Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Я — ЗВЕРЕВ! (заключительная чать)

2 марта´05 11:37 Просмотров: 257 Комментариев: 0
Миша хохотал над ней как безумный, пока вагон не дернуло. О нем явно забыли. Станции мелькали, и на каждой он орал, подкарауливая у окошка прохожих: «Я — Зверев! Скажите! Я — Зверев!..»
Через трое суток в Ярославле о нем вспомнили («У нас там был этот... как его... начальник штаба») и сдали в КГБ.
За трое суток он превратился в дикое, волосатое, взъерошенное существо, с выпученными глазами и острым кадыком. Пахло от него так, что вокруг носились взволнованные мухи.
— Ну? — спросили его в КГБ.
— Я — Зверев! — заявил он с видом среднего каторжанина. —
Я — старший помощник начальника штаба! — добавил он не без
гордости и подмигнул. Мигать не хотелось, просто так получилось.
Рожа — самая галерная.
— Документы есть?

— Как - ки - е до - ку - мен - ты? — в который раз задохнулся
Миша. — Я в баню шел! Вот! — ив доказательство он сунул им под
нос веник, которым иногда подметал в вагоне.
— А чем вы еще можете доказать?
— Что?
— Ну то, что вы — Зверев.
Миша осмотрел себя и ничего не нашел. И тут он вспомнил. Вспомнил! Что в Ярославле у него есть дядя! Ы - ы! Родной! Двадцать
лет не виделись!
— Дядя у меня есть! — вскричал он. — Ы - ы! Родной! Двадцать
лет не виделись! Родной дядя! Едри - его - мать!
К дяде поехали уже к ночи.
— Вы такой - то?..
— Я... такой-то...
— Одевайтесь!
И дядя вспомнил то героическое время, когда по ночам выясняли, кто ты такой.
Родного дядю привезли вместе с сандалиями. Когда он "вошел в помещение, к нему из угла, растопырив цепкие руки, метнулось странное существо.
— Дядя! Родной! — верещало оно противно, дышало гнилым
пищеводом и наждачило щеку.
— Какой я тебе дядя?!. Преступник!.. — освобождался дядя,
шлепая существо по рукам.
Дядю успокоили, и под настольной лампой он признал племянника и прослезился.
— Служба у нас такая, — извинились перед ним, — вы знаете,
черт его знает, а вдруг...
— Да! Да!.. — повторял радостный дядя. — Черт его знает! —
и пожимал руки КГБ, племяннику и самому себе. Радующегося не -
прерывно, его увезли домой.
— А вы, товарищ Зверев, если хотите, можете прямо сейчас
идти на вокзал. Здесь недалеко. А мы позвоним.
На вокзал он попал в четыре утра. Серо, сыро, и окошко закрыто. Миша постучал, тетка открыла.
— Я — Зверев! — сунул он свою рожу. — Мне билет нужен.
Вам звонили.
— Давайте деньги.
— Какие деньги? Я же без денег! Ты что, кукла, — он заскреб
щетиной по прилавку, — совсем, что ли, людей не понимаешь?
«Кукла» закрыла форточку.
Нервы, расшатанные вагоном, КГБ и дядей, не выдержали.
— Я — Зверев! — замолотил он в окошко. — Я — от КГБ! Вам
звонили! Я — от КГБ! От! Ка! Ге! Бе! — скандировал он.
Тетка взялась за телефон:
— Здесь хулиганят!
Миша молотил и молотил.
— Я — Зверев! Открой! Эй! •
За его спиной уже минут пять стоял милиционер. Он дождался, когда Миша устал, и вежливо постучал его по плечу. Миша обернулся
— Вы Зверев?
— Да-а... — Миша до того растерялся оттого, что его хоть
кто - то сразу признал, что расплакался и дал себя связать. В машине
он припадал к милицейскому плечу и, слюнявя его, твердил, что он
— Зверев, что он — в баню, что он — в КГБ...
— Знаем, знаем, — говорили ему мудрые милиционеры.
— А я еще старший начальник помощника штаба! — останавливался среди соплей Миша и, отстранившись и вперившись, на
пряженно искал возражений.
— Видим, видим, — отвечали ему милиционеры.
Мудрые милиционеры сдали его немудрым, а те заперли его до понедельника.
Миша замолотил опять.
— Я — Зверев! Сообщите в КГБ! Я — Зверев!
— А почему не в ООН? Пересу де Куэльяру, ему тоже будет
интересно, — говорили немудрые и пожимали плечами.— Ну, так
нельзя! Не дают работать. Накостылять ему, что ли? Чуточку... — и
накостыляли...
В конце концов в понедельник все разобрались во всем! (Едри его мать!) КГБ с милицией проводили его на вокзал, вручили ему билет, посадили в поезд, и он начал обратный путь на свой полустанок...
Когда он слез с поезда, от него шарахнулись даже гуси. Миша пробирался домой огородами. Подойдя ближе, он услышал музыку. В его доме творилось веселье. Миша присел в кустах. Жизнь научила его осторожности.
Вскоре на крыльцо вывалился друг детства Вася. Вывалился, встал с кряком и отправился в кусты, гундося и расстегиваясь по дороге. У кустов он остановился, закачался, схватил себя посередине, и из него тут же забил длинненький фонтанчик.
Когда фонтанчик свое почти отметал, навстречу ему из кустов вдруг поднялось странное создание.
— Чего это здесь?.. А? Вася? — спросило создание голосом
Мишки.
-Вот надо же было так упиться! — сказал Вася. — Привидится
же такое... — и, сунув недоделанный фонтанчик в штаны, повернул
к дому.
— Стой! — одним махом настиг его Миша, и Вася засучил
ножками, утаскиваемый.
Оказалось, что Мишу всем полустанком дней десять искали баграми на озере, а потом решили — хорош! — и справили поминки.
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама