Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

"Vampire Chronicles" (5-я часть)

30 апреля´08 20:32 Просмотров: 203 Комментариев: 0
Анэлиза.

Анэлиза всегда была выше предписаний и законов. Ее вольный нрав мог заметить каждый, кто хотя бы раз с ней заговорил, увидел ее пылающие жизнью и силой глаза. Глаза девочки, в которых светился не детский ум и неподдельная опытность, а еще – любовь к жизни, как раз то, что теперь и отличало ее от всех остальных, что давало ей силы быть лидером над высшими.
Но когда-то, Анэлиза могла похвастаться лишь тем, что была неприметной дочерью старого графа, точнее она пыталась такой казаться. После смерти матери, отец всячески перестал бывать с дочерью, заниматься ее воспитанием, позаботившись лишь нанять учителя и няню. Дочь стала его тенью, его трусливым прикрытием. Каждый день она выбиралась из дому в тайне от отца, прихватив из кухни свежеиспеченный хлеб, и бежала по площади на верх в главную часовню, где целыми днями напролет просиживала за чтением книг. Ее интересовало все, начиная от строгой классики и заканчивая дрянными грязными романами. Но в особенности девочку захватывали необычные, мистические книги, где красивые и сильные герои дрались против ведьм и злых колдунов, где старые гномы похищали под землю молодых девушек и заставляли их рожать им сыновей, где старый граф Дракула искусно испытывал прочность прекрасной Мины и нежной Люси, каждую ночь навещая их спальни. Анэлиза часами просиживала за подранными томиками книг, жадно впитывая в себя каждое слово, букву, страницу. Приключения, войны, любовь, - все интересовало ум маленькой девочки, которая в глубине души мечтала оказаться на месте красавицы-героини, испытать на себе весь этот прекрасный жар.
Так проходило время от восхода и вплоть до заката солнца, и когда часовня пробивала время ужина, Анэлиза спешила возвратиться домой до той поры, пока отец не заметил ее отсутствия.
Таким образом, характер Анэлизы воспитался мечтательным, но, тем не менее, сильным, волевым. Ей не терпелось поскорее сбежать из этого мира суеты и примитива, от отца, которому нет дела до своей дочери и до того, из чего состоят ее мечты, ее желания.
Все закончилось слишком просто – достигши 16 лет, Фернанд (граф, отец Анэлизы) потерял огромную сумму денег, и решил выдать дочь замуж. Да, запасной вариант ему казался, что ни на есть лучшим, да и партия казалась подходящей. Но это уж никак не входило в планы девочки. Стоило ей увидеть своего будущего суженого – старик лет 60, с кривым носом, обвисшими щеками, и потухшими глазами со старческими похотливыми желаниями, как решение не заставило себя долго ждать.
Бежать. Бежать как можно быстрее и дальше от этого дома, от его обитателей и этого монстра. Час, два не сборы – и дорожный тряпичный мешок с легкостью был переброшен через окно на мокрую от росы траву. Секунда, две и девушка оказалась на свободе.
Вскоре, ее мягкие подошвы уже измеряли пыльную дорогу. Дорогу, которая могла привести к чему угодно. Но главное – к ее мечтам. Наконец-то судьба Анэлизы была в ее тонких, девичьих руках. Она совершила то, о чем так долго мечтала, о чем раньше могла себе только представлять и видеть в тревожных снах.
Дорога. Длинная дорога с тысячами заманчивых поворотов и изгибов, с тягучим запахом ночной сырости и местами, гнили. Анэлиза на мгновение закрыла глаза и представила себя на коне, скачущим по раскаленному полю, сзади засада исчадий ада, впереди – маленький островок с серебристым порталом, а по бокам настигают змеевидные твари и щупальцами. Остается совсем немного до спасительного клаптика суши, прыжок и …
Анэлиза явственно почувствовала чье-то присутствие. Начинало светать, и уже практически отчетливо можно было разглядеть очертания сонных гор вдалеке, которые еще не успели избавиться от курящей дымки; края черных деревьев в лесу, который полукругом ложится через дорогу; туман, который плотно облегал поле по обе стороны дороги. Никого. Утренняя тишина, но что-то в ней таилось... Что-то, чего не могла рассмотреть девушка, но точно знала, что «оно» есть.
Анэлиза оглянулась. Тщетно - опять никого. И тут, возле самого уха послышался нежный шепот, если бы не случай – его можно было бы расценить как дуновение ветра. Но это был не ветер. Словно в тумане она повернула голову и уже через секунду была окружена существами, так явственно смахивающими на людей, за исключением трупно-бледных лиц и неестественно гибких движений, так старательно скрывающихся от обычных глаз. Тело каждого было обтянуто в черный кожаный плащ, а длинные, казалось, истлевшие тонкие волосы покрывали глубокие капюшоны. Они двигались слишком ритмично, словно танцоры в балетном классе они скользили по земле, и иногда складывалось впечатление, что ноги их, и вовсе не касались земли. Эти существа медленно приближались, с усмешкой и неким интересом рассматривая ее, и в свете восходящего солнца серебряно блистали их острые клыки. Но Анэлиза уже была очарована. Она застыла с гордо выпрямленной спиной, и смотрела перед собой, как один менялся другим. А вскоре, шею проколола острая боль. Казалось, весь мир остановил свое течение. Заснуло утро, цвета восходящего солнца как-то слишком быстро поблекли, и началось самое страшное – все в мгновение превратилось в кровавую смесь. Дорога, трава, небо, эти чудища – все стало цвета спелой вишни. И тут она закричала. Очень не похожий на человеческий, стон вырвался у нее из груди, но снова кто-то вмешался, обезоружив рот крепким поцелуем.
Все, что касалось последующих событий, было словно стерто из памяти Анэлизы. Она проснулась на холодном полу с ощущением сильной жажды. Казалось, организм почистили и высушили, оставив лишь неприятные ощущения по всему телу. Ныла голова, холодели конечности и запах… Этот запах пронзал насквозь сознание, а звуки будили тысячи новых ощущений. Злость, ненависть, голод. А еще, еще желание бежать, биться. Острое желание обезуметь.
В этот момент она была готова подорваться со своего места, но вокруг снова появились те существа. На этот раз на них не было капюшонов, и девушка смогла отчетливо рассмотреть их лица. Красивые, молодые изваяния – мужчины, и совсем еще молодые парни. По-другому нельзя было назвать безупречные изгибы губ, острые скулы и яркие глаза, которые украшали лица каждого из них. Неестественно бледный цвет кожи, вмятые щеки и уж очень тонкие формы тела. Если бы не мужская фигура, их можно было принять за девушек. Тонкие руки, с набухшими трубочками вен, высокое и худое тело. Все они смотрели на нее своими темными глазами, а на губах читалась легкая усмешка. Они были охотниками, которые рассматривали беззащитную дичь в клетке, легкую наживу.
Того, который стоял ближе всех звали ------. Это имя как-то сразу всплыло у нее в голове. Существо подошло и протянуло руку.
- Пошли. Тебе стоит утолить свой голод.
С тех пор прошло не мало времени. Первый страх, первый тягучий поток в горле, который сразу же вызвал тысячи неописуемых ощущений – от безумия до состояния экстаза. После прикосновения крови, зубы ее удлинились, и стали более острыми. А затем прозвучал последний предсмертный крик жертвы. Так Анэлиза впервые почувствовала себе хищницей.
Всё последующее казалось словно в бреду. С каждой минутой воспоминания о прежней жизни все уменьшались, словно стираясь из ее головы, а вскоре и вовсе исчезли. Теперь она «не знала» себя. Начались вечные припадки психоза и дурного состояния. Ее тошнило. Тех, кто ее окружал (а она до сих пор не знала ни имен, ни кто они такие) казалось, ни сколь не взволновало ее состояние. Они безмолвно убирали за ней рвоту, меняли ее одежду, приносили сосуды с какой-то жидкостью, от которой девушку снова выворачивало наизнанку и сильно болела голова. Когда становилось совсем дурно, Анэлиза ложилась на кровать, тушила свечи и подпирала руками живот. В голове проносились разные мысли, начиная от бесконечных вопросов, и заканчивая просто волчьим нытьем в грязную, истлевшую подушку.
«Кто я? Что они со мной сделали???»
А когда взгляд падал на свои белые руки, через прозрачную кожу которых страшно выпирали пульсирующие вены, она начинала захлебываться слезами. Каждый звук, который теперь в тысячи раз сильнее отражался в ее сознании, и сводил Анэлизу с ума; новое умение видеть в темноте заставляло закрывать глаза, шкрябать их острыми когтями и биться в истерике до тех пор, пока не приходил кто-то из ее странных «надзирателей». Один клал руку ей под голову, а другой открывал рот и вливал в него ту противную жидкость, не давая девушке выплюнуть все наружу.


Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама