Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Дневник +++ (еще не надоел?)

16 июня´08 0:31 Просмотров: 436 Комментариев: 15
«12 октября 1987г…»
Виктор прочел дату и вернулся к прежней записи: «27 декабря 1984г».
- Так. А почему такой разрыв во времени? Более двух с половиной лет. – Он пригляделся и заметил, что несколько страниц аккуратно вырваны. – И что же ты там писала, а, Наташка? Что такого, что даже для себя не оставила? Какие такие признания? О чем? 2,5 года прошли без событий? Нет! Ни в коем случае! Я, например, хотел бы знать, о чем ты думала после того знаменательного пикника в 10 классе, когда ты решила присоединиться к играющим в бутылочку. Я думал, что тебе не хватит смелости. Но – нет, хватило. И я смотрел, как ты целовалась сначала с Петровым, потом – с Фахретдиновым. Тебе эти поцелуи явно не нравились, но ты снова садилась в круг. И я тогда разозлился, и решил тебя наказать. Была моя очередь крутить, и именно на тебя указала бутылочка. Ты вспыхнула тогда, покраснела, но встала, намереваясь отойти в сторонку, где обычно и обменивались поцелуями выпавшие парочки. Но я не позволил тебе этого. Прижав к себе, я стал целовать тебя тут же, в кругу – у всех на глазах. И в моем поцелуе не было ни слюнявой неумелости, ни такой же слюнявой нежности. Я был груб и жесток, запуская язык чуть ли не в глотку. А потом, к грубости добавил еще и унижение – стал лапать тебя, убеждаясь, что ты уже не тот худенький подросток – то ли мальчик, то ли девочка - как когда-то. Ты тогда вырвалась, съездила мне по физиономии и убежала, а я довольно ухмылялся, зная, что к кругу ты больше не вернешься. И, чтобы уж наверняка, проорал вдогонку с издевкой: «Умри, но не дай поцелуя без любви!» Разве тебя мама этому не учила, а, Поддубная?!» Вокруг гаденько подхихикивали одноклассники, а я все больше убеждался – тебе здесь было не место. Только не в этом кругу! Они все были… А ты для меня все еще оставалась «не такой». Ты все еще была «не такая», не смотря на округлившуюся попку и маленькую, но очень аппетитную грудь. И, будучи «не такой» для меня, ты тем более была «не такой» для всех остальных.
Ты не разговаривала со мной вплоть до конца учебы. На выпускном отказалась со мной танцевать. Но здесь – в своем дневнике – что ты писала о случившемся? Что об этом думала? Кем меня считала после того злосчастного поцелуя «собаки на сене»? Страницы вырваны, и, судя по всему, вырваны давно. И я не узнаю – возненавидела ли ты меня.
Виктор хотел снова отложить дневник на неопределенное время, но пересилил себя и вернулся к записи, сделанной 12 октября 1987г. –
«Я наконец-то знаю, куда ты пропал. Тебя забрали в армию. Ты не захотел идти учиться. А армия – что она тебе даст? Ты ведь когда-то хотел стать … Впрочем, к чему это теперь. Тебя уже забрали. Боже! Я – комсомолка, и не должна даже мысленно обращаться к тебе, думать о тебе, верить в тебя, но… Боже, если ты есть! – пусть там ним все будет хорошо! Пусть он спокойно отслужит где-нибудь… Только не в Афганистане, Господи! Только не там!»
Виктор снова прикрыл дневник и мрачно усмехнулся. «Вот и еще одно доказательство, что Бога нет. Нет его! Нет, понимаешь, Наташка?! Потому что, я таки попал именно в Афган. И кому какое дело, что я был единственным ребенком в семье. И кому какое дело, что Димка тоже был единственным, да еще и учился в ВУЗе? Ну, поссорился он с ректором – и хорошо поссорился – смертельно, непримиримо. А тот возьми, и отчислил его, да еще военкому тут же позвонил, что такой-то больше не студент и очень хочет отечеству послужить, да и не просто послужить, а на благо интернациональной дружбы народов – и Димка оказался в армии, а после – и в Афгане на пол года раньше меня. К тому времени, как я прибыл, Димка был уже «стреляным воробьем», поэтому, тут же взял меня под свое крыло. Мы сдружились с ним еще сильней. Даже, если бы у меня был брат, он не мог бы быть мне ближе, чем Димка. Димка!»
Виктор снова вскочил, и, направился, было к холодильнику - за бутылкой водки, но, уже открыв его, и, взглянув на бутылку, с силой захлопнул дверцу – сейчас было не время пить. Не время вспоминать. Он принял душ, и, зная, что вряд ли сможет уснуть, принял снотворное. Таблетки помогли, уснул он быстро, чтобы через несколько часов проснуться от очередного кошмара. Реалистичного кошмара с шумом, свистом, криками, с запахом гари, пота, крови, выжженой земли. Боль, страх, кровь – они были повсюду – снаружи и внутри. А еще – повсюду были удивленные мертвые глаза Димки. Димки, укрывшего его собой, чтобы защитить от рвущихся повсюду мин. Димки, погибшего в свой последний день в Афгане, всего за неделю до дембеля. Погибшего, что бы он – Виктор – остался жить.
Виктор знал, что больше не уснет. Когда он напивался, кошмары его не мучили, но сейчас пить было нельзя – ему предстояло сложное дело, он должен был полностью сосредоточиться на нем.



Пожаловаться
Комментариев (12)
Отсортировать по дате Вниз
S@VA    20.06.2008, 16:55
Оценка:  0
S@VA
уууу ты какая!!!! :62:
S@VA    20.06.2008, 06:56
Оценка:  0
S@VA
так царапающе ты написала о войне :1: :4:
Avilan    20.06.2008, 06:56
Оценка:  0
Avilan
А я когда писала, влезла в шкуру Витька...;)
Ая2008    17.06.2008, 19:58
Оценка:  0
Ая2008
Привет! В школе я много читала о войне, а теперь совсем не хочется. Но твой "Дневник" читаю с интересом, ты так легко пишешь. :4: :4: :4:
Avilan    17.06.2008, 19:58
Оценка:  0
Avilan
я тоже в школе очень много читала о войне. Только - об отечественной. Наплакалась вволю...
Чеширский_Змей    17.06.2008, 18:23
Оценка:  0
Чеширский_Змей
что-то мрачно хм или я просто так это вижу (устал)
Avilan    17.06.2008, 18:23
Оценка:  0
Avilan
война. она всегда мрачна...
Солнце, ты отдохни, а потом - милости прошу с отчетом...
y-file    17.06.2008, 10:09
Оценка:  0
y-file
Реалистично и сильно написано.
Avilan    17.06.2008, 10:09
Оценка:  0
Avilan
Я ожидала на этот отрывок именно твоей реакции.
Сань, это ведь хорошо, что тебе не снятся подобные сны, правда?
Реклама
Реклама