Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

ну вот и конец

24 марта´08 18:26 Просмотров: 325 Комментариев: 0
..Наконец-то закончилась зима. В первый весенний день выглянуло солнышко, и от этого на улице стало тепло. Сугробы сразу чуть-чуть осели, на дорогах появились лужи. И хотя работы кадетам прибавилось, они шумели во время уборки территории. И причин тому было несколько: во-первых, радовал приход весны, а во-вторых, буквально перед этим им было объявлено о походе в театр. Конечно, культурная вылазка вызвала бурю эмоций - от резко положительных до отрицательных:
- Есть билеты на балет, на трамвай билетов нет - с сарказмом произнес Трофим...
- И правда, вот нафига нам этот театр.... весь увал накрылся медным тазом, - опершись на лопату, прошипел Сухой, оглядываясь на Философа, который наблюдал за действиями кадетов.
- да ладно, ребят, там буфет будет, - радостно жмурился на солнце Печка, - пожуем...
- ага, Печка, буфет главнее.... - улыбнулся Синица, что с отъездом Ксюхи случалось крайне редко.
- нет, я не понимаю - не унимался Сухой - вот нафига? ну ладно, этикетка нас водила, это еще можно понять, а этой-то зачем? Макар, ты чего молчишь?
Макс пожал плечами и сказал: а чего языком молоть? и продолжил убирать снег. Сухой и Трофим переглянулись недоуменно. И правда последнее время Макс был совсем другой. У него появилась необъяснимая тяга к учебе, чего раньше не было. И это длилось не день и не два. Мало того, что он постепенно исправил все свои оценки на пятерки, он продолжал их получать... Причем получал заслуженно, даже Синица обратил внимание, как Макс и во время самоподготовки и вечером корпел над учебниками. Однажды БМП дала им задачу повышенной сложности к следующему уроку. А денек в тот раз выдался сложный. После уроков - строевая, а потом нежданный кросс... Философ построил весь взвод после строевой и устроил разнос...
- Ну что, летчики-залетчики! Разболтались совсем! Что это такое? Я вас спрашиваю! Учителя жалуются, учитесь плохо, уроки срываете, учителям дерзите, дисплицины никакой... Вице-сержант Макаров!
- Я! - крикнул Макс, делая шаг вперед.
- Макаров, куда вы смотрите! Что у вас твориться во взводе? что у вас происходит под носом?!
- Никак нет! - отчеканил Макс, смотря прямо в глаза Философу.
- Что никак нет, Макаров?! Я понимаю, у вас лично все в порядке... учителя хвалят, личных замечаний нет. Но вице-сержант - это ответственность за поведение не только себя, но и остальных... это последнее предупреждение как вице-сержанту... Так, сейчас кросс... Тихо! я не закончил! значит всем 2 км, Макаров - 3... Разойдись...
Ребята переглянулись... Макс молча побежал кросс... лишь плотно сжатые зубы показывали, что Макаров был сильно недоволен... когда остальные уже отдыхали, он круг за кругом один бежал по снежному стадиону.... пять пар глаз смотрели ему вслед, четыре - с сочувствием, а одна пара глаз лишь нагло сощурилась....
... Вечером в расположении, как обычно, было шумно. Обсуждали прошедший день, готовились к следующему... Соболев вновь занял внимание ребят шахматами. Все склонились к доске, едва ли не упираясь лбами. Вошедший Макс лишь покрутил головой, заметив это, и не привлекая внимания, уселся чуть поодаль с тетрадкой по алгебре. К лидерству Соболева он уже привык, и после той памятной драки между ними установилась стена. Макс твердо для себя решил больше не реагировать на "взрослые" разводы Соболева. Он догадался тогда, что Соболев специально его провоцирует, прекрасно понимая, что офицеры-воспитатели все равно спросят не с Кирилла, а с Макарова как вице-сержанта. Да и Кирилл прекрасно понял, что Макс держится на расстоянии, не подпуская его к себе. Но ему доставляло удовольствие делать мелкие пакости вице-сержанту и наблюдать за тем, как на Макса спускают весь гнев офицеры. Сегодня был яркий пример подтверждения этого и обе стороны прекрасно это знали... и Макс, бежавший кросс, и Соболев, нагло наблюдающий за тем, как бегает дополнительные круги вице-сержант.
Макс склонился над тетрадкой, решая задачу со звездочкой.... но мысли постоянно уходили от решения... последние недели были трудными. Макс был постоянно в напряжении: отлично учиться, не получать замечания, да и Соболь постоянно что-то замышлял за спиной. даже в выходные он не расслаблялся, отцу постоянно было некогда, они если и виделись, то очень быстро. Да, их отношения с отцом стали другими после аварии из-за Полины... он хвалил Макса за учебу и поведение, но и как прежде Максу не хватало теплой руки отца на своей макушке, не хватало рыбалки, не хватало просто внимания... а Полина... Полина... Макс достал телефон, нажал пару кнопок и на экране возникла Полина... Макс вновь тонул в ее глазах... Поля, что ты сделала со мной? Зачем ты уехала? Зачем? Как мне жить, не видя тебя?.... даже в театр Макс не хотел идти без нее. Тогда на первом курсе он бросал восхищенные взгляды на нее, бравировал эрудированностью около нее, угощал бутербродами и пирожными, просто был с ней рядом... а сейчас всего этого нет, и Макс не знал будет ли когда-нибудь еще... Ни Рита, ни любая другая девушка не шла в сравнение. Он мог покрасоваться перед ними, завладеть вниманием Риты назло Кириллу, но это все умом, тактикой, а сердце ждало ЕЕ, Полину. Он на улицах иногда замирал, лишь заметив похожую девушку... Макс замечтался и не заметил, как отвлекшись от шахмат, Синица подошел к нему:
- Макс, ты чего? Макс вздрогнул, очнулся и посмотрел задумчиво на Илью: - Да задача не получается....
- Какая, сегодняшняя? ты знаешь, я тоже не могу решить... или ошибка в условии, или я где-то ошибся...
- такая же фигня... - ответил Макс... ниче не понимаю...
- ладно, не парься, все равно никто даже не начинал ее делать, и вряд ли начнет... - подлетел Сухой к ним, заглядывая Максу в тетрадь.
Но Макс сказал: я ее решу... и продолжал корпеть. После трудового дня и кросса удержать внимание было сложно, тело ныло, а сердце бредило Полиной... но Макс твердо решил быть лучшим... не для себя, все это он делал из-за Поли... чтобы однажды она вернулась и стала гордиться им....
Незаметно пролетела пятница... на утреннем построении Философ с Василюком еще раз напомнили про правила поведения в театре, Максу как вице-сержанту строгим тоном было приказано следить за дисциплиной. Опять вице-сержанство! подумал тоскливо Макс. Ему хотелось убыть в увал и выключить телефоны, хотя бы на один день... но это невозможно. Поэтому он гаркнул: Так точно!
Настал вечер... Кадеты в полном составе наглаженные, надушенные стояли в фойе театра.
Сухой с Трофимом выглядывали красивых девчонок, Перепечко предвкушал буфет. Синица с Соболевым жарко спорили по поводу шахмат. Макс стоял рядом, не принимая участие в разговорах ребят. Ему хотелось вернуться в прошлое, чтобы вновь сюда впорхнула Полина в красивом открытом платье... чтобы она весь вечер была поблизости...
- Да что с тобой, Макар? - вопрос Сухого вернул Макса в реальность - На тебе лица нет...
- Ничего, - пожал плечами Макс, - голова болит.
- Ууу, тогда тебе точно не высидеть балет - хлопнул его по плечу Степка, - а хочешь я тебе из буфета чего-нибудь притащу.
- Спасибо, я оценил твою жертву - улыбнулся Макс... Пойдемте, сейчас звонок будет
Прозвенел третий звонок. Шумной толпой они залетели в зал, громко рассаживались по местам. Наконец все притихли, занавес подняли и началось действие... давали "Щелкунчик". Макс по инерции следил за балеринами, а в голове крутилось: Да что с тобой, Макар? Вот именно что происходит? Почему я не могу забыть тебя? почему я все время думаю о тебе?
Сидящие рядом Трофим и Сухой оглядывались по сторонам, шушукались... вдруг Трофим шарахнул Макса по плечу, зашептал тому в ухо: Макар, смотри! да посмотри ты! туда, вправо, да не влево, вправо! ну смотри, видишь!? Василюк возмущенно заерзал сзади. А Макс равнодушно скользнул глазами туда, куда ему показывал возбужденный Сашка. Наверняка опять красотку выудил, Дон Жуан фигов, - пронеслось в голове и он замер, остановился, запнулся взглядом... на балконе сидела... Господи! ОНА! Полина! - чуть не выкрикнул он.
Да, это была она, те же рыжие локоны, тот же профиль, а ее внимательный взгляд был обращен на сцену... как она была хороша... Полина! вернулась! обратно! - стучало в висках. От напряжения он мгновенно взмок... Макс, тебе плохо, да? - зашептал в ухо Трофим... А? все нормально - шепнул Макс не в силах оторвать взгляд от нее...
Так, Макаров, Трофимов, разговорчики! прекратить, я сказал! - жестко зашептал сзади Василюк, шлепая их по затылку.
- Товарищ майор, - обернулся Макаров, - разрешите выйти.
- Так, Макаров, сиди спокойно, потерпишь.
- Но, товарищ майор, мне очень надо...
- Макаров! я сказал! - но посмотрев на бледного Макса - ладно, иди, пулей туда-обратно...
Макаров вылетел из зала, как и было сказано, пулей. Театр он хорошо знал, много раз бывал здесь с родителям. Забежав в туалет, Макс рванул к окну, закрыто... Он дернул на себя ручку, створка со скрипом отворилась... Макс высунулся в окно, жадно глотая холодный, морозный воздух. Вернулась! - стучала в голове мысль, - она вернулась! Макс прижался пылающим лбом к ледяному стеклу, все равно ему было душно. Расстегнув верхнюю пуговицу и ослабив галстук, он закрыл глаза. Холодный ветер врывался в окно порывами вперемешку с начавшимся снегом. Опять наметет к утру, убирать придется, - почему-то подумалось Максу. От этой мысли он вздрогнул и открыл глаза. Подошел к зеркалу, посмотрел на свою бледную физиономию, включил холодную воду посильнее и сунул лицо под струю, вынырнул, отфыркиваясь, носовым платком вытер лицо. И повертел насквозь мокрый платок в руках - А если Полина вернулась не одна? И не вернулась, а просто повидаться с подругами приехала? я даже не посмотрел кто здесь с ней рядом - сунув платок в карман, с такими мыслями Макс побежал обратно - проверять. Но выбегая, он машинально посмотрел налево. Там был тупик без окна, и сколько Макс помнил, всегда почему-то он был завален какими-то крупногабаритными вещами. Обычно никто никогда не обращал внимания, а тут Макс посмотрел и обалдел... Ни фига себе костерчик! - проговорил он. Заваленный угол полыхал, языки огня поднимался все выше и выше, резкий запах жженой пластмассы забивался в нос Макса. Пожар! Да сейчас все тут сгорит! Полина! Ребята! - молнией пронеслось в голове. Макс бросился бежать. Вылетев в вестибюль, он огляделся и заметив охранника, поспешил к нему. Пожар! - крикнул он. Охранник равнодушно посмотрел на него, мол чего ты гонишь! Пожар! - упрямо повторил Макс - Вы что мне не верите?! Сейчас все здесь сгорит! А! - махнул он рукой, и кинулся к гардеробщице, - где тут у вас телефон?! Та замахала на него руками, а охранник достал рацию и быстро что-то сказал, потом крикнул: эй парень! иди сюда! Так быстро и четко, что, где горит! Макс мгновенно объяснил и добавил: нужно выводить всех из здания! Давай быстро отсюда, без тебя разберемся! - шикнул на него охранник.
Макс оглянулся и понял: надо действовать... Никто в зале не подозревал об опасности. Полина! ребята! вновь застучало в голове. Он кинулся в зал и вовремя, включили аварийное освещение, балет прервался... его ребята и воспитатели тревожно оглядывались вокруг. Макс на середине зала громко крикнул: Пожар! В здании пожар! Поэтому внимание без паники давайте выходите на улицу! Здесь небезопасно! В следующую минуту народ вскочил с мест и начал покидать зал. К Макарову подскочил Василюк: Макаров, ты что творишь? Что за самодеятельность? Макс смерил его взглядом: Товарищ майор, я правду говорю! В здании - пожар! Мне не верите, сейчас объявят! И правда через секунду после того, как Макс закончил, раздалось объявление. Макс задрал голову, высматривая Полину... с ребятами будет все в порядке... его волновала Полина. Он искал ее глазами и не находил.
Через две минуты, кадетов уже выводили на улицу... Макс постоянно шерстил глазами толпу, но Полины не было... с ней что-то случилось! Макса обожгла эта мысль... а что если она не сможет выбраться?! Макс развернулся и побежал обратно, к Полине... Макар, ты куда? - в один голос выкрикнули Сухой, Трофим, Синица, Печка... Но Макс их уже не слышал. Он летел на помощь к Полине. Завернув за угол, он почувствовал запах гари... Народ толпой выбирался к выходу. Максу приходилось бежать сквозь толпу. На него шикали, одергивали... Но он лишь высматривал Полину. Добравшись до дверей балкона, он оглянулся. Деревянные перекрытия, сейчас все рухнет... Полина! закричал он, Полина! Он вбежал и увидел Полину, пытающуюся выбраться. Она зацепилась подолом платья и никак не могла двинуться дальше. Полина, слава Богу! ты цела! - кинулся он ей на помощь... подожди, сейчас, я помогу! дрожащими руками освобождал он подол платья. Платье не желало поддаваться, тогда Макс просто рванул его на себя, тонкая ткань затрещала и порвалась, освобождая девушку. Максим! что ты тут делаешь?
Тебя спасаю, - улыбнулся широко Макс, - давай, бежим, сейчас все рухнет....
Максим! - пыталась остановить его Полина, - подожди, я.... Но Макс потянул ее за руку: Полин, потом, давай, выберемся и ты мне скажешь... Они пробрались к выходу и побежали к лестнице. Лестница была уже вся в дыму. Едкий дым клубами заполнял пространство, застилая свет. Когда они начали спускаться вниз, сквозь дым они едва различали ступеньки. Полина закашлялась от едкого дыма... Макса тоже душил кашель, глаза разъедал дым, но он держался, понимая, что нужно идти дальше, выбираться отсюда, вызволять Полину из плена огня. Он вспомнил про мокрый платок в кармане, достал и протянул девушке: возьми, закрой нос и рот. Максим! - пыталась возразить Полина. Не трать кислород, закрой, я прошу, - прошептал Макс, наощупь пробираясь дальше, крепко держа Полину за руку. Наконец лестница закончилась, но Макса с Полиной ждало новое препятствие. Коридор был весь в дыму и огне, освещение не работало, было непонятно куда идти дальше. Макс остановился... огляделся, надо было идти вперед, но опасно, везде был огонь. Огонь сметал все на своем пути, благо здание было старой постройки - почти все деревянное. Макс, соберись! Думай, Макаров, думай! Ты не имеешь права раскисать и сдаваться! Он увидел растерянные глаза любимой Полины... Полина, - прошептал он, притягивая ее к себе, - все будет хорошо. Я тебя люблю больше всего на свете, запомни! Вот, - он стянул с себя мундир, шинель он скинул где-то, ища Полину, - закрой голову и себя. И не бойся, мы выберемся, слышишь?! Полина испуганно кивнула. Ей было очень страшно. Она не понимала откуда в юном суворовце столько отваги и решимости. Перед ней пролетели мгновения их встреч... она вспомнила его ухаживания, цветы, этот театр.... а потом как он орал ДУРА!, ЗАГС, автокатастрофа Макса, уход из СВУ, другой город, и безумная тоска по нему... вот она вернулась вчера, взяла билет на балет, и пришла, еще в фойе она увидела ребят в суворовской форме, а потом искала и нашла Макса в партере... она гадала, как ей подойти к нему, когда резко включился свет и через секунду в партере она увидела Макса, который заорал Пожар! потом паника, ей оттолкнули, она упала и не смогла идти зацепившись... потом голос Макса: Полина! Господи, помоги ему выбраться, - начала молиться Полина.
... Идем! Полина, идем! - тянул ее Макс вперед. И они пошли. В горяшем коридоре, одни среди полыхающих стен, они медленно пробирались к выходу. Где он конкретно, Макс не знал, полагаясь лишь на какую-то интуицию... Они прошли еще немного и остановились: дальше идти было нельзя. Огонь опередил их и преградил им путь. Огненный проем невозможно было пройти, но и оставаться на месте было нельзя... Макс оглянулся: они были в ловушке. И постепенно жизненное пространство уменьшалось. Он посмотрел на потолок... ненадежно, сейчас обвалится... И Макс решился: он укутал Полину в мундир, прижал ее к себе, шепнул ей: вперед! и они побежали через огонь. Макс понимал это очень опасно, но другого выхода не было, иначе их просто завалит и они погибнут...
Макс не мог знать, что твориться снаружи горящего театра... его пропажа быстро обнаружилась и Василюк с Кантемировым просто побелели, когда поняли из сбивчивого рассказа кадетов, что Макаров там, в здании... они попытались преодолеть кордон из пожарных но их попросили уйти и увести кадетов. Но 3й взвод наотрез отказался двигаться с места... ведь где-то там, в здании находился их Макс... там, где от огня лопались стекла и огонь вырывался наружу...
Макс не знал, что отец был на деловой встрече и телефонный звонок прервал ее: Петр Иванович! ЧП! в здании театра пожар! Что?! - чуть не выронил трубку Макаров-старший. - Господи, там же Макс! Он как угорелый бросил все, и мчался к зданию театра. Макс не видел, как приехав, отец увидел кадетов и подбежал к ним. Но сердце Макарова-отца упало, когда Василюк сказал, что Макса среди выведенных кадетов нет. Это означало только одно: Макс - в здании и о нем пока ничего не известно. Пожарные проникли в здание, но пока по рации докладывали что пока никого не обнаружили. Оставалось лишь одно: ждать новостей... отец психовал, грозил всех уволить, но тут же просил: найдите сына живым!..
...Макс не знал этого, он лишь надеялся на себя. Преодолев преграду, они остановились перевести дух. Макс, рукав! - крикнула Полина. Макс глянул, правый рукав рубашки начал гореть. Полина скинула мундир и попыталась сбить пламя. Наконец, получилось... Бежим, Поля, бежим, - они побежали дальше... спотыкаясь падая и поднимаясь, они искали выход. Наконец Макс заметил просвет в стене... что это - окно или дверь сказать было трудно... их гнал не только огонь, а и страх... Макс боялся, что перекрытия не выдержат и рухнут, погребя их под собой... Он задыхался, но шел вперед, почти тащил уставшую Полю на себе... Он уже четко видел боковое окно, осталось только дойти несколько десятков метров. Когда они уже достигли окна, Макс услышал взрыв позади себя, посыпались куски чего-то горящего и большого. Макс закрывая Полю вжался в нишу...
...Макаров-отец вглядывался в горящее здание... где же ты, сын? где? Когда раздался взрыв и огонь вырвался наружу, было видно, что полетели куски перекрытий, он замер... поняв, что это - конец. Теплившаяся надежда медленно угасала... он не хотел, он не мог поверить, что огонь отбирает у него самое дорогое... МАКС! - заорал мэр, не выдержав, МАКСИМ!!!
... Макс открыл глаза... тишина вокруг... ему почудилось... нет это крик отца: МАКС!!! Макс вздрогнул и проснулся... открыл глаза и столкнулся взглядом с отцом, тот сидел и смотрел на него. Макс вздохнул: Па! Отец положил ладонь на макушку Макса и сказал: Слава Богу! Макс! Все будет хорошо! Макс перевел взгляд и увидел окно, крашеную стену и белый халат отца. Я в больнице, - догадался Макс. Па, Полина? - прошептал он. Она в порядке, потом, Макс, все потом, спи... Макс послушно закрыл глаза...
... Он не помнил, как очнулся там в театре, услышав крик отца. Встал, подхватил Полину на руки и подошел к окну. Его увидел отец, и рассталкивая всех, побежал туда, к нему. Подбежал и увидел уставший, одинокий взгляд Макса, который прижимал к себе Полину. Он отдал отцу Полину, тот передал ее спасателям, и подхватил Макса. Ты жив! - шептал он, прижимая к себе сына... Макс ответил: Пап, все нормально... и обмяк в его руках. Отец нес его на руках, вглядываясь в сына. Макс был ранен... кровь на лице, обоженные руки, рубашка порвана и в саже...
... Макс не помнил, как отец забросив все дела, сидел рядом с ним в реанимации и держал его руку, боясь выпустить... Он не знал, что у Полины лишь испуг и легкие ожоги. Он не знал, что ребята не спали ночами и каждый день по несколько раз спрашивали офицеров, как Макс. Он не знал, что за отвагу, проявленное мужество и спасение людей его наградят медалью. Он не знал, что поправится и несмотря на ранения, продолжит учиться, и с отличием закончит СВУ. Он не знал, что пойдет дальше в Академию... не знал, что с Полиной они обязательно будут видеться и однажды он сделает ей предложение, она согласиться и они поженятся. Он всего этого не знал... Но судьба знала это и хранила Максима Макарова для дальнейшей счастливой жизни, дав ему еще один шанс. КОНЕЦ.
_________________
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама