Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Шел дождь (продолжение)

28 июля´09 21:04 Просмотров: 791 Комментариев: 1
На самом же деле, любовь не может приносить нам только радость... Это также и слезы, и боль, и горечь разлуки... Ты не можешь взять больше, чем отдаешь, иначе не сможешь стать по-настоящему счастливым... А любовь есть... Она во всем, что нас окружает. Любовь к родным, к детям, к близким и друзьям. Любовь к солнышку и морю, цветам и снегу. Любовь живет внутри нас... И пока мы готовы её дарить другим, она будет существовать, и становится все сильнее и сильнее! Если бы мне тогда задали вопрос: " для чего ты жила в этом мире, что больше всего тебе нужно?". Я бы без колебаний и размышлений ответила, что нужен только ОН!!! С его именем я просыпалась, вставала, и ложилась в кровать... Я любила всю Землю, потому что ОН существовал на ней!!! Он олицетворял для меня счастье и мир, спокойствие... он просто и был всем этим Миром... Он был для меня ВСЕМ...
Серые унылые дни монотонно тянулись. Я с головой ушла в работу, бралась абсолютно за все, только бы не оставалось ни минутки свободного времени и не было возможности думать о нем, доводила работой себя до изнеможения, и, приходя домой, просто падала в кровать.
Наступила зима. И я, глядя на белый искрящийся снег, думала о том, что время меня излечит, остудит сердце и успокоит. И в самом деле, душевная рана понемногу затягивалась. Боль утихала.

Глава 6

В тот последний вечер круиза все получилось не так, как хотел. У меня опять была вахта, но удалось договориться со вторым помощником, что он меня подменит. Мне очень хотелось вместе с Настей провести последний вечер круиза, и сделать так чтобы она запомнила его на всю жизнь. Но в обязанности штурмана теплохода входит в прощальный вечер, в парадной форме, некоторое время присутствовать за капитанским столиком, вежливо слушать всякую чушь и быть внимательным партнером тех гостей, которых капитан пригласит к себе. Хотя позже, можно по-английски исчезнуть из-за стола.
Как же мне не повезло тогда! Пьяная толстая дамочка, жена одного из совладельцев круизной компании, который с радостью отправил ее в этот рейс и поселил в лучшую каюту теплохода, чтобы хоть немного отдохнуть от стервозного характера супруги, открыто начала ко мне приставать. Хотел сразу же сказать, что мне неприятно ее внимание, но капитан с мольбой посмотрел на меня, и я подчинился его безмолвной просьбе, пригласил леди на танец. Подумал, что официоз скоро закончится, и я смогу обнять свою возлюбленную, свою Настеньку.
Но не тут то было. Эта корова висла на мне, заглядывала в глаза, бормотала какую-то чушь, из которой понимал только каждое четвертое слово. Из ее рта пахло перегаром, в сочетании с дорогими духами, с каким-то приторно слащавым запахом это было невыносимо, меня мутило, и я прикладывал не малые усилия, чтобы не вырвало прямо на площадке, но мои губы, вопреки всему, улыбались, хотя улыбка выходила какой-то тупой! Подумал что нужно, как можно вежливее, пришвартовать ее обратно к капитанскому столику, так же, как швартуют к причалу тяжелый крейсер.
Думал, что мне удастся провести этот маневр, но она упрямо остановилась посередине танцевального зала и громко произнесла:
- Я хочу переспать с тобой, мой седовласый морской волк!
Это было уже чересчур, я взял ее за локоть и повел к выходу из ресторана. Хотел как можно быстрее избавиться от пьяной госпожи, вернуться в зал, но только уже не к капитанскому столу, а туда, где сидела Анастасия. Вдруг женщина пошатнулась, вцепилась в меня, и как большая сломанная ветка стала медленно оседать, потом полностью отключилась и повисла без движения на моих руках. Пришлось взвалить ее, как бревно, на плечо, и нести в ее каюту, я старался, чтобы нас видело как можно меньше пассажиров. Шагал быстро, но вдруг меня что-то насторожило. Сначала не понял, что именно, но вдруг до меня дошло. Она не дышала! Висела на моем плече и не дышала.
Остановился, лихорадочно соображая, что же делать. Резко повернулся и направился бегом на мостик, быстрее, стучало в голове, еще десять шагов вверх по лестнице и заветная цель будет достигнута! Не знаю, откуда взялось столько сил, но на мостик я просто взлетел, распахнул дверь рубки и положил неподвижное тело прямо на стол с картами, и стал лихорадочно вспоминать, как же делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. Да, кажется так: зажать нос, два выдоха, десять толчков на грудь и все повторить опять. Почувствовал, что позади кто-то стоит, крикнул через плечо, не поворачиваясь:
- Быстро фельдшера, она уходит…..
Не знаю, как мне это удалось, но вдруг услышал стон и женщина начала равномерно дышать, но глаза так и не открыла.
Дальше событья развивались стремительно, мы по рации вызвали голландскую «неотложку-катер», которая быстро пришвартовалась к нам в указанном месте, и мне, по долгу службы, пришлось сопровождать пострадавшую в местную больницу, так и не успев предупредить об этом ЧП мою возлюбленную.
Только в десять часов утра, после подписания и получения целого вороха оформленных бумаг в больнице, меня привезли в порт, где уже стояло у пассажирского причала наше опустевшее судно. На палубах никого не было видно, висела звенящая тишина.
Вбежал по трапу на теплоход и помчался по парадной лестнице к каюте, в которой жила Настя, без стука открыл дверь. Каюта была пустой, дверцы в шкафах распахнуты, и только в воздухе можно было уловить слабый запах её духов. Мое внимание привлек маленький белый прямоугольник на ковре, рядом с кроватью, на которой спала моя любимая, лежала визитная карточка ее подруги. Build & Live Development, Багирова Екатерина Степановна, начальник консалтингового отдела, город Киев, адрес и все телефоны, даже сотовый.

***

Мое пребывание на судне немного затянулось, после завершения туристического сезона мне предложили продлить контракт до окончания капитального ремонта теплохода. Согласился, потому что никакого другого предложения у меня тогда не было, а немцы обещали закончить всю работу до Нового года. Это меня устраивало, и хотя дома меня никто не ждал, но все-таки хотел этот замечательный праздник встретить дома.
Как всегда после четырех лет без ремонта, на судне накопилось много работы. Ремонт проходил на судоверфи в Киле.
Центр города, как на ладони, на противоположной от стоянки стороне Кильской бухты, он как будто заманивал своими яркими вечерними огнями развлечься после рабочего дня, предлагая все атрибуты отдыха для одинокого мужчины, начиная с уютных кинотеатров, ресторанчиков, и заканчивая борделем в четырехэтажном здании.
Вот только развлекаться в чужом городе после работы у меня не было ни малейшего желания. Хлопот с ремонтом было выше головы, и нужно было строго следить и за графиком выполнения работ и за всеми рабочими одновременно.
На душе было скверно! Хотелось немного отвлечься от потока сумбурных мыслей, и я пару раз вначале ходил в город, вот только почти все кинофильмы пересмотрел еще на судне, а в уютных ресторанах чувствовал себя еще более одиноким, и бордели давно престали меня интересовать. Когда-то, четверть века назад попробовал «завести» такое знакомство, выбрал себе продажную женщину, заплатил, но у меня ничего не получилось. Не было душевного контакта, одна коммерция, и я не смог возбудиться. После еще раз пробовал купить женщину где-то в экзотической стране, но с тем же результатом «на пол шестого». После осознал, что не могу заниматься «любовью» с женщиной, которая ко мне безразлична, потому что секс без любви не вызывает у меня желания.
Любовь… Вот, это и была главная и единственная причина моего уныния. Она плотно залезла в сердце, и где бы не был, чем бы не занимался, всегда со мной была она, моя незнакомка, моя Настенька, та о которой так и ничего не узнал, ни адреса, ни телефонного номера. Хранил как сокровище помятую визитную карточку ее подруги, которой все еще не решался позвонить и узнать даже не адрес, а просто жива ли Настя и что самое главное: есть ли у нее друг или муж, или она такая же одинокая, как и я. Боялся и не хотел услышать другого ответа, кроме банального, «она ждет тебя». А если бы услышал в ответ что она «вышла замуж за другого», меня такой ответ просто бы уничтожил.
Я часто думал раньше - зачем я живу? Ответ не приходил. И вдруг, как подарок небес, появилась Настя. Вошла в мою жизнь незаметно и спокойно, придав ей новый смысл.
Я понял, зачем я живу. Ответ оказался очень простым. Я живу для тебя. Я живу для того, чтоб дарить тебе все очарование этой жизни, чтоб сделать тебя счастливой, обнимать тебя ночью, охраняя твой сон, целовать твои нежные пальцы, говорить тебе ласковые слова, защищать тебя. Просто любить тебя, любить так, как никто не любит в этом мире, ведь ты этого достойна. Ты богиня – богиня красоты, нежности и ласки, как же я могу тебя не любить? Ты держишь в своих нежных руках все прекрасное в этом мире, даже природа на твоей стороне. Только ради тебя волны разбиваются о камни; только для тебя звезды тонут в этих волнах. Весной, каждое утро раскрываются цветы, они плачут росой потому, что не могут быть такими красивыми как ты. Летом солнце дарит теплые лучи света только тебе, они скачут по твоим нежным плечам, даря тепло. Осенью листья падают на землю только для тебя, для тебя единственной, которая пройдет по золотистому ковру и полюбуется этой красотой. Осень сменится зимой, полетят снежинки, танцуя воздушный вальс только для тебя, любимая, они упадут и растают на твоих теплых ладонях. Все это будет длиться бесконечно, так же как и моя любовь к тебе. Вся природа любуется тобой, я любуюсь тобой, я люблю тебя, и нет границ моей любви. Я живу для тебя, и все в этом мире для тебя.

***

Ремонт подходил к концу, и я, набравшись храбрости, позвонил на мобильный Екатерине Степановне, что бы узнать имею ли шанс хотя бы извиниться перед своей мечтой.
Набрал номер и стал ждать, ни о чем не думая. Несколько гудков и по ту сторону прозвучал раздраженный женский голос:
- Да, я слушаю?
- Екатерина Степановна?
- Да!
- Говорит Павел, я звоню из Германии.
- Если вы по делу, то прошу позвонить завтра после 10, уже двенадцатый час ночи, и вы меня разбудили!
- Извините, я не по делу, мы встречались летом на теплоходе «Deutchland», я там работал вторым штурманом. Вы помните меня?
- Павел? Конечно помню. Как вы узнали мой номер телефона?
- Так вы же мне оставили свою визитную карточку (соврал), когда нас Анастасия познакомила. Кстати не знаете что с ней?
- Ах, так вот в чем дело… Это и есть причина вашего позднего звонка? Только честно?
- Если честно, то да. Прошу, извините!
- Ну… Чего уж теперь извиняться! Можно было уже давно позвонить и все узнать! - в голосе явно слышался упрек.
- Так что?
- Не переживайте, - перебила меня Катя, - ваша Настя жива, здорова и свободна, и как мне кажется, любит вас. Хотите узнать номер ее телефона?
- Да, - промямлил я неуверенно, чувствуя себя, как двоечник возле школьной доски.
- Запомните или бумагу и карандаш искать будете?
- Да, диктуйте, пожалуйста.
- Тогда пишите, три восемь ноль шесть... четыре. Одна просьба, не говорите ей, что номер дала я, хорошо? А когда приедете в Киев, то зайдите ко мне в гости вдвоем, договорились? Только в нормальное время! Вы поняли меня, морской волк? – в голосе прозвучала ирония.
- Да, мы обязательно придем, только скажите, как она? Все еще обижается на меня?
- Ну… мне, кажется, не обижается, она ждет чуда! И думает о вас, только не подумайте что я тарахтушка, просто мне очень жаль, что все так тогда получилось, правда, искренне жаль! И вообще, наверное, я лезу не в свое дело, но раз уж так получилось, и вы мне позвонили...
- Все в порядке, Екатерина Степановна, если бы знали, как я счастлив...
- Да ладно вам, лучше сразу же, сейчас позвоните Насте, я думаю, она будет очень рада вашему звонку, прямо сейчас звоните. Кстати, а когда вы собираетесь приехать?
- Через неделю буду, хорошо, я позвоню ей прямо сейчас. Спасибо огромное, еще раз извините, что разбудил Вас.
- Все в порядке. Павел, не упускайте своего счастья, она просто замечательная и ждет вас. Удачи!
Сказала, и разговор неожиданно прервался.
- Спасибо за все, спокойной ночи! - сказал я гудкам в мобилке и отключился, что бы набрать Настин номер.
Так, ну что ж, кажется все в порядке, я вздохнул и стал звонить.

***

Трубку Настя подняла не сразу. Пришлось перезвонить три раза, и только после услышал ее сонный голос.
- Да, слушаю Вас.
Я потерял дар речи.
- Алло, ну, что вы молчите!
- Настя, это я
- Кто я?
- Я, Павел. Звоню из Германии
- Павел… у тебя голос по телефону совсем другой… Послушайте, а вы меня не разыгрываете, …откуда мой номер у вас …кто вы?
Вдруг замолчала.
- Алло, Настенька, ты там? Не клади трубку, прошу тебя, хочу сказать тебе...
- Я здесь, просто села на кровать. У нас уже полночь, я спала.
- Извини, но я только сейчас узнал твой номер телефона. Я бы хотел тебя увидеть, конечно, если ты не возражаешь. Мне нужно с тобой поговорить.
- Говори…
- Хочу извиниться, знаешь, так нелепо получилось тогда...
Я начал рассказывать, что произошло, как спешил и буквально на пару минут опоздал и не застал их, не смог рассказать, почему все так случилось. Она все время молчала.
- Алло, ты там еще?
- Да я слушаю и думаю. Все-таки еще полностью не проснулась. Ты где?
- Я из Германии звоню.
- А что там делаешь, ты вроде бы давно должен был быть дома.
- А мне контракт продлили на три месяца, но в среду я рассчитываюсь и вылетаю домой.
- К жене?
- Нет, я один.
- И....?
- Хочу с тобой встретиться, извиниться, хочу быть с тобой, я...
Сердце у меня стучало, как молот по наковальне.
- Да?
- Хочу приехать в Киев и встретится. Ты не возражаешь?
- Приезжай, я буду ждать тебя....
Во рту пересохло, не мог ничего сказать.
- Алло, ты там еще?
- Да я здесь...
Еле выдавил из себя:
- Ты прости меня....
- Все в порядке. Главное что нашелся... и не забыл ничего...
- Вообще не понимаю что произошло. Я просыпался и ложился только с одним желанием, что бы ты была рядом... И вдруг, все так нелепо…
- Не надо Паша... я тогда думала что все, но потом прошло время, и я поняла...
- Да, я тоже так...
- Паш, нам нельзя расставаться....
В трубке заговорили по-немецки, и я понял, что заканчивается кредит.
- Настенька, деньги заканчиваются, я обязательно приеду, жди меня и про ...сти
Разговор оборвался, последний слог был произнесен, когда в трубке были уже гудки...
Да ночью счет не пополнишь! - Выругал сам себя за безалаберность, но все сразу стало на свои места, и я чувствовал, что у меня выросли крылья.
Я направился на судно пешком, не смотря на мороз и поздний час.
И первый раз за все время службы утром проспал на работу. Но мне уже было все равно, меня ЖДАЛИ.

Глава 7

Звонок раздался очень поздно, я сердито подняла уставшее тело с кровати, села и подумала отвечать - не отвечать. Нехотя встала и поползла к лежащему на столе телефону. Услышала далекий мужской голос на другом конце провода:
- Извини, что разбудил, это Павел.
Я задохнулась от счастья и волнения.
- Я звоню из Германии. Я бы хотел тебя увидеть, конечно, если ты не возражаешь. Я приеду к тебе, в среду 28, можно? Мне нужно с тобой поговорить.
- Говори…
Я сидела на кровати и слушала и не понимала о чем он говорит, я просто слушала его голос…
- Алло, ты там еще?
- Да я слушаю и думаю. Все-таки еще полностью не проснулась. Ты где?
- Я из Германии звоню.
- А что ты там делаешь, вроде бы уже давно должен быть дома.
- Мне контракт продлили на три месяца, но в среду я рассчитываюсь и вылетаю домой.
- К жене?
- Нет, я один.
- Хочу с тобой встретиться, извиниться, хочу быть с тобой, я...
Я молчала и переваривала, то, что услышала….
- Хочу приехать в Киев и встретится. Ты не возражаешь?
Конечно же, я не возражала! Голос у него был напряженный и очень взволнованный, чувствовалось, что слова он подбирает очень осторожно….
- Ты прости меня....
- Все в порядке. Главное что нашелся... и не забыл ничего...
- Вообще не понимаю что произошло. Я просыпался и ложился только с одним желанием, что бы ты была рядом... И вдруг, все так нелепо…
- Не надо Паша... я тогда думала что все, но потом прошло время, и я поняла...
- Да, я тоже так...
- Паш, нам нельзя расставаться....
Нас прервала немецкая речь, и все оборвалось… и только когда положила трубку, до меня дошло, как он узнал, где я, мой мобильный телефон и вообще… мистика…

***
В среду, я ушла пораньше с работы, пробежалась по магазинам, как на крыльях, прилетела домой, нарядила елку и стала готовить ужин. Он позвонил в дверь в начале седьмого. У меня задрожали руки, и сердце стало биться с невероятной быстротой, когда открывала ему дверь. Мне показалось, что оно вот-вот выпрыгнет наружу, пробив грудную клетку.
Он стоял передо мной, улыбающийся, с небольшой дорожной сумкой в руках и большим букетом темно-красных роз. Поставив сумку на пол, нежно поцеловал меня в щеку и протянул розы. Повесив на вешалку куртку, Павел предстал передо мной в джинсах и объемном свитере. Я смотрела на него и улыбалась. Столько мыслей кружило в моей голове, столько хотелось спросить и рассказать! А больше всего хотелось просто подойти к нему крепко-крепко обнять уткнуться носом в грудь и никогда-никогда не выпускать из своих объятий! И только сдержанность мешала поступить именно так.
Пригласила его в комнату, к накрытому столу с приготовленным ужином, и с мигающей разноцветными лампочками елкой. Он прошел в комнату, лишь на мгновение, притормозив на пороге, я от неожиданности натолкнулась на него сзади и прижалась к его спине, боже его запах! Он просто сводит меня с ума, опять! Невольный стон вырвался из моей груди. Он повернул голову и смущенно чмокнул меня в щеку. Все было как то нереально, словно в волшебном сне! Словно фокусник он принес откуда-то вино и набросил мне на плечи полупрозрачное чудо.
Мы церемонно уселись за стол, он открыл бутылку красного вина и налил его в бокалы, поднялся со стула, подошел, один бокал протянул мне и, заглянув в глаза, обнял, я отпила глоточек из бокала, посмотрела на него, забрал бокал из моей руки поставил его на стол и страстно и очень нежно поцеловал меня, все мысли и нужные слова вылетели из головы, желание жаркой волной пробежало по позвоночнику, чтобы не потерять сознание и не упасть, я судорожно сцепила пальцы не его шее. Остановись мгновенье ты прекрасно, - промелькнула мысль. Павел, наверное, почувствовал мое состояние, бережно усадил меня за стул, вручил стоящий на столе бокал, поднял свой и, глядя прямо в глаза, произнес:
- Люблю тебя, люблю больше жизни.
Я не помню о чем мы говорили потом, как ели, потом до меня дошло, что он даже не переоделся после дороги и, наверное, ему неловко, предложила пойти в ванную и привести себя в порядок, подала большое банное полотенце, все это было каким-то нереальным, потому что в моей голове стучало одно настойчивое желание дотронуться до него, было очень тяжело сдерживать себя, он пересел на стул, стоящий со мной рядом, взял меня за руку, я полностью потеряла контроль над собой.
Неистово кружилась голова, во рту пересохло, больше не было меня и его, были мы! То, что происходило между нами просто невероятно, со мной такого никогда не было! Я словно проваливалась куда-то и совсем не ощущала своего тела, то, что он вытворял со мной, было упоительно и возбуждало, так что совершенно невозможно было понять, как может происходить такое! Он поднял меня на небеса и в самый пик наслаждения я просто отключилась! Все растворилось в неизвестной мне до этого радости, радости почти нечеловеческой. Я уже была никем… Я стала самой жизнью вновь обретенной, огромной и сверкающей. Чей-то голос шептал у меня над ухом:
- Не надо плакать
У меня в голове пульсировала фраза, взявшаяся неизвестно откуда - «Воскресение тела». Да, я воскресла – освободилась от всех грехов и угрызений совести, невинная словно младенец! Я хотела поблагодарить за это, но не знала кого и поэтому сказала только одно слово:
- Паша…
И оно зашуршало, словно опавшие листья и затихло где-то за гранью моего сознания.
Он заснул, а я лежала с широко открытыми глазами, ни о чем не думая. Я чувствовала себя так, как будто мне сделали вливание радости и счастья – как переливают больному кровь. Я смотрела на него, протянула руку и стала осторожно гладить его вспотевшее от усталости тело. Мои пальцы, словно пальцы слепого, пытались одновременно увидеть то, что они ощущают, с умилением нащупывала округлость его живота и остановилась в центре груди, там, где в скрытой от глаз теплоте бьется жизнь, связанная с моей жизнью и составляющее с ней единое целое. Быть может именно это и называется счастьем… Эта растекающаяся истома… это живое присутствие… это полное отсутствие мыслей… этот чудотворный момент, когда рука задерживается в руке… в самой середине ночи… Склонившись к его плечу, я прижалась губами к его коже возле подмышки, желая насладиться его запахом, прикоснувшись кончиком языка к его плечу, и отвернулась, чтобы воспрепятствовать своему желанию перерасти в томительное мучение…
Постепенно моя рука начала обмякать, собрав остатки своих сил, я пыталась бороться со сном, чтобы не пропустить ни минуты этой сладостной ночи, моя рука тянулась к лежащему рядом телу, моему берегу, моей твердой земле – и я радостно ощущала его присутствие. Вздрогнув во сне, он замер на миг и прижался ко мне, обняв. Сладостное оцепенение медленно и неуклонно потянуло меня в зыбкую нереальность сна.

***

Сон покидал меня медленно, как море во время отлива покидает затопленный берег, чувствовала, что Паша смотрит на меня и мои руки начали медленно искать его объятья, потом нога нащупала его ногу, но глаза совершенно не хотели открываться, счастливый вздох вырвался из моей груди, я медленно повернула голову, ресницы задрожали, и правый глаз медленно приоткрылся, в предрассветном сумраке я увидела светящиеся счастьем его глаза, смотревшие на меня, захотелось прижаться к его губам, чтобы заставить их вспомнить все, что произошло и произнести мое имя. Я порывисто вскочила, оседлала его и сжала его бедра ногами и, отстранившись, спросила:
- Который час?
Он включил свет и сказал:
- Семь
Я вскочила, сгребла свою разбросанную по полу одежду, бросила ее на кресло, натянула халатик, и побежала в кухню, чтобы приготовить ему завтрак
Мы сидели за столом напротив друг друга, и я любовалась как он, молча, ест и взглядом успокаивала его, все хорошо, мы все сделали правильно.
Потом я пошла одеваться в ванную, и когда вернулась оттуда, он увидел меня уже одетой и накрашенной. Мы поцеловались, и я вышла на лестничную клетку, он обнял меня, я, с большим трудом оторвавшись от него, отправилась на работу. Услышала, как за дверью соседки что-то стукнуло - опять подсматривает и подслушивает, пронеслась мысль. Выйдя из подъезда, я почувствовала его взгляд и подняла глаза на свои окна, он помахал мне рукой.
Я нисколько не сомневалась тогда, мы действительно любим друг друга. Любовь все озаряет таким светом, что глаза начинают светиться и сердце биться чуть чаще и сильнее, волшебно-тревожно и трогательно, когда все вокруг озаряется светом нежности, когда появляются силы свернуть горы и сделать что-то прекрасное и достойное... Любовь невозможно спрятать от людских глаз. Любовь - это дар. Ее нужно протягивать на ладонях. Показывать и дарить любимому, не думая о вознаграждении. Неважно, примут или отвергнут твой дар. Дающий все равно станет богаче.
***

День пролетел стремительно, все время я испытывала великолепное безразличие к тому, что происходило сегодня днем, лица и голоса мелькали в каком-то хороводе, никак не могла сосредоточиться на работе; и к тому, что могут «сказать об этом» кумушки из моего подъезда. Теперь я буду с Пашей, я пришла к выводу, что он стал моей родиной и моим домом!
Еле выдержала выступления моих коллег на конгрессе журналистов. Летела домой как на крыльях, а когда вошла в квартиру первое что увидела огромный букет белых роз, лежащий на столе, сердце учащенно забилось, но когда увидела его, сидящего на диване с лицом, на которое как будто надели гипсовую маску отчуждения, поняла, что случилось что-то нехорошее.
- Что случилось? – спросила я Пашу, он подал мне открытку и шикарную коробку из лучшего в городе магазина женского белья «Клео», с изображением того, что в ней было упаковано. На открытке было написано:

Пусть бокалы красиво сияют,
Золотым переливом вина.
И пусть праздник не вместе встречаем,
Но хочу я поздравить тебя!
Пожелать хочу много счастья
Крепкой дружбы, горячей любви
Чтобы в жизни большой и прекрасной
Золотые цвели только дни
Пусть морозец тебя приласкает,
Разукрасит щеки твои
С новым годом тебя поздравляю,
С годом Веры, Надежды, Любви!

И подпись - Твой Котик.

- Это принес сегодня посыльный, просил тебе передать.
Молчание повисло давящей тяжестью.
- Паш…
- Не нужно оправдываться, я все понимаю, ты взрослая и свободная женщина… можешь распоряжаться своей жизнью как хочешь, я не в праве тебя ни в чем обвинять и упрекать!
Он, молча, поднялся, вышел в коридор, оделся… И только тут я заметила, что его сумка уже стояла там. Полностью собранная…
- Прощай, извини, что вломился в твою жизнь, не спросив разрешения…
Он печально посмотрел на меня, осторожно открыл дверь и ушел.
Я так и осталась стоять, словно в ступоре, посреди комнаты, а потом медленно стала опускаться на колени и только одна мысль стучала в воспаленном мозге: «Ах, Котик, Котик, кто же ты, и зачем так бесцеремонно вломился в мою жизнь!». Силы медленно капля за каплей покидали меня, сердце болело и кровоточило, я провалилась в темноту…

***

Когда очнулась, быстро набросила на себя дубленку, схватила сумочку и выбежала на улицу.
- Павел!
Крикнула что было мочи, мне казалось, что прошло не более двух минут, с того момента, как потеряла сознание. Мой голос отскочил от стен домов, и эхо повторило: «…вел! …вел!» Я закашлялась, на глаза навернулись слезы, только теперь до меня дошло, что в кармане лежит мобильник, достала и набрала его номер – слова, словно глыбы тяжелых камней, срывались и таяли: «Данный номер не существует».
Добежала до дороги, поймала такси и выдохнула:
- Аэропорт Борисполь…
Наверное, выражение моего лица сказало о многом, водитель гнал как сумасшедший, но мне все равно казалось, что мы едем недостаточно быстро. Когда доехали, выскочила из машины и бросила, не считая несколько купюр на свое сидение – быстрее в фае аэровокзала. В голове стучали только три слова: «Где ты Павел?»
Его нигде не было, кругом поток людей, и огромные окна, составляющие правильные рады, как огромный неразгаданный кроссворд.
Обезумевшая, я металась по зданию аэровокзала и не понимала, что же мне нужно делать, где еще искать его. Чувствовала себя совершенно разбитой, забрела в какой-то холл и уткнулась в изнеможении в стену. В груди все горело, дыхание было неровным. Сколько же раз вот так, я входила и выходила из зала в зал и бормотала под нос для самой себя «Павел!». Я звала его уже не ртом, а своими венами, своим сердцем, словно чудотворец, готовящийся к совершению чуда. Но чуда не произошло. В моей голове что-то гудело, словно в тоннеле…
Не помню, как добралась домой и обессиленная не раздеваясь, рухнула на кровать. Слезы потоком текли из глаз, теперь, когда я осталась одна, смогла вволю нареветься.
- НЕТ, я не оставлю это так, завтра же еще раз ему позвоню и если он меня действительно любит то все поймет, - думала я засыпая…

Глава 8

Все что хотел сказать и сделать, вылетело из головы. Моя решительность испарилась в тот момент, когда нажал кнопку ее звонка и дверь мгновенно открылась. Сейчас понимаю, она ждала по ту сторону двери, и прислушивалась к звукам в коридоре, открыла дверь в тот самый момент, когда моя рука нажала на звонок и за дверью раздалась мелодия. Наши взгляды встретились, я без слов вошел в ее квартиру.
Поставил, нет, уронил сумку, и протянул ей букет красных роз, которые купил в аэропорту. Только сейчас заметил, что забыл снять бумагу, в которую они были завернуты. Что-то начал мурмулить, в свое оправдание. Еще в куртке обнял ее и нежно, почему-то только в щеку, поцеловал и прижал к себе.
На мгновение мы замерли, потом отстранились и посмотрели в глаза друг другу. В ее глазах было все, все, что она хотела мне сказать в тот момент. Слова были лишними и только могли испортить все.
Снял куртку и повесил на вешалку рядом с ее дубленкой.
- Ну, здравствуй, Настенька, - выдал из себя и смущенно улыбнулся.
- Здравствуй, проходи в комнату, не здесь же нам общаться, - жестом пригласила меня в комнату.
Шагнул к двери и остановился на пороге, она вплотную прижалась ко мне, чуть приподнявшись на цыпочках, чтобы тоже заглянуть через мое плечо на свою комнату и прижалась к моей спине грудью. Чувствуя ее дыхание, повернул голову и еще раз слегка ее поцеловал в щеку.
Раздался сладостный стон, и в тот момент ушла неуверенность, и мы перестали стесняться друг друга. Вошел в комнату, которая была соединена с кухней. Остановился посередине и осмотрелся вокруг. Комната была разделена на две части при помощи полупрозрачного алого занавеса, расшитого золотыми кометами. На середине стоял круглый столик, накрытый белой скатертью, а на нем всякие вкуснятины, о которых еще недавно мог только мечтать, во время службы на немецком корабле. С правой стороны от него весело мигала огоньками елка.
Одна стенка комнаты была до потолка забита полками полными книг, а рядом с окном царил старинный письменный стол, на котором лежали стопки каких-то бумаг. Кроме них стоял большой монитор компьютера с динамиками, камерой и скайп телефоном. Рядом стоял телефон, факс, два мобильных и ваза, полная камышей, павлиньих перьев и совершенно невообразимая вещь среди них - кавказский клинок. А еще там было мое фото в бело-золотистой раме. Я стоял на крыле мостика в парадной форме с биноклем в руке. Фото, снятое этим летом, в то время, когда встретились на теплоходе «Deutchland». Краем глаза заметил в углу дверь во вторую комнату. Она проследила за моим взглядом, я жестом указал на фото:
- Я не знал…, - сказал растерянно.
- Я тоже не знала, мне ее недавно принесла Катерина, она профессиональный фотограф в прошлом. Когда ее спросила, почему мне раньше ничего не сказала о том, что сфотографировала тебя, она ответила, что если бы фото принесла раньше, то ты бы его порвала.
- Это правда? - спросил я.
Она не ответила, только спросила:
- Чего ты стоишь? Присядь за стол, наверно проголодался, ты же долго находился в пути.
- Спасибо, ты права. С судна, списался в шесть вечера. После полночи ехал поездом во Франкфурт, откуда первым же рейсом вылетел в Киев к тебе. Прошел контроль, прихватил с собой сумку, а чемоданы оставил в камере хранения в аэропорту, уже не было сил их тащить за собой.
Говорил механически, глядя на нее. Мой голос самому казался каким-то странным. Смотрел в её чистые голубые глаза. По-моему, она тоже не слушала о чем говорю. Просто смотрела мне в глаза и на губы и сама что-то говорила. Господи, она мне что-то говорит!!! Только сейчас услышал её голос.
- Ты, конечно, проголодался, а я тебя мучаю своими вопросами.
- Да, немножко голоден, в самолете перекусил круасаном с чашкой кофе.
Но если честно сказать, то желание вкусненько поесть было в этот момент на последнем плане.
Только сейчас осознал, что одет в ту же одежду, в которой вчера вечером ушел с судна. Весь в поту с грязными руками и лицом. Летел и не думал, как выгляжу, а только о том, что скоро увижу ее.
- Хорошо, ты, наверное, сначала в ванную хочешь, руки помыть и привести себя в порядок?
Подала мне большое мягкое полотенце.
- Я быстро, - сказал и направился в ванную комнату.
Быстро привел себя в порядок и поспешил обратно, прихватив дорожную сумку, которая все еще лежала посередине коридора точно там, где ее опустил на пол. Не хотелось терять ни минуты, понимая, как мне не хватает хозяйки этого уютного дома.
- Привез пару бутылок Рейнского рислинга. Того, который тебе нравился больше всех вин на теплоходе, и еще…
Сказал и покраснел. Не хотел в этот момент возвращаться к теме нашей нелепой разлуки. Достал из сумки большой полупрозрачный шарф, накинул ей на плечи.
- Спасибо, ну что же ты ждешь? Открывай бутылку. Это мужская работа, а об остальном я позабочусь сама.
Сказала, загадочно улыбаясь.
Подождал пока села за стол, я устроился напротив. Быстро открыл бутылку вина и налил его в бокалы. Поставил бутылку на стол, поднялся со стула и с двумя бокалами подошел к ней. Заглянув в ее сверкающие глаза, поставил бокалы на стол, заставил ее приподняться и обнял. Наши губы слились в долгом и страстном поцелуе.
Когда открыл глаза, почувствовал, как крепко обнимают ее руки мою шею. Ее глаза все еще были закрыты, свежий румянец на ее лице и то, что исходило от нее, было неописуемо. Она была неистово красивой, желанной и пленительной. У меня кружилась голова и вся сдержанность, в которую поклялся одеть себя, как в кольчугу, безвозвратно исчезла.
Нежно убрал ее руки и помог ей сесть на стул. Все это происходило в абсолютной тишине. Мы смотрели в глаза друг другу, и в этих взглядах было все, и любовь и страсть и нежность и преданность. Подал ей бокал, поднял свой и, гладя ей в глаза, сказал:
- Люблю тебя, люблю больше жизни.
Вино было вкусным и терпким, его букет как раз подошел нашему настроению. Еда была отличной. Мы кушали, иногда пили вино, смеялись, но все время смотрели вдруг другу в глаза. Позже я не мог вспомнить что ел. Перед глазами была только она и то, что говорили, было не важным, главным было то, что мы вместе и больше не хозяева своих чувств и действий, все происходящее было словно в тумане.
Больше не было сил сопротивляться чувствам, я опять встал и пересел на стул стоящий рядом с ней. Взялся за руку, склонился и начал нежно, не спеша целовать. Почувствовал, как ее вторая рука начала гладить мои волосы. Она запрокинула голову и вдруг ее руки стали стягивать с меня свитер, ее дыхание стало прерывистым, крылья носа затрепетали, а зрачки расширились и заполнили почти всю радужку!
Пришел в себя только когда уже лежали раздетыми на кровати. Все во мне дрожало, душа была переполнена счастьем, тело сладко уставшим. Чувствовал, что на коленках содрана кожа от непривычного, после полугодового воздержания, напора страсти. Но я был доволен собой, доволен как МУЖЧИНА. На лице наверно в тот момент, когда это осознал, сияла улыбка и в ушах звучали стихи, которые появились сам не знаю откуда.

Опиши мне безумную страсть,
Как на мягкой, широкой постели
Принимаешь мужчины власть,
Не в мечтах, а на самом деле.

Опиши мне мгновенья любви,
Тела шёлк и батист простыней...
Не стыдись... ты ведь знаешь в том толк,
Рассказать только мне сумей.

Опиши оргазмический взрыв,
Что рожденью Сверхновой подобен.
Как сливаются, в Космос взмыв,
Двое – те, кто богам угоден.

Не стесняйся. Ведь мы лишь вдвоём –
Ты и я – только будем знать,
Что останется в памяти сном,
Тот момент, что смогла описать.
***

Проснулся первым, и на какой-то миг не мог понять, где нахожусь. Через шелку в плотно закрытых шторах проникал тусклый свет фонаря. Тихо лежал с закрытыми глазами, ощущая, что рядом любимая женщина. Слышал ее ритмичное дыхание и мне нестерпимо захотелось на нее посмотреть, убедиться, не сон ли это, действительно она рядом со мной. Осторожно, что бы ее не разбудить, поднял голову, стараясь разглядеть ее лицо, всматривался в темноту. Почувствовал, как замерло ее дыхание, ее руки поднялись мне на встречу, а нога обвила мою ногу и вдруг она мгновенно словно наездница оказалась сверху и согрела меня теплом своего горячего тела, замерла на сладкое мгновение, и медленно открыв глаза, спросила:
- Который час?
Ее вопрос вернул меня на землю, я высвободил свою руку, дотянулся до выключателя ночника, щелкнул и прищуренными глазами посмотрел на будильник:
- Скоро семь, доброе утро, Солнышко мое, - сказал ей в ответ.
Она быстро вскочила, сгребла одежду, бросила ее на кресло и помчалась в ванную. Из-за двери было слышно шуршание воды и ее голос, напевающий знакомую мелодию, а в моей голове звучали ее стихи:
Ты спишь, дыхание еле слышно,
Лица не вижу. Ночь темна,
Как можно много дать друг другу
Любви, томленья и тепла.
Касаюсь нежно твоей кожи
И улыбаюсь, если есть
На свете что-то больше страсти,
То это – лишь любовь и месть.
Все чувства спят, лишь ощущенья.
Впиваю коготки в плечо.
Ты не проснулся, но вздохнул,
И тихо прошептал: "Еще…".
Всё тихо. Спи, объект желаний…
Обнял. Ах, спящий мой герой…
Не нужно никаких признаний.
Я просто знаю, что ты – мой.

Может быть задремал, из сладкой истомы меня вывел ее голос, приглашающий завтракать. Всегда приятно, когда по утрам тебя зовет любимая женщина к накрытому столу. Тогда ты чувствуешь себя в доме не гостем, а хозяином.
Сидели за столом, и я с аппетитом ел, съел почти все, что было на столе, хотя сейчас не могу вспомнить, что она приготовила, только помню, что был ужасно голоден, и все было вкусно. Она смотрела на меня, иногда поглядывая на часы на стене, которые беспощадно отчитывали секунды. Ее взгляд был ласковым и полным любви. Иногда наши взгляды встречались и не нужно было никаких слов.
Когда я насытился, она отправилась в ванную и вышла оттуда одетой и накрашенной. У меня перехватило дыхание от ее красоты, сердце налилось гордостью - МОЯ женщина.
Я прижал ее к себе и нежно поцеловал у открытых дверей. Очень не хотел ее отпускать, крепко обнял, но она все-таки выскользнула из моих объятий и побежала к лифту. Дверь захлопнулась и я остался один. Подошел к окну, что бы еще раз ее увидеть. Вышла из подъезда и как будь-то, почувствовав мой взгляд, подняла голову и помахала мне рукой. Она была самой красивой и какой-то светящейся изнутри, но только я один понимал причину этого сияния - она меня любит.

***

День был бесконечным. Я понимал, что вторгся внезапно в нее жизнь и у нее этот день был уже давно расписан, должен был состояться какой-то очень важный конгресс, посвященный совершенно непонятной мне теме. Меня успокаивала мысль, что с завтрашнего дня все время, до конца недели, будет только нашим, она и я, никто не будет мешать нашему счастью.
Включил телевизор, но там ничего интересного не было. Хотел приготовить что-то вкусненькое, но холодильник был до отказа забит всякой вкуснятиной. До обеда принял душ, побрился каким-то непонятным розовым станком, который обнаружил в ванной, не похоже было, что он предназначен для бритья мужского лица. Подумал, и на лице мелькнула ехидная улыбка. У меня было эйфорическое настроение и, смотря на часы, понимал, что каждое движение стрелки по циферблату приближает нашу встречу.
Что бы скоротать время, заглянул в сервант, поискал посуду и как смог, накрыл стол. Все, что хотел в этот вечер увидеть на столе, «пристроил» на краешек полки в холодильнике, что бы после не искать и не терять на это время. Суп и мясо с картошкой поставил на плиту, оставалось только щелкнуть зажигалкой и разогреть до нужной температуры. На стол выставил бутылку вина, рядом положил штопор и еще поставил чашки для кофе, рядом с кофеваркой. Все было готово к приходу моей Королевы.
Я ждал, и не мог дождаться, вдруг раздался телефонный звонок, чужой женский голос сухо произнес:
- Анастасия Владимировна просила передать, что примерно на час задержится, просит извинить ее, - трубку повесили, на все мои вопросы ответил только гудок телефонного аппарата. Я, конечно же, расстроился, но другого выхода не было, нужно было ждать.
Вдруг, в половине шестого, раздался звонок у входной двери. Сначала робкий, а после некоторой паузы, настойчивый и даже какой-то нахальный. Я человек по натуре не очень сдержанный, да еще весь день провел в ожидании, и громкий перелив звонка, просто вывел меня из себя.
Открыл дверь. Напротив меня стоял какой-то тип и придурковато улыбался.
- Тебе что нужно?
Спросил, его с раздражением.
- Извините, - промурмулил он, – Думал, что со слухом нелады, лифт не работает и мне пришлось подниматься на пятый этаж пешком. Это уже третий дом подряд, без лифта и без хозяев в квартире.
- И что теперь?
- Мне нужно доставить в эту квартиру цветы и эту коробку. Распишитесь, и я исчезну, извините, работа такая.
Я расписался на бланке, взял прикрытую упаковочной бумагой коробку и букет белых роз, захлопнул дверь и резко, дважды, повернул ключ.
Вошел в комнату и бросил сверток на кресло, он отскочил от его спинки, упал на ковер и раскрылся. Из него вывалилась полуоткрытая коробка и какая-то маленькая, белая вещица с поздравительной открыткой. Наклонился, чтобы сложить все обратно. Поднял коробку и чтобы втолкнуть в нее ткань и невольно посмотрел, что же это такое. Это было очень тонкое и судя по всему дорогое женское белье с логотипом какого-то неизвестного мне магазина, под названием «Клео». Коробку положил на стол, поднял открытку. Уже не стесняясь, прочитал, то, что на ней было написано, кровь ударила мне в голову и мысли каруселью закружились в голове:
- Нееет, этого не может быть, и это мне совершенно не нужно. Шутка чья-то очень злая!
- Все с меня достаточно! А я-то, дурак, в чужой квартире, весь день жду и сияю от счастья, как ненормальный, а оказывается не один я тут такой.
Начал собирать вещи. Собственно, это заняло немного времени. Побросал все в сумку как попало, рванул молнию, как будто это она была во всем виновата. Когда надевал носки, услышал звяканье ключа в замочной скважине. В квартиру вошла Анастасия.
Наверно сразу, как вошла в квартиру, почувствовала неладное. Один ее взгляд на меня, и она остановилась. Стояла в дверях комнаты, в пальто, кровь сошла с ее лица, руки опустились беспомощно, как плети.
- Что случилось? – спросила испуганным голосом, ожидая приговор.
Молча, протянул ей руку, в которой сжимал открытку и взглядом показал на коробку, лежащую на столе.
Взяла открытку и стала читать, шепча. После оторвала взгляд от куска рокового картона и посмотрела с ужасом и растерянностью в мои глаза.
- Это принес сегодня посыльный, очень милый парень, просил непременно тебе передать, – язвительно сказал я.
- Ничего не понимаю! Не-по-ни-маю!
- А чего тут НЕ-ПО-НИ-МАТЬ? Мне все ясно, тут и объяснять ничего не надо.
- Паш….?
- Извини, но если кто-то из нас дурак, то это я. Не хочу слушать твои объяснения.
Настя стояла бледная и молча смотрела мне в глаза. Ее пассивность еще больше завела меня, и я был не в состоянии слышать ее оправдания. В тот момент видел только свое унижение и позор. Как мог подумать, что я ЕДИНСТВЕННЫЙ мужчина в ее жизни. Да и в постели была чертовски хороша!!! Значит …
Она воспользовалась мной в каких-то непонятных корыстных целях и ничего больше. А я-то осел, ее любил. В тот момент последние остатки трезвого ума и логики испарились из моей головы, было только одно желание, как можно быстрее покинуть ее дом.
Из последних сил стараясь сохранить вид спокойного человека, сквозь зубы сказал:
- Не нужно оправдываться, я все понимаю, ты взрослая и свободная женщина… можешь распоряжаться своей жизнью как хочешь, я не в праве тебя ни в чем обвинять и упрекать!
Затем молча, стараясь не смотреть больше в ее сторону, поднялся, вышел в коридор, оделся, забрал брошенную на полу сумку и только тогда, остановившись в дверях, оглянулся.
Она все еще стояла в приспущенном с одной руки пальто, во второй держала открытку и молча, смотрела на меня. В ее взгляде тогда мог прочитать все, но я не хотел НИЧЕГО там увидеть.
Пристально глядя ей в глаза, дрожащим голосом сказал:
- Прощай, извини, что вломился в твою жизнь не спросив разрешения…
Еще раз посмотрел на нее, повернулся, открыл дверь и вышел из квартиры.

***

Все что происходило после, было как в тумане, позже я не смог вспомнить, как добрался в аэропорт, где оставил свои чемоданы. На чем туда ехал? Не помню… Все было, как будь-то не со мной.
Из летаргии меня вернул в действительность голос женщины, сидящей по ту сторону кассы.
- Мужчина, так куда хотите лететь?
- Извините, задумался, мне нужно в Калининград. Нет, давайте лучше в Ростов.
- Мужчина, ни в Калининград, ни в Ростов наша авиакомпания не летает. Вам нужно обратиться в другую кассу или на ж/д вокзал, в этой кассе оформляем билеты только международные рейсы.
- Извините…
Забрал свои вещи и вышел из здания аэровокзала. Меня сразу окружили таксисты, предлагающие свои услуги. Одному из них, плотненькому мужчине, в очках на козырьке кепки, человеку уже явно пенсионного возраста, показал на свои чемоданы и, не торгуясь, сел на заднее сидение вишневой иномарки.
Таксист сел за руль и спросил:
- Куда едем?
- В аэропорт Жуляны, нет, давайте на ж/д вокзал, - сказал я
- А куда вам нужно? Вам повезло, у меня супруга работает начальником смены в кассах поездов дальнего следования, так что могу вам помочь с билетом.
- Мне в Курск нужно добраться и как можно быстрее.
- В Курск? Сейчас узнаю, так, минуточку.
Он достал мобильник посмотрел на него, чертыхнулся, снял с кепки свои очки и взгромоздил их на нос, что-то поколдовал над кнопками телефона. Машина медленно ползла в вечерней пробке. Я услышал голос таксиста:
-Маша у меня тут человек, ему нужно в Курск попасть, можешь организовать ему билет? Да, конечно купейный или СВ, человек серьезный.
-Что? Хорошо через пол часа будем у тебя. Хорошо, ты умница у меня. Пока, до связи.
Разговор закончился и таксист повернул немного голову. В зеркале встретились наши глаза. Он сказал
- Будет вам билет, поезд номер 29 Симферополь – Москва, отходит через час, утром уже будете на месте.
Хороший таксист попался, отвез меня без лишних вопросов, организовал билет и даже посадил в поезд.
На прощание протянул ему купюру, что бы вознаградить старания. Принимая ее сказал мне:
-Знаете, как вас увидел, сразу почувствовал, что случилось что-то нехорошее в вашей жизни, глаза у вас очень печальные. Вот и решил вам помочь. У меня был сын, погиб в Афгане, и вы так на него похожи, наверно был бы жив, выглядел бы как вы.
Немного помолчал и добавил:
- Так что денежки заберите обратно. И, уверен, у вас все будет хорошо.
Засунул мне деньги в карман, хлопнул по нему пальцами, повернулся и быстро затерялся в толпе.
Хотел догнать его, но проводница, молча наблюдавшая за нашим разговором, сказала.
- Мужчина, через пару минут поезд отправляется, прошу, зайдите в вагон.

***

Утром меня разбудил стук проводницы в дверь.
- Через час прибудем в Курск. Чай пить будете?
- Спасибо что разбудили. С удовольствием попью чай и если у вас есть печенье, то был бы очень вам благодарен.
На самом деле почувствовал голод, ведь не ел со вчерашнего обеда, да и то это был просто легкий перекус.
Вскочил с полки, взял полотенце, и пошел в туалет, приводить себя в порядок, когда вернулся в купе, на столике меня уже ждал чай с лимоном, пачка печенья и четыре куска сахара. Чай был вкусным и я сказал себе, что такой чай готовят только в наших поездах. Пил чай, жевал печенье и смотрел в окно, на теперь, уже знакомые места.
Все было родным и близким, я возвращался после бесконечного рейса домой.
Невольно подумалось, жаль, что Настеньки нет рядом. Настенька?...
В тот момент я четко осознал, что люблю ее, что не могу без неё жить и что вел вчера себя как дурак и последний подонок. Но не может такого быть, что бы все так нелепо закончилось.
А с другой стороны…
За окном замелькали пригороды Курска, и мне пришлось одеться, забрать чемоданы и направиться к выходу.
На перроне меня никто не ждал, да я и не сообщил никому, что приеду утренним поездом. Как я мечтал о возвращении домой, но теперь горький осадок печали оставался в душе.
Такси привезло меня к подъезду моего дома, я расплатился, сгреб два чемодана, сумку повесил на плечо и лифтом поднялся на третий этаж. Кстати, а где ключи мои? Нашел быстро, валялись на дне сумки, удивительно, что не выпали где-то по дороге. Когда стал открывать дверь, за ней раздался радостный лай моей собаки. Не забыла своего хозяина…
***
Дома была мама, она встретила меня с нежностью и любовью во взгляде, сказала, сердце вчера очень болело, чувствовала какую-то тревогу, вот и решила приехать, и Джимми взяла с собой, он тоже вел себя беспокойно.
Она накормила меня. Пока я ел, сидела напротив, подперев щеки кулаками, и смотрела, я понял, она ждет моего рассказа о том, что меня тревожит. Вот только я совершенно не готов сейчас говорить об этом, о Насте, и где задержался после рейса. Встала забрала со стола посуду, вымыла ее, подошла ко мне и дунула мне в затылок, как в детстве.
- Эх ты чудо-юдо мое, упрямое! – поняла, сегодня откровений не будет, вздохнула, заглянула в глаза, - Да, сейчас тебя лучше не трогать, все равно ничего не скажешь.
Сослалась на какие-то дела, оделась и уехала к себе.

Текст который будет скрыт
Мне нравится! Понравилось: 1
Пожаловаться
Комментариев (1)
e_ramz    25.10.2013, 17:13
Оценка:  0
e_ramz
"Не нужно бороться с вызовами жизни или стараться избегать или отрицать их. Они есть, и мы должны пройти через них подобно семечку, которое должно стать цветком."
- это точно.
Реклама