Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

МАЛЫШ И КАРЛСОН

9 июля´08 22:29 Просмотров: 793 Комментариев: 0


МЛАДШИЕ БРАТЬЯ ВСЕГДА ЗАВИДУЮТ СТАРШИМ. ВЕДЬ У БРАТА ВСЕ ПОЯВЛЯЕТСЯ РАНЬШЕ И ЛУЧШЕ: ИГРА, ПЛЕЕР, МОБИЛКА, КОМПЬЮТЕР, ВЕЛОСИПЕД, МОТОЦИКЛ, МАШИНА, ДЕВУШКА-И ТАК ВСЮ ЖИЗНЬ. ЭТО ЗАКОН. А ЧТО ИЗ ВСЕГО ЭТОГО МОЖЕТ ПОЛУЧИТЬСЯ, РАССКАЗАЛ, КАК ВСЕГДА, ДМИТРИЙ СОКОЛОВ

Один самый обыкновенный мальчик из Стокгольма, который был самым младшим в своей семье и которого окружающие поэтому так и звали - Малыш, как-то разговаривал со своей мамой и волновался, а не придется ли ему... «Ну, мама, я же донашиваю за своим братом его рубашки и брюки, и вот его пижаму, и велосипед; а когда он вырастет и женится, вдруг он умрет, и тогда мне нужно будет жениться на его жене?» Мама успокоила его, сказав, что от жены старшего брата она его избавит (интересно, какие у нее были фантазии на этот счет? Удавка? Яд?) Не знал Малыш, что у древних (и не очень) евреев все именно так и обстояло: если брат погибал, то другой брал себе (скорее, «на себя») его жену.

Ну, не знал и не знал. Он тогда много чего

Прошло где-то семнадцать лет. Старший брат Малыша Бесси работал полуважным начальником в полиции, а сам Малыш учился на четвертом курсе медицинского факультета. У Бесси уже была жена, он уже развелся с ней и теперь с удовольствием ухаживал за актрисами музыкального театра. Романы его были короткие и красивые и Малышу напоминали бутылки с вином или шампанским, которые также в изобилии водились у брата. В смысле, пока Малыш рассматривал наклейки на бутылках, они ему нравились гораздо больше, чем когда ему наливали содержимое. Он эти вина друг от дружки почти не отличал. Но нельзя не отметить, что ему все это нравилось: и вина, и актрисы, и полусветская болтовня; и он любил бывать у Бесси, хотя из-за учебы получалось не часто.

Наша история начинается с того, что в очередной раз за братским столом восседала Эмилия Карлсон -местная не то чтобы звезда, но около того. Молодая, разведенная, талантливая и жутко обаятельная. Она пела смешные куплеты, и Малыш застенчиво смеялся. Эмилия встречалась с братом так часто, что фактически переехала к нему. Еще пару раз Малыш видел ее на вечеринках, а потом, заскочив к брату за какими-то мамиными вещами, застал жуткую ссору: Эмилия рыдала, брат стоял у окна и ковырял пальцем штукатурку. Малыш извинился и выскочил.

Еще через месяц он узнал от своей сестры Бетан, что Карлсон забеременела и тут же рассталась с Бесси. Это было не совсем понятно, тем более что оказалось, что она мечтала родить ребенка. У нее всю жизнь не получалось, а теперь вот получилось, но с «этой сволочью» она жить не хочет. Вроде он ей не дает спокойно носить, а у нее угроза выкидыша, так что она хочет рожать сама. «Куда же она ушла?» - подумал Малыш. И отправился к брату. Тот попросил его помочь перевезти мебель на квартиру, которую он снял для Эммы. Малышу только того и надо было.

Они привезли мебель, долго затаскивали пузатый шкаф. Эмма была опять весела и обаятельна - ну, не с Бесси, в сторону которого она вообще не смотрела (так, кто-то заносит в квартиру мебель), а... ну, получается, с самим Малышом. Она даже пригласила его на свой спектакль, последний в сезоне. Малыш с удовольствием сходил, принес ей цветы, с трепетом отнес их за кулисы, был восхищен спектаклем, поцеловал Эмме руку... Еще пару раз за следующий месяц он был у нее в гостях: на ее дне рождения и еще каком-то празднике. А потом почти забыл все это за суровыми выпускными экзаменами, сразу после которых отправился на практику.

В конце лета Эмма родила.

Бесси ездил к ней в роддом, заполнил все бумаги как отец ребенка, но Эмма была непреклонна. Ребенок получил фамилию Карлсон, и они продолжили теперь уже вдвоем жить в той квартире под самой крышей, куда Малыш затаскивал шкаф. По-прежнему оплачивал квартиру Бесси, который, наверное, так часто смотрел на младенца, как привозил оплаченные счета и полную машину продуктов и памперсов.

Никто из участников этой истории не смог бы вспомнить, по какому поводу Малыш попал туда осенью. Повод наверняка был - не мог же он просто так заявиться в почти незнакомый дом. Эмма сидела одна, ребенок спал, и они целый вечер болтали о всякой всячине (бьюсь об заклад, темы тех разговоров тоже никто не смог бы вспомнить). Потом Малыш заглянул еще, потом еще. На третий раз он остался ночевать, и ночью они с Эммой переспали. Когда утром она стала спрашивать его, как же так, он ответил ей: «Спокойствие, только спокойствие!»

Малыш и правда был на удивление спокоен. Общежитие у него закончилось, жить с родителями ему не нравилось, и через пару недель он стал бывать «под крышей» так часто, что фактически туда переселился. Им с Эммой было хорошо. К тому же, как стало ясно через месяц, Эмма страстно хотела' вернуться в театр, на репетиции и спектакли. А кому сидеть с ребенком? Малыш отважно взял это на себя. Тем более он так удачно устроился с интернатурой, что вторая половина дня у него почти всегда была свободна. Он почти не зарабатывал, но ведь и жил на всем готовом. Малыш брал машину брата и отправлялся на рынок за его же деньги. Бесси таким образом стало легче и с дурацкими закупками (он всегда покупал не то), и со свиданиями с Эммой, которые были ему обычно очень неприятны.

А какой чудесный был маленький Карлсон! Он выезжал на прогулку важно, как маленький лорд, и Малыш проходил по парку мимо молоденьких мамаш, которые смотрели на него с восхищением, мимо кленов, которые быстро облетели в том году, и бережно баюкал дитя. Свое - не свое - его тогда это не очень волновало. Свое!

Малыш вообще тогда стал быстро взрослеть и умнеть. За осень и зиму он разобрался со своей профессией и неожиданно для всех весной получил очень лестное приглашение в аспирантуру из Швейцарии. От такого не отказываются - это все понимали. Он очень звал Эмму с собой, и она вроде бы даже задумалась и стала болтать, что театр давно ей в тягость, но... в общем, в июне Малыш туда поехал один. Эмма с малышом должны были приехать к осени, да только никто никуда так и не поехал. Вот это была, пожалуй, самая грустная страничка этой истории для Малыша. Когда осенью он примчался в Стокгольм, Эмилия уже встречалась со своим будущим мужем.

Ворота захлопнулись.

Грустный-прегрустный, Малыш пришел в родительский дом, где вся семья собралась отмечать его приезд. Он чувствовал себя маленьким-маленьким Мама, папа, сестра и брат, сидели за столом, и Малыш тоже сел. «А помните, как Малыш рассказывал нам про своего друга с моторчиком и пропеллером?» -спросила сестра. Все засмеялись, а Малыш вначале чуть не заплакал, как тогда, в детстве, когда ему никто не верил. «Но, Малыш, - сказала мама, заметив это, -мы же все тебя очень любим». Малыш поднял глаза и огляделся. Это было очевидной правдой. Весь вечер, пока Малыш рассказывал о своей жизни в Швейцарии брат подкладывал ему на тарелку Лучшие кусочки, и к ночи изрядно захмелевший Малыш понял, что все нормально, все довольны, он своей семье послужил, и служба его сегодня кончилась.

А Эмилия вышла замуж за хорошего знакомого их мамы (так мама сдержала свое обещание!), прожила с ним много лет, родила еще двух детей, и в следующий рг доктор Свентесон видел своего давнего воспитанника только на его шестнадцатилетие, да и то мельком.
Мне нравится! Понравилось: 2
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама