Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

киевский романс

7 марта´08 21:24 Просмотров: 323 Комментариев: 2
..Он мягко касался тонкой кожи под ее левой грудью...проводил прохладными пальцами по ласковому бархату женской ткани...поглаживал пупырышки "гусиной кожи" ее непроизвольного возбуждения... И вдруг спросил:
- Моя девочка, а есть ли у тебя вообще сердце...?
- Что за вопросы?!
- Да так ничего... просто интересно, когда я трогаю тебя здесь...я никогда не слышу биения твоего сердца...странно.
Он убрал пальцы, напоследок оставив любовное послание запаха своей кожи на ее теле. Встал с кровати. Отошел к окну. Странно было смотреть на этот Киевский Лондон. Мокрую дорогу, затянутую в дымчатый корсет влажного тумана. Серые тени автомобилей, которые бороздили вечность остановившегося времени большого города. Он смотрел, но мысли его оставались в районе мягкой выпуклости ребер женщины, которая сейчас лежала на графитной постели в их большой и уютной квартире. Знал ли он ее? Понимал ли, что таит в себе бесконечная изменчивость ее каро-золотистого взгляда, за которым никогда нельзя было угадать странную душу настоящей "западэнки". Она появилась в его жизни буквально из неоткуда. Из неоткуда явились мириады незримых нитей, которые привязали его - непостоянного бабника, убежденного холостяка к этой, в сущности, совершенно обычной темноволосой провинциалочке. Он изменился. Он стал более спокойным. Он отдалился от друзей, превратив свой маленький мирок в модель Эдема, в котором безраздельно властвовала она - его маленькая Ева. Знакомые недоумевали, гадая, что он такого в ней нашел. Ведь у него была уйма любовниц. Красивые и не очень, нежные, стервозные, заботливые домохозяйки и эгоистичные карьеристки... их были десятки…уходящих от него, бросаемых им. Но никогда еще ему не было так одновременно сладко и страшно от того, что он безгранично любит женщину, которая никогда не будет принадлежать ему до конца. Он понимал, не умом, пятым позвонком, что ему не разгадать эту темно-синюю душу, которая ничего не прячет…но и не ничего не дает увидеть. Может быть именно этим она так зацепила его...и еще...этим странным тихобьющимся сердцем…которое он никак не мог услышать....
Он нашел ее, когда больнее уже быть просто не могло. Или она нашла. Не ясно. Мама говорила, что именно так все и случится, спасение придет, когда уже не будет сил ждать. В ее деревне жизни ей больше не было. Темный сельский люд возненавидел молчаливую темноволосую девочку еще тогда, когда она пятилетним маленьким волчонком шла по центру единственной сельской улице в окружении десятка невесть откуда взявшихся черных кошек. Потом была великая любовь, обозленная жена, обвинившая семнадцатилетнюю девушку в ведьмовстве, слабак-любовник, которого хватило только на то, что лишить невинности юную дурочку. Родители ничего не могли поделать, эта банка с пауками не давала возможности стать на защиту единственного ребенка, так как того требовали законы родительской любви. Она хорошо запомнила прощание с мамой на пустующем пироне перед семиминутным поездом. Холодный ужас новой жизни, которая все же казалась избавлением от того кошмара, в котором она оказалась. Потом перестук колес, мерное подрагивание сидения, желание подвыпившего соседа завязать интеллектуальную беседу, горы, оставляющие мягкий привкус ледяной воды на ее солоноватых губах. Тетка встретила ее радостно. Он жила одна. Муж и сын остались за бортом неудавшейся семейной жизни. Будучи грузином, вспыльчивым, нетерпимым и неуправляемым в своей ярости, он жестоко избил свою жену, уехал домой в Грузию, забрав ребенка и объявив о том, что не собирается больше тратить на нее свою жизнь. Таким образом, уже немолодая женщина была лишена возможности излить свое материнское тепло на единственного позднего ребенка. Она почти ничего не расспрашивала, только старалась по возможности чаще обнимать свою хрупкую полупрозрачную племянницу. Им обоим не хватало любви и заботы, и они черпали это друг в друге.
Она почти не смотрела в сторону мужчин. Обожглась, стала более осторожной. Казалось, для нее мир сузился до размеров тетиной гостинки.
- Соля, выйди куда-нибудь, прогуляйся. Ну что ж ты в самом деле. Ладно я старая, а ты?!! Похоронить себя, что ли, вздумала? Давай собирайся. Пойдем с тобой сегодня в театр. Майя Захаровна билетики мне презентовала.
- Тетя Вера, давайте Вы сами сходите в театр, закадрив по дороге какого нить красивенного кавалера. А я книжечку дочитаю, фильм посмотрю...
- Еще чего. Потом мне родители скажут, что ж это ты сама развиваешся. По театрам, по филармониям шастаешь. А доченьку нашу, как книжного червя, квартиру оставляешь охранять. Одевайся, кому сказала.
...Он сидел чуть позади нее. Места были хорошие. Сцену видно как на ладони. Золотистые пенюары люстр пускали блики солнечных зайчиков на прически и холеные лица дам. Один такой зайчик запутался в ее волосах . Иссиня-черные, густые, они пахли осенней листвой..чем-то невыносимо томительным и терпким. Владу казалось, что еще немного и он не выдержит и зароется в них лицом, вдыхая пряный аромат. Он конечно сходил с ума по женщинам.. но в основном это были ноги, грудь или попа... А что бы вот так...терять разум от длинных кос сидящей впререди барышни... По-этому Влад вздохнул с облегчением, когда погасили свет, не было видно его очумевшей рожи заядлого токсикомана... Когда объявили антракт, она поднялась и направилась к выходу, бережно придерживая под руку пожилую ухоженную женщину. Девушка, не была красавицей, почти без косметики, хотя тени и тушь, не плохо бы оттенили карие глаза... она...просто понравилась ему.... Галантное приветствие, вовремя поднятая сумочка, непринужденное знакомство и бездна обаяния. Пожилая леди была в экстазе, девушка - отчужденно-бледная, односложно отвечала на его вопросы. Влад быстро понял, что действовать нужно через тетку Соломии (так звали объект его интереса). По - этому весь пыл своего очарования он направил на "тетю Веру". Зачем ему это было нужно...даже если бы его пытал весь контингент инквизиции..он бы не смог этого сказать. Сам не знал. Просто его очаровала эта хрупкая бледность, спокойный, почти суровый взгляд и восхитительные волосы...
- И когда же ты наконец переедешь ко мне? Соля, вот только не надо делать вид, что ты ну ничего не понимаешь из того, что я тебе говорю.. - Влад начинал терять терпение.
- Я не знаю.. Владик, честно. Ну что я могу сделать?!! Мне кажется, что еще рано..да и тете самой будет одиноко. Разве тебе так плохо? Мы же часто видимся, чего тебе еще не хватает?
- Тебя. Мне постоянно не хватает тебя. И кстати, тете Вере тебя успешно сможет заменить Николай Андреевич... они, похоже давно все продумали. Ждут, когда ж ты наконец поймешь, как сильно меня любишь и свалишь ко мне на квартиру....Соляяяя...
Она обвилась вокруг него нежной бархатной кошкой, покусывая мочку уха и тихо мурлыча...
- Ты же знаешь как я люблю тебя...
Устоять было тяжело. Но в этот раз он сдержался. Ее надо было дожимать.
- Соля, это не шутки, я попросил тетю Веру собрать твои вещи.. - легка на помине, тетка сконфужено заглянула в комнату, "ненавязчиво" держа в руках Солин чемодан...И что ей оставалось?!
...И вот теперь он стоял возле окна и задавал ей странные вопросы, на которые у нее не было ответов. А что она могла сделать, она любила его..но не верила ему.. Она просто не могла этого сделать. Ошибиться еще раз было равнозначно смерти...Обреченность с которой она ожидала конца их отношений была похожа на непроходящую тупую боль....
- Девушка!!!! Девушка!!! Куда же Вы. Возьмите результаты!!!!
.... Она уже не слышала ничего и никого. Она бежала до остановки..нет..она ЛЕТЕЛА до остановки. В маршрутке..не замечая давки и вечных претензий, она сияла...и мысленно подгоняла ползущую колымагу....
- Ой, Солечка, здравствуй.
- Привет, Инуся. Влад у себя?
- У себя, где ж ему быть. А он не говорил, что ты должна зайти...
Соля не дослушав до конца, распахнула двери кабинета.
Влад стоял у окна. Ох уж эта излюбленная поза... как же она любила его..хмурое лицо, сдвинутые брови.. как же она любила его... Удивленное: "Зайка..ты чего это сюрпризом?!"... КАК ЖЕ ОНА ЛЮБИЛА ЕГО.
Мягко взяла его руку..он, повинуясь этому немому приглашению, прикоснулся к невесомому шелку ее блузки, пржался ладонью к ее животу.. потом она нежно потянула его руку чуть выше, улыбаясь самой необыкновенной улыбкой любящей и любимой женщины...и он впервые почувствовал, как бьется ее сердце, казалось, оно прямо в его руке..маленький серый воробышек ..испуганный..теплый..живой...

Пожаловаться
Комментариев (2)
Отсортировать по дате Вниз
Viorteya    11.03.2008, 13:31
Оценка:  0
Viorteya
:01: спасибо))) Только почему так грустно? Я очень рада, что Вам понравилась предыдущая заметка)))) :4: :4: А эта - еще только начало..и я еще не решила, как закончится эта история))
Марiчка    09.03.2008, 12:13
Оценка:  0
Марiчка
:04: +
Реклама