Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Глава 20 - продолжение

3 марта´08 22:42 Просмотров: 416 Комментариев: 12
Когда за Авилан закрылась дверь, Торри и Ювелий, провожавшие её взглядами, посмотрели друг на друга.
- Что с ней, Юв? – с беспокойством спросила Торри.
- Иди сюда, - не отвечая, герцог протянул руку кузине. – Поздоровайся со мной как следует. Я ведь тоже скучал.
- Тоже? – Торри грустно усмехнулась. – Почему ты уходишь от ответа? – Она, все-таки, встала и обошла кровать с другой стороны, чтобы сесть на этот раз рядом с кузеном. Он тут же протянул к ней руку, обнял и нежно привлек к себе. В глазах его была нежность и грусть.
- Ну, здравствуй, малыш. Как ты? – поцелуй его был мягким, не требовательным. Торри прижалась к нему плотней, обхватила руками, чтобы впитать знакомые до боли ощущения. Но лишь на миг. На миг.
- Юв, я тоже рада тебя видеть, ты это знаешь, - сказала она, отстраняясь. – Но что всё же происходит?
Ювелий завозился, устраиваясь поудобней, приподнял кузину и посадил ее к себе на колени. Сколько раз она сидела на этих коленях раньше – можно ли это подсчитать? Вряд ли. Она всегда там себя уютно чувствовала – с тех самых пор, когда еще совсем малышкой только начинала сидеть. Потом, когда она начала уже сама неуклюже переставлять свои пухлые ножки, всегда стремилась отыскать его и требовательно проворковать «На ручки!», что сразу же безропотно исполнялось – что бы он ни делал, как бы занят он ни был в данный момент. Он всегда был её любимчиком – её старший кузен. Он всегда был ее другом, советчиком. А потом стал и её первым мужчиной. Она тогда была всего лишь неуклюжим подростком, созревавшим чуть позже своих сверстниц. Именно поэтому, с тоской смотрела, как бывшие соучастники ее детских проказ, бегают за ее более созревшими подругами, следят за их формами, обсуждают размеры их груди, бедер. Она смотрела, как ее более счастливые подружки, меняют одного мальчишку за другим – они делились своими впечатлениями друг с дружкой, обсуждая своих кавалеров, выделяя их достоинства, или, высмеивая недостатки. И только Торри не могла ничем поделиться с подружками, потому что, единственное предложение, которое она получила, внушило ей только невыносимый стыд.
Ювелий тогда был далеко от дома и ничем не мог помочь своей любимице, а ее напряжение и отчаяние только накапливалось. Она каждый день искала в зеркале подтверждения, что ее грудь стала расти, что она перестала быть просто двумя чуть набухшими сосками. Но каждый день зеркало разочаровывало её – грудь не росла, бедра оставались такими же узкими, мальчишескими. Чем бы все закончилось, если бы герцог не вернулся домой, как бы повела себя девочка в отчаянии? Неизвестно. Но он вернулся. Торри с криками радости и со слезами на глазах бросилась к нему в объятия. Всегда очень чуткий к ней, он сразу понял, что с девочкой что-то происходит, и, отложив на потом все свои дела, встречи, заперся с ней наедине в кабинете и заставил ее рассказать ему все. И она рассказала. Плача, и, глядя на него с надеждой. Мог ли он не оправдать ее надежд? Он стал ее учителем. Первое, что он ей сказал, было следующее: «Быть женщиной – не значит иметь большой бюст и зад. Быть женщиной – это быть женственной, а женственность – она в походке, в движении, во взгляде, в улыбке. Не обязательно быть красивой – надо уметь заставить других поверить, что ты прекрасна...» Много еще слов наговорил он тогда, много советов дал, утешая, воспитывая, объясняя, уверяя. А ночью пришел к ней в спальню. И в следующую ночь. И в следующую. А, вскоре, друзья и подруги Торри заметили в девочке изменения – она расцветала, становилась мягкой, женственной, загадочной. Вслед за изменениями её натуры, стало меняться и её тело. Теперь уже, мальчишки, отвергавшие ее ранее, наперебой стали добиваться ее внимания, но безрезультатно. Она не отвечала им взаимностью. Во-первых, у неё был Ювелий, и никто из этих мальчишек не смог бы сравниться с ним ни красотой, ни опытом. Во-вторых, должна же была она отомстить им за былое невнимание. А в-третьих, Торри поняла, что ее влечет к себе женственность. Женственность в женщинах…
- Юв…
- Торри, малышка, я не знаю, что тебе сказать. Все как-то запуталось. Мы готовились к этой свадьбе, шутили, строили планы. Думали разыграть народ, устроить переполох в храме, инсценировав обморок Авилан. А инсценировка стала реальностью. Авилан упала во время церемонии, её унесли, и я месяц не мог ни от кого добиться сведений о ней – ни что с ней, ни - где она. Мне отвечали, что она нездорова, но не разрешали навестить. А сам я не мог пробиться к ее комнатам, не смотря на все попытки, даже не мог выяснить, где эти пресловутые комнаты.
- Но я сейчас довольно таки легко их отыскала, несмотря на очень ранний час.
- Верно. Сейчас – это проще простого. Я даже думаю, что принцу стоило бы как-то усилить охрану своей жены. Но я не собираюсь давать ему советы.
- Ты все еще недолюбливаешь его?
- Все не так. Ты прекрасно знаешь, как я отношусь к Слемиону. Я уважаю его, доверяю ему и его правлению. Но он – муж Авилан.
- Ты всегда знал, что этим дело закончится – разве нет? Да, ты желал бы, чтобы Авилан стала твоей женой, но прекрасно понимал, что ее родители предпочтут союз с Эквинетом союзу с Амтинией. Ты сделал малышку своей любовницей, чтобы подчинить себе, чтобы она думала, как ты, чтобы разделяла твои решения, прислушивалась к твоим советам. Все так и получилось – ты стал ее кумиром, ее любовью. Слемиону осталось довольствоваться только статусом мужа, но настоящим мужем он никогда бы не стал. Чем же ты недоволен?
- Да, все это так. Вернее, все было так. До ее обморока. Теперь – это другая женщина.
- То есть как, другая?
- Мне иногда кажется, что это только оболочка от Авилан, что там – внутри – живет кто-то другой. Кто-то другой смотрит ее глазами, кто-то другой говорит ее голосом, кто-то другой улыбается ее губами. Она на все реагирует иначе, не так, как раньше. Она стала совершенно непредсказуемой. Она ничего не помнит. НИЧЕГО! Даже, как любила меня. Даже Миркри, - и это самое удивительное, ты понимаешь?
- Ты говорил, что он поцеловал Ави?
- Да. В нашу вторую встречу я привел его с собой. Я не верил в эти рассказы о потери памяти. Думал – это какая-то игра, интрига. Но был уверен, что появление Миркри все расставит на свои места. А она не вспомнила и его. Во время нашего разговора Миркри подошел к ней, внезапно – она даже не успела отреагировать, и поцеловал. И знаешь, что после этого случилось?
- Догадываюсь.
- Нет. Не думаю, что догадываешься.
- ???
- Она прогнала нас. И меня и его. Прогнала, понимаешь?
- А кто же…- Торри помялась, не решаясь продолжить.
- Не знаю. Этого я не знаю. Но кто-то был. И это был не принц, хотя я вначале и подумал на него.
- Но это, в конце концов, не важно. Сейчас то она с тобой. Значит – все хорошо.
- Ничего это не значит. И ни в чем я не уверен.
- Почему?
- Мне кажется, она влюблена в Слемиона.
- Что??? Она же его терпеть не могла. Ты же сам воспитал в ней неприязнь к нему. Она считала его слюнтяем.
- Это все было ДО… Понимаешь? Если говорить об Авилан, всегда надо помнить, что Авилан «после» отличается от Авилан «до».
- Что же тогда случилось в Храме? Ты так и не узнал?
- Не знаю, что и думать. Могу только предположить. Возможно, она приняла один из никчемных препаратов Таарина. Я ей говорил, чтобы она не совершала такой глупости, но с ее характером, разве можно быть до конца уверенным, что она послушается?
- А что говорит Таарин?
- А ничего. Дня через 2 после происшествия в Храме, Таарин умер, наглотавшись своих зелий. Он всегда экспериментировал на себе, вот и доигрался. Кроме того, еще через день или два Рендворт и Папин сели в свою яхту и отправились домой, но когда я связался с Третьином, выяснилось, что туда они так и не попали. Третьинские корабли прочесали весь участок от Эквинета до Третьина, и, даже дальше – до Рагдиона. И никаких следов.
- И что все это значит?
- Не знаю, малыш. Не знаю. Понимаю только, что что-то тут не то, пытаюсь выяснить, но пока ничего не удается.
- Юв, все будет хорошо, вот увидишь. Все еще вернется на круги своя. – Торри запустила одну руку в волосы кузена, другой нежно погладила его лицо. Прикоснулась губами к его лбу. Поцеловала в глаза, в нос. Светлана вышла из ванной комнаты в тот момент, когда Торри целовала Ювелия в губы.
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама