Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

История о двух Ангелах

23 мая´08 17:37 Просмотров: 309 Комментариев: 0
I
Визг тормозов. Крик. Темнота.
Очнувшись, девушка не стала открывать глаза. По ее щекам текли слезы. Она ощущала тепло. Мягкий голос сказал: «Открой глаза. Не бойся». Крепко зажмурившись для начала, Олеся распахнула глаза.
Пейзаж был удивителен. Облака и небо. Олеся сама лежала на облаке; оно было бескрайне. И все переливалось пастельными красками: от нежно голубого до нежно золотистого.
Неподалеку сидел мужчина. Возраста его невозможно было определить. Вот он улыбнулся и, показалось, что сидит юноша; вот он нахмурился, задумался и перед ней глубокий старец. «Подойди сюда. Тебе нечего бояться», - тихо и все так же мягко проговорил он. Олеся поднялась и осмелилась спросить: «Кто вы… ты?» Мужчина подумал с минуту и сказал: «Кто я – долго объяснять и сложно. А вот для чего я? Вот на этот вопрос я тебе отвечу. Я помогаю людям определиться после смерти. Ты можешь уйти на покой, отдыхать и существовать в свое удовольствие. Можешь стать белым ангелом, ангелом жизни, и помогать людям, оберегать их. Можешь – черным, ангелом смерти, забирать души из мертвых тел. Подумай над этим. Я вернусь завтра». Мужчина внезапно исчез. Будто его и не было.
Олеся потерла глаза руками и пошла. Пройдя немного. Она увидела какой-то серый живой шарик, запутавшийся в облаке. Олеся подбежала и достала это непонятное существо. Шарик завис в воздухе, у него появились ушки, хвост с кисточкой на конце и две лапки. Оно побелело, у него появилась мордашка. Существо подлетело к Олесе и потерлось о ее руку. «Малышка, лапочка…» - Олеся ласково дотронулась до существа, - «Пойдешь со мной? Пойдем». Олеся пошла, а существо полетело за ней.
Темнело. Облако золотилось и, в конце концов, приобрело фиолетово-черный цвет.
На следующий день вернулся тот самый мужчина. Олеся в это время развлекалась с Солей, так она назвала непонятное существо, которое меняло цвет по настроению, как в следствие узнала Олеся. Она отрывала от облака маленькие кусочки, которые взлетали вверх, а Солей, подлетая к ним, разбивала их хвостом.
«Я смотрю, ты нашла себе небесного спутника. Редкое существо в наше время. Поздравляю. Теперь ты никогда не останешься одна. Не с каждым спутник пойдет. Ты добрая девушка. Но ближе к делу. Ты выбрала?» - спросил он, присаживаясь рядом. «Да, я хочу быть темным ангелом», - сказала Олеся. «Сейчас ты отправишься в небесный замок темных ангелов. Тебя встретит твой наставник. С ним ты пробудешь около месяца. Он всему тебя научит. Повысив свой опыт, ты сама сможешь стать наставником. Дальше ты продолжишь свой путь одна. Помни: у ангелов есть устав, который нельзя нарушать под страхом изгнания и заточения в Ад. Мы еще увидимся. Я не прощаюсь, я говорю «До свидания», - мужчина улыбнулся юношеской озорной улыбкой и махнул рукой.


II
Все вокруг завертелось. Мгновение и Олеся перед огромным серым зданием. К ней подошел ангел. Лет 40, с седым хвостом длинных волос, с черными крыльями, тоже тронутыми серебряными нитями седины. Одет он был в черную водолазку и джинсы. И был, как ни странно, босиком. Посмотрев на Олесю, он усмехнулся и сказал: «Еще совсем ребенок… Малышка… Меня Грегори зовут. Просто Грэг. А тебя как?» Олеся, все еще удивленная, назвала себя. Зеленая от подозрения Солей спряталась за Олесей. «Сколько тебе лет?» - продолжил спрашивать Грегори. «22», - ответила Олеся. «Ух… малышка… Тебе б еще жить и жить. Ну ладно, больше мне ничего не надо знать. Да и тебе обо мне тоже. Пойдем. Тебе выдадут крылья. А потом я покажу твою комнату, ты переоденешься, и я буду учить тебя летать».

III
Они прошли в большую залу. Ангел с серебристыми крыльями выдал ей жетон на цепочке. «Оденьте!» - сказал серебристый. Олеся надела жетон, и за спиной у нее появились черные крылья. «А как же мне теперь переодеться?» - поинтересовалась Олеся у Грэга. «Просто. Как раньше переодевалась, так и переодевайся. Крылья не будут мешать», - ответил он. «А если я сниму жетон, они пропадут?» - продолжала спрашивать Олеся. «Нет, крылья даны тебе раз и навсегда», - поставил точку в разговоре Грегори.
Грегори проводил ее в комнату. Обстановку ее была скудноватой. Олеся подошла к шкафу и вытащила из него голубой свитер и голубые брюки, внизу стояли белые кроссовки. Переодевшись, Олеся вышла к поджидавшему ее Грегори.
Грегори поманил ее за собой. Они вышли из замка. Он повел ее в лес с золотыми деревьями. Придя на место, он сказал: «Закрой глаза. Опусти руки. Взмахни крыльями». Олеся проделала и это и почувствовала, как земля остается внизу. Она не стала открывать глаза; крылья трепетали, удерживая в воздухе. Олеся ощутила, как на плечо ей ложиться сильная мужская рука. «Спокойно. Открой глаза. Только не пугайся. Дай мне руку», - его голос окутал ее со всех сторон. Олеся медленно открыла глаза, Грэг взял ее за руку. «Взмахивай крыльями. Не торопись. Привыкай к крыльям», - получила Олеся четкие указания. Грэг отпустил ее руку. Олеся взмахнула еще пару раз крыльями для пробы и полетела. Вдруг рядом появилась Солей. Она была розового цвета, довольная, что нашла хозяйку, да еще и в полете. Тут же к ней подлетел Грэг: «Что это за бесполезный комок шерсти?» Солей почернела от возмущения. «Это не комок шерсти. Это небесный спутник!» - вступилась Олеся за пожелтевшую от удовольствия любимицу. «Хм.… Ну ладно, если не будет мешаться под ногами, то можешь оставить ее себе. Кстати, у нас вызов. Возьми меня за руку и не отставай!» - сказал Грэг, указывая на мерцающий жетон.


IV
Когда они прибыли на место, то увидели толпу людей. Грэг покрепче взял Олесю за руку и повел сквозь толпу. Люди неосознанно отступали, освобождая им путь. На асфальте лежал мужчина, его полупрозрачная сущность стояла рядом и с удивлением смотрела на распростертое тело. До Олеси дошли мысленные указания Грегори: «Нельзя отдавать предпочтение душам, любить их. Никогда нее давай им надежду на возврат. Ты им сострадаешь, но не жалеешь. Ты все равно заберешь их с собой». Грэг подошел к душе мужчины и сказал: «Нам пора. Тебе пора!» «Я знаю, знаю, что ты спешил к своей невесте, вы еще встретитесь, но не сегодня», - предугадав слова души, сказала, Олеся. Она чувствовала, слышала мысли души, она понимала ее. Они с Грегори взяли душу за руки и взлетели. Местом их остановки были огромные врата. После того как успокоенная душа отправилась в свой новый дом, Олеся спросила Грэга: «Грэг, а почему я… меня спрашивали, куда бы я хотела отправиться после смерти, а его сразу определили сюда?» «Ну… Насколько я знаю, с некоторыми душами все заранее решено, а некоторые колеблются в выборе», - слегка подумав, ответил Грегори.


V
Вот уже около полумесяца они летали вместе за душами. Олеся все больше и больше привязывалась к своему наставнику. Иногда, когда их взгляды встречались, меж ними скользила искра. Скользила и оставляла след.
Однажды Олеся летала в небе, планировала и исполняла пируэты, набираясь опыта. Совершая очередной разгон, она закрыла глаза и не заметила, что ветер слегка сместил ее от заданного курса. Она неслась прямо на скалу. Это заметил Грегори. Он взмыл в воздух и остановился у нее на пути. Олеся со всей силы врезалась в него. От неожиданности она стала падать вниз. Грэг ухватил покрепче ее за талию и осторожно спустил на облако. От испуга Олеся дрожала всем телом, прижимаясь к нему. Минут через 5 она отстранилась от него и, подняв голову, посмотрела ему в глаза. Грэг нежно провел пальцем по ее дрожащим губам, не отрывая взгляда от ее горящих глаз. «Леська… Что ж ты со мной натворила?» - сказал он чужим голосом и страстно поцеловал в губы. «Моя… моя милая… моя ласковая…» - шептал он, укладывая ее в опавшую золотую листву небесных деревьев.
Уже утром Олеся поняла, что они нарушили главную заповедь устава – между ними уже не служебные отношения. Но она посмотрела на Грэга и поняла, что ей совершенно наплевать на устав, что она любит его больше жизни и готова отдать вечность за минуту, проведенную с ним.
Проснулся Грэг, потянулся, посмотрел на Олесю, отвел глаза, сказал: «Прости!» и улетел. Олеся всхлипнула, упала на колени и, зарывшись лицом в ту же опавшую листву, зарыдала.


VI
Когда Олеся вернулась в свою комнату, ее уже ждало извещение о том, что ей надо явиться к серебристому ангелу. Переодевшись в черное платье, она приготовилась к худшему. Олеся думала, что ее лишат крыльев, отправят в изгнание или заточат в тюрьму. Но этого не произошло. Официальным тоном Серебристый сказал: «Ваш наставник сказал, что вы прошли подготовку и вполне сможете теперь справляться самостоятельно. Вот ваш значок». «Вот я и стала самостоятельной…» - подумала Олеся.
Замерцал медальон. В голове галопом проскакали различные мысли. Олеся вздохнула и полетела.
Ночь. Темная подворотня. Девушка спешит домой. По лицу стекают непрошенные слезы. Угораздило же ее поругаться сейчас с подругой в пух и прах, а до этого рассориться с парнем. Неудачный день. Ей даже не страшно одной в темноте. Мысли заняты другим. Перед ней возник мужчина и пошел на нее. Девушка стала медленно отступать. Она пятилась, пока не уперлась спиной в стену дома. Мужчина достал нож и легко вонзил его в тело девушки. Девушка не вскрикнула, она даже ничего не почувствовала; Олеся обняла ее, забирая боль. Девушка вздохнула, закрыла глаза и осела на землю. Мужчина все еще рассеяно смотрел на мертвое тело у его ног, а девушка уже навсегда уходила с Олесей.


VII
Олеся долго привыкала к одиночеству. Хорошо, что рядом была верная Солей, которая скрашивала минуты бездействия. Олеся была рада, что свободного времени почти нет. Медальон мерцал и мерцал, отрывая Олесю от грустных размышлений. Она уже даже не запоминала вызовы. Не запоминались и души. Только два случая врезались, помимо первого самостоятельного вызова, врезались ей в память:
1.Он сидел в комнате на кровати и хмуро рассматривал ее туалетный столик. Он так любил смотреть, как она красится. Лежать на кровати и видеть ее отражение. Она тоже всегда видела его отражение и говорила с ним, не оборачиваясь. Он любил причесывать ее волосы, смотря, как на них играет свет. Он любил смотреть, как она готовит. В фартуке, среди кастрюль и скворчащих сковородок она была такой домашней и уютной. А она любила смотреть, как он ест. Она обычно сидела на стуле напротив, поджав ноги и положив голову на руки. Они любили закат. Любили гулять по парку, взявшись за руки. Они любили…
Он любил ее, она была всем для него. Но она угасала, как свеча. Врачи разводили руками и ничего не могли сделать. Она любила его, но она уходила, тихо-тихо, никого не тревожа. Однажды она просто не проснулась. А он не стал ее будить. Он просто плакал, смотря на эти губы, на эти глаза с пушистыми ресницами, на эти четко очерченные скулы, которые любил больше жизни. Он не хотел верить, что она больше не вернется, но знал, что она не вернется. Он плакал, а она в это время уже уходила с Олесей, оборачиваясь и вздыхая.
2. Маленькая девочка лежала в кроватке. Сухие губы тихо и несвязно что-то бормотали. Она была в бреду. Влажные от пота волосы прилипли ко лбу. Ее мать поправила волосы и шепотом сказала мужу: «Она вся горит!» Тот только вздохнул. Он и его жена сильно постарели за неделю болезни их маленькой дочки. У девочки не спадала высокая температура. Врачи приезжали и уезжали, выписывая все новые рецепты, но ничего не помогало. Олеся уже давно стояла рядом. Она видела, как душа малышки борется за жизнь. Но тут все было решено. В таких случаях нет вариантов. Наконец девочка уснула вечным спокойным сном. Она уходила из этой жизни у Олеси на руках. Девочка тихо спросила: «А как же мама с папой?» «Они скоро придут, лет через 30-40, для тебя теперь это ничто, у тебя впереди вечность», - ответила Олеся.
Именно об этом думала Олеся, идя по ночному городу. Вокруг сновали парочки, целовались. Слышались смешки, витало счастье. «Так ведь сегодня 14 февраля…» - подумала Олеся, и это решило все ее раздумья.



VIII
Олеся недолго бродила по лабиринтам замка. Она не помнила точно, в каком крыле расположена комната. Грегори водил ее сюда всего один раз, но ей хватило и этого, чтобы интуитивно нащупать путь. А вот и она… та самая дубовая дверь. Олеся на минуту остановилась перед ней, прижалась к ней щекой, шумно вдохнула свежий воздух и вошла. Грэг спал, но проснулся, как только Олеся вошла. «С днем всех влюбленных, любимый», - прошептала она и скинула халат. Он хотел ее остановить, но протянутая к ней рука бессильно упала обратно. Грегори вскочил, порывисто обнял ее и сказал: «Я люблю тебя, моя королева. Я умоляю о прощении. Я недостоин тебя и этого подарка…» Олеся прервала его слова поцелуем, о чем он ей, шутя, напомнил утром, когда они лежали в кровати после бессонной ночи вдвоем.
Дверь неожиданно распахнулась, и в комнату ворвался Серебристый: «Позор! Как вы могли!? Лучшие из лучших!!! Оба. Сейчас же. На собрание!»
Олеся и Грегори пришли на собрание. Ангелы тихо перешептывались, а Серебристый хмуро отводил глаза. Тут неожиданно появился мужчина, который первым повстречался Олесе в ее небесной жизни. Он что-то шепнул Серебристому, от чего у того выражение лица приобрело удивленный оттенок. Потом он сказал Олесе: «Я же говорил, что мы еще встретимся! Я был прав. Ну а теперь, милая девушка, я говорю «прощай». Сказав это, мужчина исчез. Серебристый несколько раз кашлянул и вынес приговор: «Олеся изгоняется из царства ангелов без права на возвращение. Так как это она нарушила устав и спровоцировала Грегори на нарушение. Грегори приговаривается к лишению крыльев на 200 лет, за все его заслуги перед царством». Грэг вышел вперед и сказал: «Я ухожу вместе с Олесей». В зале поднялся гул, а Серебристый, тяжело вздохнув, сказал: «Иди, я не в праве тебя удержать, но помни - возврата нет».
Тяжело заскрипели древние ворота замка, выпуская двух изгнанников на поиски своего счастья. Олеся и Грегори уходили вдвоем и были счастливы. Ворота жалобно скрипнули еще раз, и из небольшой щелки вылетела Солей. Она была бордовая от негодования, что ее забыли, и издавала какие-то непонятные звуки. Олеся и Грегори засмеялись и, взявшись за руки и пропустив вперед Солей, ушли.

Она любила закат, а он рассвет.
Он всегда говорил «да» на ее «нет».
Он любил смотреть, как она готовит обед.
Она любила дождь, а он снег.
Она любила кружить среди нег,
А он был реалист и любил смотреть,
Как танцуют твист.
Она обожала птичий свист,
А он терпеть не мог этот писк.
Он был готов воздвигнуть ей обелиск.
Она любила его как свет.
Они любили друг друга уже много лет.
Они ушли вдвоем-
Догорели огнем…




VIIII
Олеся сидела на ветке дерева, покачивая ногой и рассматривая надвигающуюся тучу: «А разве на небе идет дождь?» Грэг, сидевший ниже, ответил: «Да, раз в сто лет. В это время каждому человеку на земле отпускается один его грех». «Куда же нам пойти? Крылья намокнут…» - растерянно спросила Леся, свесившись с ветки. «Здесь недалеко есть пещера заблудших, пойдем?» - спрыгнул с дерева Грегори.
Когда они подошли к пещере, уже накрапывал дождь, и Солей первая влетела, что-то вереща. Грэг развел костер, и они стали подсушивать намокшие крылья.
Леся легла на живот и, смотря на огонь, спросила: «А почему ты тогда улетел?» Грегори пошевелил дрова в костре и ответил: «Когда-то, триста лет назад, я погиб из-за своей любви. Меня убил любовник моей невесты... Попав сюда, я поклялся себе никого не любить; устав способствовал тому, что я держал свою клятву. Но тут появилась ты…»
«Прости, я не хотела принести тебе несчастье…» - сказала Олеся, с болью отворачиваясь. «Что ты! Я люблю тебя, милая! Ты пронесла мне только счастье! А больше мне ничего не нужно», - прошептал Грегори, прижимая к себе Лесю и целуя ее лицо. Солей позеленела и спряталась под сводом пещеры.
Утро встретило изгнанников теплым светом солнца и мокрой травой. «Я подумал и решил, что мы пойдем в усыпальницу душ», - сказал Грегори, беря Олесю за руку. Они взлетели и направились на запад.



IX
Через час они приземлились около белых ворот. Два купидона-стражника посмотрели на прибывших, но ничего не сказали. «Вот она – «Легендарная Усыпальница Душ», - задумчиво сказал Грэг. Олеся взяла в руки Солей и они вошли в ворота.
Мимо проплыла королевская чета Англии в призрачном обличии.
«Пойдем, я хочу тебя с кем-то познакомить», - повел ее за собой Грэг. Под ивой, около пруда, сидели мужчина и женщина. Мужчина курил трубку и что-то выстругивал из деревяшки, а женщина вязала. Грегори остановился неподалеку от них и тихо сказал: «Папа… Мама…» Женщина и мужчина обернулись и бросились обнимать и целовать Грэга. Леся с Солей скромно стояли в стороне. Наконец, отстранившись от прослезившихся родителей, Грэг подошел к Олесе, приобнял ее и сказал: «Пап, мам… Эту девушку я люблю! Ее зовут Олеся.» «Знаем, милый, все знаем. Знаем, что изгнаны вы, знаем, что любите друг друга. Мы рады вас видеть у себя. Рады, что нашелся человек, который, наконец, разбудил в тебе уснувшие чувства и заставил их принять». Женщина обняла и поцеловала Олесю. Мужчина, до сих пор молчавший, сказал Грэгу: «Я горжусь тобой сын!» И обнял его, потом он обнял Олесю и сказал ей тихо: «Спасибо тебе, дочка». Леся почувствовала себя дома. Мир запестрил яркими красками жизни.
Маргарита –, мать Грэга, просто влюбилась в Солей и часами играла с ней. Отец Грэга, Людвиг, что-то вытачивал из деревяшки, попыхивая трубкой и рассказывая истории своей молодости.
В целом души не были разговорчивы, так как каждая из них прожила жизнь, и им было, что обдумать, чтобы в следующей прожитой жизни не совершить тех же самых ошибок. Леся иногда навещала Сократа и Платона, которые не прочь были пофилософствовать с любознательной девушкой.
Олеся и Грегори думали, что обрели свое место в этой вечной жизни. Но все изменилось в один день.



X.
Потянувшись на сочной траве у раскидистого дуба, Олеся поцеловала сонного взъерошенного Грэга и взлетела в небо. Грэг полетел за ней, схватил за руку и закружил.
Вдруг заиграли ангельские фанфары. Все стихло. Грэг и Олеся, все еще обнимаясь, опустились на землю. Перед ними появился Серебристый со свитой. «Я сделал ошибку, что отпустил вас обоих. Ангелы бунтуют. Вас считаю героями, о вас слагают песни и стихи. Я пришел, чтобы убить вас, чтобы ликвидировать революционное настроение», - с пафосом сказал Серебристый. «Я имею право на поединок», - спокойно ответил Грегори. Серебристый кивнул и повернулся к свите.
Ангел подал мечи Серебристому и Грэгу. Оба взмыли в небо, и зазвенели клинки. Неудачный выпад Грегори, и Серебристый ранил его. Грэг отпрянул, но Серебристый рубящим ударом полоснул его по крылу. Грегори стал падать тяжелым кулем. Внизу мелькнула тень – взмыла в воздух Олеся. Она схватила Грегори, унося его от последнего, добивающего, удара Серебристого. На земле она положила умирающего Грэга, утерла слезы и ровным, спокойным голосом произнесла проклятье, внимательно смотря на стоящего напротив Серебристого:
«Проклинаю тебя!
Жизнью воды
И смертью огня.
Проклинаю тебя!
Кровью матери
И сердцем отца.
Проклинаю тебя!
Жизнь покоя тебе не даст –
По заслугам тебе воздаст.
Ты умрешь,
Но покоя ты не найдешь!»
Леся встала над Грегори на колени, коснулась губами его губ, нежно провела рукой по его щеке. Грэг мутно посмотрел на нее и сказал: «Милая… Любимая… Живи за нас двоих… Он не тронет тебя… Просто помни, что я был. Не забывай моих родителей. Люблю тебя…» Он вздохнул последний раз и уснул навсегда.
«Не-е-е-е-ет!!!!!!!!» - закричала Олеся. Она вскочила на ноги: «Я отдаю одну вечность за две человеческие жизни! Я отдаю свою вечность!» Леся закрыла глаза и упала на землю.



XI.
Вечер. Зима. В свете фонаря за окном падает снег, вытанцовывая свой особенный ритм. В круге света, отбрасываемого торшером, в кресле сидит девушка с ноутбуком. Раздается скрежет ключей в двери.
Девушка улыбнулась, сняла очки, поставила ноутбук на стол и с трудом встала, поддерживая себя за поясницу. Вошел мужчина, улыбнулся самой теплой и любящей улыбкой и спросил: «Как вы тут без меня?» И погладил девушку по круглому животику. «Пинаемся и причиняем маме неудобства», - ответила девушка. «Лесь, я тебя очень прошу, береги себя и наше маленькое чудо», - он нежно обнял Олесю. «Грегори, милый, пока со мной Солей, со мной все будет хорошо. Правда ее мало устраивает новый образ», - ответила Олеся Грэгу и погладила вертевшуюся у ног кошку. «Ах, да, сегодня же 14 февраля. У меня есть для тебя подарок. И для тебя Солей тоже», - Грегори взъерошил шерсть кошки и вышел в коридор. Вернулся он с букетом алых роз и двумя коробочками. Открыв одну из них. Он достал оттуда ошейник с сердечком. Во второй лежала цепочка с серебряным ангелом. «Я люблю тебя, мой ангел – хранитель», прошептал Грегори, надевая на Олесю украшение.
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама