Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

О развитии соционики и о теории направленных адаптационных сдвигов

23 марта´08 15:44 Просмотров: 640 Комментариев: 0
О развитии соционики и о теории направленных адаптационных сдвигов


Акцентуированные ТИМы

Автор последнее время мало следит за соционической жизнью – да в ней мало что и происходит. Интересы мои более расположены в области иных серьезных наук. Однако лет шесть тому назад я первым вбросил в так называемую «соционическую общественность» крамольную в те времена мысль, что чистых типов не бывает, что любой чистый тип есть лишь фикция и условность, порождаемая ограниченностью теоретической модели «А» (что не мешало мне и сегодня, и тогда признавать Аушру Аугустинавичюте великим ученым и первооткрывателем важных психологических законов). Автор не раз пропагандировал, что, в действительности, каждый реальный человеческий темперамент – это суперпозиция всех шестнадцати базовых ТИМов, взятых с конкретными коэффициентами. Поэтому может существовать СЛИ с уклоном в СЛЭ (и тогда СЛЭ – второй по выраженности в профиле тип), а может существовать и СЛИ с уклоном в СЭИ (если белая сенсорика подчеркнута, а преимущество логики над этикой у данного индивида незначительно). Возможны и любые другие, еще более сложные примеры акцентуаций.

Однако 16 типов людей нельзя разбивать на подгруппы бесконечно. На самом деле, будет мало и 32, и 256 типов для точного описания всех людей. Так, учет акцентов на уровне только второго и третьего по выраженности ТИМов профиля уже порождает свыше 4000 подтипов. Поэтому оптимальный подход состоит в том, чтобы характеризовать реального человека не единственным ведущим типом, даже с дополнительным перечислением его акцентов («особо прокачанная белая логика» и тому подобные выражения), а целостным «зубчатым» профилем социотипов, где весь набор «стандартных» типов в профиле обнаруживает различную высоту и выраженность, что в итоге, в целостном наборе, и характеризует исчерпывающим образом данного человека. Это известный математический прием – представление неизвестной функции в виде суммы элементарных функций с коэффициентами. Так строится разложение любой функции в степенной ряд, в ряд Фурье, по полиномам Лагранжа и т.д. В случае ограниченного количества элементарных функций (в нашем случае – 16) этот прием называется разложением по базисным векторам. Любое произвольное сочетание полюсов 15 признаков и величин их выраженности, даже внутренне противоречивое с точки зрения «канонической» (то есть заведомо упрощенной) соционики, обязательно находит однозначное соответствие в том или ином ТИМном профиле. Другое дело, что не все возможные профили с равной вероятностью реализуются – среди них все-таки есть более и менее статистически предпочтительные.

Похоже, общественность с этой моей крамольной мыслью постепенно свыклась (хотя поначалу бурно протестовала), теперь представление человека в виде профиля ТИМов не вызывает ни у кого возражений по существу, хотя всерьез пользоваться им по сей день научились немногие. Что мешает его освоению? В первую очередь - цепляние за догмы, связанные с принципиально иллюстративным, «школьным», и потому дефектным характером модели «А». Не преодолев эти изначальные дефекты и упрощения, тем не менее по сей день пытаются на основе изначально «игрушечной» модели до бесконечности развивать теорию. Порой создаваемые на этой искусственно обедненной почве теоретические конструкции по своей сложности на порядки превосходят исходную сложность модели «А», но, разумеется, остаются бесплодными. Так, в одном фантастическом рассказе о планете, где форма круга считалась священной, ученые, не смевшие отказаться от догмата, пытались объяснить и изобразить реальное движение своей планеты по эллипсу вокруг светила с помощью наложения бесчисленного множества круговых циклов разной фазы и диаметра. Эллипс грубо смоделировать им с грехом пополам удалось, но до открытия закона всемирного тяготения они, разумеется, так и не дожили.

Психофизиологическая модель «Т»

Поэтому естественным следующим шагом было создание «психофизиологической модели ТИМа», модели, преодолевшей некоторые недостатки старой, графической модели. Следуя доброму примеру А.Аугустинавичюте, автор утверждает, что и эта модель (т.н. модель «Т») не является истиной в последней инстанции, но все же она подходит существенно ближе к описанию психологической реальности (хотя бы потому, что предусматривает вариабельность свойств внутри ТИМа). Она оказывается гораздо прогностичней, чем прежняя модель, и в описании интертипных отношений. Действительно, всё, что сегодня известно о фактических особенностях любых из 15-ти интертипных отношений, модель «Т» очень детально и просто прогнозирует, причем априори, без предварительной опоры на эмпирический опыт. Модель «А» с этой задачей справляется гораздо хуже – в ряде случаев ее объяснение уже вошедших в коллективное соционическое знание особенностей «интертипных» сильно «натянуто» и не предсказывает, но только в лучшем случае что-то с натяжкой поясняет апостериори и задним числом, когда основные закономерности уже известны исследователю на основе эмпирических наблюдений. При сравнении эффективности моделей вряд ли стоит сбрасывать со счетов этот прогресс в содержательном описании и предсказании интертипных отношений, достигнутый с помощью модели «Т». Для возражений не годится указание на то, что наполнение интертипных отношений до сих пор не проверено наукой ни в одном прямом эксперименте с использованием социометрии. Этот упрек с тем же и с еще большим основанием относится и ко всей соционике, и особенно к модели «А», научный пафос появления которой в свое время состоял именно в её первом опыте предсказания различий между некоторыми из интертипных отношений. Конечно, сохраняющаяся по сей день непроверенность детальных особенностей межтипных отношений в строгих научных экспериментах – это действительно серьезный упрек в адрес и обеих моделей, и соционики в целом, что сильно мешает ее взаимопониманию с психологами других направлений. Но в первую очередь это упрек в адрес социоников, среди которых ученых-исследователей почти нет.

У модели «Т» есть одно еще более важное преимущество. Она ближе к естественнонаучному описанию работы мозга и опирается на основные понятия психофизиологии. Это - и деление всех процессов на возбудительные и тормозные, и общий принцип двухканальности в работе мозга. Двухканальность, «двухцветность», эквивалентом которой и является предположение наличия двух слабоперекрывающихся входных фильтров на путях информационного потока, проявляется в физиологии как в оппозиции левого и правого полушарий, так и в наличии двух каналов передачи и переработки информации – тонического и фазического, и в существовании оппонирующих систем активации коры, и т.д.

Но и модель «Т» не предсказывает всего нужного. Например, она почти в той же мере, что и модель «А», оказывается малопригодной для объяснения содержания соционических признаков третьего и четвертого уровня, образованных групповым перемножением трех или четырех базовых дихотомий. К их числу относятся квадральные признаки, а также позитивизм-негативизм, процесс-результат и квестимность-деклатимность.

Для раскрытия смыслового содержания и конструирования способов диагностики этих шести признаков надо преодолевать пределы как модели «А», так и психофизиологической модели «Т». У автора есть предположение, что это может быть сделано на пути выхода исследований и теоретических построений за рамки усредненных во времени свойств темперамента. Эти суживающие темперамент рамки по сей день существуют не только в соционике, но и во всей мировой дифференциальной психологии, и даже в дифференциальной психофизиологии. Прорыв может быть достигнут за счет преодоления этих ограничений, при изучении в первую очередь тех темпераментных свойств, которые характеризуют особенности реакций на те или иные типичные неспецифические воздействия.

Общие слова путают, поэтому поясню на некоторых примерах. Любая система может совершать колебательные движения. Эти движения могут быть вынужденными. Система никогда не следует прямо за воздействием, но прорисовывает в сетке описывающих ее состояние координат типичную петлю гистерезиса, площадь внутри которой характеризует сопротивление системы и расходуемую на преобразования энергию. Второй пример связан с таким понятием, как импеданс, скорость затухания колебаний. Ни одна из этих характеристик, явно имеющих темпераментное значение, до сих пор не изучалась в психологии.

Теория направленных адаптационных сдвигов

Не меньшее значение имеют направленные смещения системы, сопровождающие те или иные ее реакции. Допустим, вы провоцируете у человека агрессию, обиду, смех, либидо, воображение, удивление и т.д. (список можно продолжить). Любое из этих состояний, как известно, в очень неодинаковой степени свойственно разным ТИМам. Если реакция организма целесообразна и адаптивна, то было бы наивно предполагать, что организм, отрабатывая соответствующую реакцию, не пытается сместить свой ТИМ в сторону, более ей адекватную. И напротив, искусственное и противоестественное создание неких состояний, не имеющих адаптационной природы (например, путем медикаментозных воздействий) должно, согласно общему принципу Ле-Шателье, вызывать смещение системы в сторону такого «информационного метаболизма», который снизил бы интенсивность неадаптивного состояния. Следовательно, надо в любом случае ожидать краткосрочного дрейфа ТИМов под влиянием тех или иных ситуаций и воздействий, и направление этого дрейфа будет определяться, во-первых, характером воздействия и его жизненной актуальностью, а во-вторых – базовым ТИМом индивида, то есть его соционическими признаками. Полюса ряда соционических признаков в ходе этого дрейфа могут либо углубляться, либо инвертировать (менять знак). Вертность, нальность, интуиция-сенсорика и некоторые другие особенно податливы этому дрейфу, ибо на протяжении дня, как хорошо известно, флуктуируют многократно. Автор предполагает, что смысл признаков третьего порядка может раскрыться именно на этом пути. И некоторые появившиеся конкретные теоретические гипотезы автора уже обрели предварительное подтверждение.

В предположении, что такой принципиально новый подход к исследованию признаков оправдан (что должно быть досконально проверено), его можно проиллюстрировать, например, следующим экспериментом для определения статики-динамики (признак выбран нами произвольно, исходя из того, что статику-динамику вообще не умеют мерить). Иррациональность может быть выражена как произведение статики на экстраверсию либо динамики на интроверсию. Представим себе, что мы поставили испытуемого в условия, предъявляющие резкие требования к ситуативному росту его иррациональности. Это может быть, к примеру, работа на известном психофизиологам старинном приборе для измерения ПНН (показателя нервной напряженности), где испытуемый должен реагировать нажатием одной из двух кнопок на стимулы, предъявляющиеся на экране с варьирующей и постепенно всё возрастающей скоростью. Для увеличения своей иррациональности (ибо именно ее полюс востребован характером задачи) динамики должны наращивать интроверсию, переключаясь на трофотропную физиологическую систему регулирования, обеспечивающую стратегию сбережения энергии. Это приведет к спаду амплитуды и частоты движений, к уменьшению показателей потребления кислорода, в известной мере даже к снижению частоты дыхания. Напротив, статикам для подъема иррациональности требуется наращивание экстраверсии, то есть у них произойдет максимальная разгонка эрготропной системы «борьбы и бегства». Это наращивание активности физиологической эрготропной системы, являющейся физиологическим эквивалентом экстраверсии, будет происходить у статиков независимо от того, являются они до эксперимента экстравертами или интровертами. Соответственно у статиков должны расти амплитудные характеристики движений рук, увеличиваться потребление кислорода и т.д. Все эти вещи легко могут быть измерены, а на основе этих измерений может быть инструментально определено и отнесение человека к полюсам динамиков или статиков.

Очень похожие вещи часто происходят в жизненном опыте каждого. Они легко могут быть проверены на практике, послужив подтверждению или опровержению нашей теории адаптационных сдвигов признаков и ТИМов. Например, из опыта хорошо известно, что статики предпочитают занятия теннисом, бадминтоном, волейболом, где с удовольствием «выкладываются» полностью, а вот энергично плавать они не любят. Динамики, напротив, дискомфортно чувствуют себя на корте или волейбольной площадке, а вот в соревнованиях по плаванию участвуют с удовольствием. По крайней мере, такова известная нам и хорошо проверенная статистическая тенденция. На первый взгляд, с точки зрения общепринятого понимания признака «статики-динамики» эту взаимосвязь объяснить невозможно. Я сам прежде не раз пытался гадать: может, статики мячик видят лучше? Может, динамикам нравится, как вода обтекает их тело? Всё чепуха. Закономерность получает объяснение лишь теперь, с точки зрения предложенной гипотезы направленных адаптационных сдвигов. Сами по себе занятия теннисом, бадминтоном, волейболом требуют не статики, а иррациональности. Это не только самоочевидно, но и подтверждено: иррационалы действительно предпочитают эти виды спорта. Напротив, плавание требует рациональности. Но все эти виды спорта в одинаково равной мере требуют также мобилизации эрготропной системы, то есть всплеска экстраверсии. У кого иррациональная нагрузка приводит к всплеску экстраверсии? У статиков. А у кого рациональная нагрузка (в данном случае в виде монотонной ритмичной работы) приводит к всплеску экстраверсии? У динамиков. Вот и готовое объяснение ранее «не объяснимых» корреляций статики с подвижными играми, а динамики – с плаванием, а одновременно и подтверждение выдвинутой нами гипотезы адаптационных сдвигов. Очевиден и побочный результат: представления об адаптационных сдвигах оказываются, при участии соционики, очевидно полезными для спортивной психологии.

Теперь, в качестве упражнения для ума, мы можем ответить и на вопрос, в какую сторону «дрейфуют» разные ТИМы на волейбольной площадке и в бассейне. Например, на волейбольной площадке ЛИИ дрейфует в сторону ИЛЭ с элементами СЛЭ, ЛИЭ – также в эту сторону. В бассейне ЛИИ дрейфует в сторону ЛИЭ, а ЛИЭ остается самим собой, но дополнительно подчеркивает свои тимные черты.
На самом деле, такого рода подтверждений в копилке автора собралось уже множество, поэтому есть основания называть далее нашу гипотезу теорией направленных адаптационных сдвигов, пусть пока и с известной осторожностью.

Подходящие «мысленные эксперименты», апеллирующие к распространенным и всем понятным ситуациям жизненного опыта человека, могут быть придуманы и для использования их в тестах или анкетах очного типирования в качестве диагностических вопросов.
Например, для диагностики полюсов демократов-аристократов может быть предложен мысленный эксперимент со специально повышенной нагрузкой на логику –с решением арифметических задач, решением неравенств и т.п. У демократов усиленная нагрузка на логику должна вызывать дополнительный «всплеск» интуиции (как у NT, так и у SF-типов) с сопутствующим «отключением» от окружающих сигналов. Напротив, у аристократов (и ST, и NF) нагрузка на логику согласно предложенной модели адаптации должна провоцировать рост сенсорики. Интересно, что этот же вывод легко получается и из модели «Т», связывающей в корреляционные плеяды первую функцию со второй, а третью с четвертой. А вот из модели «А» подобный вывод об исходе эксперимента сделать намного труднее, разве что с натяжкой. Случайно ли совпадение выводов модели «Т» и не связанной с нею теории адаптационных сдвигов? Скорее это можно объяснить тем, что обе они правильно работают в своей области.

Подобные тестовые ситуации, как реальные, так и мысленные, вообще-то очень легко придумать для диагностики практически любых из 15-ти признаков. Во всех случаях требования здесь универсальны: нужны два соционических признака с ясно выраженным смысловым значением, причем лишь второй из них обязан быть легко измеряемым (хотя бы в качественных сдвигах, а не в абсолютных величинах). Первый признак используется только для конструирования экспериментального задания, создающего повышенную нагрузку на один из его полюсов. Неизвестный и искомый полюс третьего, производного признака диагностируется по направлению изменений второго признака в ходе развития экспериментальной ситуации. Между прочим, это всегда намного точнее, чем проводить какие-либо абсолютные измерения.

Остается лишь вполне и до конца убедиться в реальной соционической работоспособности предложенного нами универсального принципа конструирования диагностических экспериментов (тестовых ситуаций) – пусть гипотеза направленных адаптационных сдвигов и является практически подтвержденной теорией, но все-таки для психологии и её батсарда соционики она представляет собой нечто весьма новое.

В любом случае, изучение закономерностей дрейфа ТИМов и признаков под влиянием воздействий является важной задачей будущей соционики – хотя бы потому, что владение этими закономерностями расширит возможности ее практического применения. Но для полноценного развития на этом пути необходимы не только наблюдения, но и строгий эксперимент, и, обязательно, - свежие теоретические подходы, не замыкающиеся только в узких рамках изрядно «плоских» иллюстративных понятий, некогда введенных Кемпинским совсем для других целей. Мой призыв: не быть начетчиками и школярами и уважать память Аушры - она-то умела мыслить смело и свежо.


copyleft В.Л.Таланов, 18-20 марта 2008
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
http://h.holder.com.ua/c?tz&z1585&b128121&s03908&r[rndID]&u