Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

"Моя любовь" о прошлом веке и о сердце моем...

21 мая´08 23:09 Просмотров: 190 Комментариев: 1
Ты ждёшь каждую минуту, ты устремляешь взгляд в объемы плоских предметов, сидя на окне. Кто ты? Кто ты сейчас и кто, когда становишься им, когда из твоей спины вырастают крылья? Со временем я перестала тебя узнавать, слабый, измученный иступленный взгляд упирается в такие плоские предметы, как и само мое сознание. Кто ты такой, почему ты находишь объем в них, а я больше не могу? Сегодня, вонзаю снова зубы в плоть, раздирая её на куски, малые и чуть побольше, закрываю глаза, наслаждаясь трапезой. Сладкий аромат мяса несет меня в никуда, а соки его стекают по моим рукам и лицу. Но только ты, любовь моя, снова сидишь голодный на своем окне. Я надену наготу, обволокусь мягким светом, волосы освобожу от дневной скованности. Не бойся, свой стыд и скромность я повесила в шкафу. И так, я, сидя на кровати, буду восторгаться своим телом окутанным лишь лунным светом, буду ждать тебя, но ты не придешь. От времени замерзну, накроюсь теплым и колючим страхом. Когда соберусь уйти в сон, то сразу не смогу собрать все вещи – так и будет всю ночь меня терзать страх и холод одного тела. Скажи сейчас, почему ты не пришел тогда? Почему ты никогда не приходишь? Ведь когда тебя нет, я включаю свет и танцую под музыки труб, я как голый растерзанный труп. Я танцую одна в темноте и обязана этим тебе. Вспомни же обо мне! От этих танцев моё сердце кричит, а сосед в батарею стучит – странно, я поменялась бы с ним. Бесконечностью ночь победит заставляя меня жить, почему же она не смогла уберечь от меня тебя? Почему тогда ты не смог успокоить своих волков, крылья вовремя не раскрыл, от меня, когда вдаль парил. Утопая в чужих не бесах, ты молчал – нагонял страх. Почему не сказал ты мне – я бы бросила спасательный круг? Но поздно искать тебя у подруг, утонул ты не в чьей-то душе, а в жизни и во лжи. Выкуриваю последний карандаш, тушу его о листок бумаги, выходит твой портрет – не могу больше слышать твое лицо! Старая мебель, дряхлая и безликая, хочет меня, завет стать такой же – ненавижу её! Убегу, откройте окно, убегу. Нет, не получиться, там ты сидишь, любимый. Не смотри на меня так, я не виновата, что связала тебя слишком туго, что ты не смог развязать узлы, не виновата, что, когда закрыла тебе рот и нос ты не смог дышать. Виновна я лишь в том, что полила тебя кипятком, моей пламенной души. А в том, что столкнула тебя вниз, нет моей вины. Будешь чай? Молчишь, ну молчи, заклеенный рот не повод для тишины. Кстати, почему тебе там заклеили рот? Так хочется коснуться шелка под кожей и кожи под шелком, но ты сегодня какой-то неосязаемый. Твои золотые пряди, струящиеся и игриво спадающие с плечь, твоя женская, но по-мужски красивая шея и голова – похоже, ты забрал всю мою красоту, вытянул и высосал вмиг. Мне не жалко, ведь это не я сейчас сижу на окне. Будь готов, скоро взойдет солнце, и я буду вынуждена на несколько минут, выйти в жизнь. Надеюсь, к моему возвращению ты не исчезнешь. Стекло выкатилось из озера души, запомни это – это тебе. Съела бы твою руку, вот только не знаю какую из них. Много боли причинил ты мне, когда я тебя искала, свесив ноги с кровати. А помнишь, я нарисовала дом и радугу, и стол,
а на стол положила рыбу, так я тебя нарисовала, потом я вспорола эту рыбу, выпотрошила, но не совсем хорошо, я плохо это умею делать. Главное ведь, чтоб салфетки были разложены правильно: молчание, прискорбие, радость духа, смысл, мудрость и опять прискорбие. Ты ещё тогда кричал, что каменных салфеток не бывает, и, пока мы дрались глазами, рыба плюхнулась в небо и уплыла – надо было отрубить ей голову. Видел, у меня есть телевизор, но я его больше не включаю – однажды смотрела в него, но не увидела ничего кроме непристойных изгибов проводов и грубой пошлости винтов с гайками. Все это было затянуто седой волокнистой пылью – отвратительно и гадко – год не ела. Твой синий мрамор губ и глаз, сливается с кафелем, тебе не жарко от моей любви? Т-с-с, слышишь, фальшь в моём голосе? Да, я не умею любить, окаменевшее и холодное, мое сердце не бьется уже давно, только стонет и болит, и кричит сквозь стены – ты меня раскусил. Но это ты сделал меня такой, в ту ночь, когда не пришел. И наказан, теперь со всех ног. Теперь твое место в окнах, затянутых красной пленкой. Как бы я хотела одеть тебя в праздничные синие одежды, хотела пропустить ток сквозь твое тело, ударом топора вернуть тебя жизни. Но ты уйдешь, не проронив ни слова, а я все буду кричать, держа в ладонях свои раны. Я знаю, так оно и будет.
Нежный и мягкий, красный и скрипучий мой стул. Белые и узкие мои рамки. Печальный и холодный – ты…
Время идет, а я все смотрю вдаль. Сколько это будет продолжаться? Но не бойся скоро я уйду, я чувствую рассвет. Теряю власть и силы…
Пожаловаться
Комментариев (1)
Boron2    21.05.2008, 23:09
Оценка:  0
Boron2
читай, пиши
Реклама
Реклама