Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

***

Отредактирована 2 января´10 19:21 Просмотров: 619 Комментариев: 6
Спасибо друзьям, организовавшим для меня фейерверк на день рождения. Особое спасибо, что учли мою скромность, и информация о том, что это для меня, не просочилась в СМИ. Порадовали пол города)

***
На выходных был коварно пленён. Двумя книгами. Потрясли обе и,пожалуй, слишком. После второй сегодня плохо спал, в сны приходили переживания героя книги, и это было тяжко. Расскажу о ней, возможно, в другой раз. А первая.... Из школьной программы, но отнюдь не для чтения школьника:
"Герой нашего времени" Лермонтова. Книга слишком сильна, чтоб описывать свои мысли и впечатления. Я к тому не готов. Приведу несколько отрывков, особо понравившихся, хотя, боюсь, нужно быть отчасти Печориными, чтобы понять что в них я нашел) Тем не менее, я отобрал свои закладки, так или иначе, давшие мне некоторые ассоциации то ли с БМ в целом, то ли с конкретными личностями:

*
"Наша публика так еще молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце ее не находит нравоучения. Она не угадывает шутки, не чувствует иронии; она просто дурно воспитана. Она еще не знает, что в порядочном обществе и в порядочной книге явная брань не может иметь места; что современная образованность изобрела орудие более острое, почти невидимое и тем не менее смертельное, которое, под одеждою лести, наносит неотразимый и верный удар. Наша публика похожа на провинциала, который, подслушав разговор двух дипломатов, принадлежащих к враждебным дворам, остался бы уверен, что каждый из них обманывает свое правительство в пользу взаимной нежнейшей дружбы."(c) /из предисловия/

*
"– Mon cher, je hais les hommes pour ne pas les mepriser car autrement la vie serait une farce trop degoutante [[- Милый мой, я ненавижу людей, чтобы их не презирать, потому что иначе жизнь была бы слишком отвратительным фарсом (франц.).]]".(с)

*
"Мы друг друга скоро поняли и сделались приятелями, потому что я к дружбе неспособен: из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается; рабом я быть не могу, а повелевать в этом случае – труд утомительный, потому что надо вместе с этим и обманывать; да притом у меня есть лакеи и деньги! Вот как мы сделались приятелями: я встретил Вернера в С… среди многочисленного и шумного круга молодежи; разговор принял под конец вечера философско-метафизическое направление; толковали об убеждениях: каждый был убежден в разных разностях.

– Что до меня касается, то я убежден только в одном… – сказал доктор.

– В чем это? – спросил я, желая узнать мнение человека, который до сих пор молчал.

– В том, – отвечал он, – что рано или поздно в одно прекрасное утро я умру.

– Я богаче вас, – сказал я, – у меня, кроме этого, есть еще убеждение – именно то, что я в один прегадкий вечер имел несчастие родиться.

Все нашли, что мы говорим вздор, а, право, из них никто ничего умнее этого не сказал. С этой минуты мы отличили в толпе друг друга. Мы часто сходились вместе и толковали вдвоем об отвлеченных предметах очень серьезно, пока не замечали оба, что мы взаимно друг друга морочим. Тогда, посмотрев значительно друг другу в глаза, как делали римские авгуры [[ Римские авгуры – жрецы-гадатели. Марк Туллий Цицерон, писатель, оратор и политический деятель Древнего Рима, в книге «О гадании» рассказывает, что при встрече друг с другом авгуры едва удерживались от смеха.]], по словам Цицерона, мы начинали хохотать и, нахохотавшись, расходились довольные своим вечером.
<...>
– Заметьте, любезный доктор, – сказал я, – что без дураков было бы на свете очень скучно!.. Посмотрите, вот нас двое умных людей; мы знаем заране, что обо всем можно спорить до бесконечности, и потому не спорим; мы знаем почти все сокровенные мысли друг друга; одно слово – для нас целая история; видим зерно каждого нашего чувства сквозь тройную оболочку. Печальное нам смешно, смешное грустно, а вообще, по правде, мы ко всему довольно равнодушны, кроме самих себя. Итак, размена чувств и мыслей между нами не может быть: мы знаем один о другом все, что хотим знать, и знать больше не хотим. Остается одно средство: рассказывать новости. Скажите же мне какую-нибудь новость."
(c)

*
"– Вы опасный человек! – сказала она мне, – я бы лучше желала попасться в лесу под нож убийцы, чем вам на язычок… Я вас прошу не шутя: когда вам вздумается обо мне говорить дурно, возьмите лучше нож и зарежьте меня, – я думаю, это вам не будет очень трудно.

– Разве я похож на убийцу?..

– Вы хуже…

Я задумался на минуту и потом сказал, приняв глубоко тронутый вид:

– Да, такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали – и они родились. Я был скромен – меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, – другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, – меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, – меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду – мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние – не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, – тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины; но вы теперь во мне разбудили воспоминание о ней, и я вам прочел ее эпитафию. Многим все вообще эпитафии кажутся смешными, но мне нет, особенно когда вспомню о том, что под ними покоится. Впрочем, я не прошу вас разделять мое мнение: если моя выходка вам кажется смешна – пожалуйста, смейтесь: предупреждаю вас, что это меня не огорчит нимало."(c)
Теги: цитаты
Пожаловаться
Комментариев (6)
Отсортировать по дате Вниз
Лимона    03.07.2008, 12:03
Оценка:  0
Лимона
хохо! именно этот отрывок я читала в серии "мастера психологии" буквально на днях, но поленилась постить)
____
Я не послушалась дядечку Сержа, и так как инет отключен по поводу неуплаты, качать книжку не стала. Зато села до утра читать Санаева "Похороните меня под плинтусом". Этот отрывок сейчас навеял мне прочитанное так, что передать словами сложно, вообще, сильнейший этот Санаев, хоть и читать его страшно. Потряс меня до глубины души.
_______

Напишешь про Камю, когда читнешь? очень жду впечатлений.
Serg*    03.07.2008, 12:03
Оценка:  0
Serg*
до Камю я дойду не раньше чем через год)) Я ж читаю по списку снизу вверх. К тому же, я читаю не только этот список)) Сейчас, к примеру, вообще отдыхаю на детской книге Булычева, по которой "Гостья из будущего" снималась))))
Санаева не читал, а вот Лермонтова перечитать рекомендую) Именно "Героя нашего времени". Посильнее Достоевского, честное слово. Куда там современным авторам тягаться
kukuruku_fish    23.06.2008, 11:57
Оценка:  0
kukuruku_fish
НУ что ж - феерверков я не видела, но вот мыльные пузыри летали по Гданьску - теперь я знаю почему :01:. Желаю всегда быть главным героем своего романа. Желаю желать всё время и всего. Желаю всегда радоваться тому, что приходит в жизнь и с улыбкой провожать то, что уходит. Желаю: любви - взаимной, здоровья - крепкого, денег - постоянных, счастья - каждодневного :4:
Serg*    23.06.2008, 11:57
Оценка:  0
Serg*
спасибо) приятно
Тропик_Обера  (аноним)  23.06.2008, 11:37
Оценка:  0
Мы с одним из БМовцев даже чёкнулись за твоё здоровье в пятницу. Ну а настоящем поводе для феерверков, разумеется, догадались))
Скромны же Вы, батенька! Ох уж скромны!!!
Serg*    23.06.2008, 11:37
Оценка:  0
Serg*
А вы, оказывается, мало того что чокнутые, так ещё и догадливые)))
Реклама