь, объявить миру голодовку во имя себя, а потом, может быть, эволюционный процесс взял бы и повернул назад, и я из зародыша стала бы толпой клеток, которые пожирают друг друга, и последняя из них, вмещающая меня, устало бы отдалась микробу. Всё хорошо, но микроб по всей вероятности означает мужское начало, всё, тогда назад и быстро-быстро, ну вот, вот оно, только не проскочить, моё воскресение с началом понедельника.
Я в ванной.
Пожаловаться
Комментариев (2)
Отсортировать по дате Вниз
schpielka    21.06.2005, 14:49
Оценка:  0
schpielka
графомания рулит. :((((((((
  (аноним)  17.12.2004, 11:12
Оценка:  0
Мне определённо нравится. Спасибо за твои молитвы зимою весною и в дожнь. Спасибо. Пока ты есть живы и все остальные.
Я ему искренне завидую
Ворон :)
Популярные заметки Неизвестный
Реклама