Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Я не буду тебя искать (продолжение)

28 июля´09 21:12 Просмотров: 835 Комментариев: 0
***

Первый раз приступ свирепой ревности обнаружился у Вити, когда праздновали в редакции день журналиста, главный решил отметить этот день по-семейному, вместе с нашими мужьями и женами. Заказал в загородном клубе «Замóк» роскошный двухдневный корпоратив, было весело, и сценарий составили, так как будто мы находимся на хуторе Диканька, добирались туда на редакционном автобусе, сбор был назначен возле станции метро Оболонь. По дороге к клубу нанятый шоумен, развлекал нас, рассказывал анекдоты, пели вместе с ним украинские песни. Приехав, побродили по территории, освоились, потом нас разделили на две команды. Мы играли в пейнтбол, когда закончилась игра, сняли перепачканное краской обмундирование и все члены нашей большой компании разбрелись, приводить себя в порядок, каждый в своем номере, в десяти деревянных домиках, расположенных на территории клуба. Переоделись к ужину, после него должен был состояться бал с избранием королевы красоты. Лучше бы я не говорила Вите, что корпоратив семейный и не брала его с собой. Его поведение тогда мне очень не понравилось, я впервые видела его таким резким и злым. Тогда мне устроил первый, но как потом выяснилось, не последний скандал.
Именно с того времени он начал меня контролировать, прислушиваться к моим телефонным разговорам, даже проверял звонки и смс-сообщения на моей мобилке. Боже, до чего же трудно стало переживать эти систематически повторяющиеся приступы ревности, неожиданные возвращения домой, без предупреждения, раньше этого никогда не было. Правда, когда у меня был Аркаша такое поведение мужа совершенно не пугало меня. Аркадий жил один в трехкомнатной квартире, оставшейся ему после родителей, и мы всегда во время наших встреч были в безопасности. Но, к сожалению, наше общение повернуло не туда, он стал настаивать, чтобы я что-то решала с мужем и определилась в наших отношениях, обещал любить моих детей. Но страх потерять семью и стать женой мужчины, для которого мои дети совершенно чужие, всегда меня останавливал. Я решила отдалиться от него, тем более что он никогда не был особо щедрым, да и разница в возрасте стала ощущаться. И у меня тогда начался кризис, впала в депрессивно-апатичное состояние. Иногда оно сменялось нервно-раздражительным. Мне ничего не хотелось, ничего не радовало. Было такое ощущение что я попала в болото и не могу из него выбраться.
А потом в моей жизни появился Олег… Олежка… Котик… Он более нежен и изощрен в постели, с ним можно делать все, что нравится мне. И никаких взаимных обязательств, он всегда очень щедрый и романтичный, не ноет и ни на чём не настаивает, мы просто наслаждаемся друг другом!
Вот только, когда он сам является инициатором наших встреч, все просто и прекрасно, не нужно думать, где, зачем и как! Но в последнее время он вспоминает обо мне не так часто, как мне этого хочется. Я частенько звоню ему сама и напоминаю о своем существовании, и тогда приходится уже мне напрягаться, я ведь прекрасно понимаю, что держу его только постелью, секс это его слабинка. Интересно, оказывается наша Екатерина Великая, не во всем безупречна, и в этом все-таки мне проигрывает. Приятно осознавать то, что в чем-то я ее выше!

***
Странно начался день, ехала на работу, смотрела на капли скатывающиеся по стеклу машины, и вдруг захотелось выйти из нее и оказаться в мокром от дождя парке, не смогла превозмочь это желание, перезвонила на работу, сослалась на неожиданно всплывшую встречу с заказчиком и поехала по Трехсвятительской на Владимирскую горку. Присела на влажную после дождя скамейку. Ветер шелестел в мокрых кронах деревьев, и мои волосы развивались по сторонам. Было прохладно, но не настолько, чтобы закутаться в шапку, перчатки или другую теплую одежду. Уже весна. Середина мая. Я люблю такую погоду… даже сама не знаю почему.
Мимо проходили люди. Простые самые обычные люди. Старые, молодые, красивые и не очень. А я сидела на скамейке и просто смотрела на них и вдруг ощутила, что я не такая как все они. Не такая и все, с этим ничего не поделаешь.
Мое сердце, словно огонь – горячее, готовое согреть, понять, приютить, доверить и любить. Душа – холодная, как вьюга, гордая, как метель и такая же лёгкая, как первый снег… я как медаль – двухсторонняя… существую в этом мире, а душа моя живет совсем в другом измерении. Поняла вдруг. Но от этого не стало легче. Еще тяжелее… потому, что я не дома сейчас, потому, что рядом со мной эти люди… такие же банальные, как обычный рабочий день, обычного работающего человека: нудно, скучно, противно.

***
«Я зажгу свечу в ночной темени, поклонюсь трижды покорно ей и скажу я слова заговорные: «Ой, вы духи, великие, светлые, зло-напасть от любви отводящие, вы услышьте меня, вас молящую, не гасите свечу, мной зажженную, зажигала ее с чистым помыслом: не чужого мужа приманивала, не чужого жениха привораживала. Но зажгла ради мужа любимого, мне самою судьбою судимого.
И молю я вас, духи светлые, наделите огонь вашей силою, силой доброй всепроникающей, от погибели любовь защищающей. Вы зажгите огонь в сердце милого, осветите в нем все излучины, посветите до самого донышка – чую, там лежит льдинка светлая – ревность-зависть злой лютой разлучницы. Растопите ту льдинку колючую, ей слезой возверните горючею.
И еще вас молю, духи добрые, разожгите огонь в крови милого, чтоб в любви он был нежен – яростен и, как глоток воды в самый знойный зной, поцелуй мой ему был бы сладостен.
И в третий раз вас молю, духи светлые, защитите любовь мою чистую, сохраните мне мужа любимого с сердцем верным, ни с кем не делимого».

У каждого в жизни есть кто-то, кто никогда тебя не отпустит, и кто-то, кого никогда не отпустишь ты.

***
Я помню все смешные неурядицы вначале наших отношений с Олегом… Скупость чувств и движений, смех и подковырки к месту и не к месту, наши неустанные разговоры и дружный хохот. Мы встречались, а потом расставались с каким-то спокойствием. И общались мы так же спокойно… Я не могу вспомнить, когда в наших душах раздался щелчок, и, вдруг, нам не захотелось расставаться друг с другом. Как постепенно угас смех, и ему на смену пришло что-то уравновешенное и теплое. Я помню, с каким с беспокойством мы звонили друг другу, спрашивая о делах и самочувствии. Как впервые сказали – мне скучно и плохо без тебя. Как вдруг секс из страстного и бешеного, перешел в стадию безграничной нежности и ласк. И первое слово – я люблю тебя, свои первые слезинки от чувств, и нетерпеливое ожидание следующей встречи. Я помню ту, первую ночь, когда, повинуясь чувствам и еще неокрепшей любви, я вдруг пошла ему навстречу, раскрылась и подарила всю себя, без остатка. А утром не могла прийти в себя от происшедших во мне изменений и, глядя на него затуманенными глазами, тихо произнесла слова, что не узнаю себя и что весь мой мир перевернулся… Пришла настоящая, нежная и чувственная любовь… Он обнял меня, заглянул в глаза и как то очень буднично сказал: «Не хочу, чтобы было интересно. Хочу, чтобы было хорошо, всегда!» А потом улыбнулся и добавил: «Катюш, ты никогда не научишься готовить лучше, чем шеф-повар хорошего ресторана. Я могу купить себе самую вкусную еду. И не научишься делать уборку лучше, чем клининговая компания. Я могу купить себе чистоту в доме. И секс самый крутой тоже можно купить, ты знаешь. Это важно в отношениях, но это не главное… Главное, я не знаю, как определить это одним словом – ощущение любви, тепла, вдохновения, желания творить, потому что ты рядом. Если это есть, то всё остальное мы решим. Если этого нет, то не нужны ни вкусные ужины, ни чистота, ни супер-секс».
А теперь… я просто потерялась, куча сомнений и тревог. Самое изумительное, мне никого не хочется, кроме него... Хочется быть рядом с ним, ощущать его тепло, его любовь и ласку… Ведь когда-то это было… Было бесконечное море счастья, которое никогда не должно было закончиться, было море любви, море объятий и море поцелуев… и сейчас море… бесконечное море разочарования, боли и одиночества…
Открытый и искренний человек всегда беззащитен. Море…море…море… столько общего между чувствами и морем – и то, и другое бывают спокойными, бурными, бесконечными, глубокими, нежными, бездонными… Наверное поэтому я так люблю море, оно всегда радуется вместе со мной и грустит, обнимает ласковыми волнами и согревает в своих объятьях… И на душе становится спокойно. Так же было и в его объятиях… было…

***
Вдруг пошел дождь. Его струи били мне в лицо, и мои слёзы сливались с ними, небо плакало вместе со мной. Я не верю. Я устала. Я хочу закрыть глаза, и чтобы этот долгий дождь своей монотонной прохладой смочил мне веки, чтобы его капли слезинками застыли на губах. Не хочу, чтобы тучи высвободили из своего тёмного плена солнце. Его лучи опять пронзят моё сердце и заставят хотеть любви. Я не хочу. Всё уже было, и теперь ничего не надо… я побежала к машине…

***
Голос в трубке глухой и невыразительный:
- Зайка, все плохо.
- Что плохо?
- Все.
- Хочу тебя видеть, ты приедешь в наше кафе?
- Катюш, ну зачем ты спрашиваешь, через 25 минут я там…
Странно, но сегодня снова опоздала она! Зато я увидела целый спектакль!
Вначале из «Пежо» показались изящные ноги в черных туфлях на высоких каблуках, потом, во всем великолепии фигуры, показалась и хозяйка этих ног – элегантная дама неопределенного возраста. Осторожно прикрыв за собой дверцу, она ласково прикоснулась к блестевшей в лучах солнца крыше автомобиля, благодарностью и уважением к послушной и чуткой вещи веяло от движения ее красивой руки, поправила темные очки.
Сразу было видно, что женщина ценит удобные вещи. Ее платье цвета шампанского с черной вышивкой на плече, великолепно облегало ее слегка располневшую фигуру. На первый взгляд очень обыкновенное платье, но каждый шов подчеркивал все достоинства и обнимал ее так, что было понятно, ни на ком больше оно не будет смотреться так изящно и непринужденно как на ней.
Я подумала: «Каждая женщина в глубине души – актриса!»
Гордо выпрямив спину, высоко подняв голову, Катя грациозно шла вперед, но я понимала чего это ей стоит, почему-то возникло ощущение, она еле сдерживается, чтобы не оглянуться: наверное, ей кажется, что с каждым шагом капает на асфальт кровь ее растерзанного сердца. Для всех она выглядит как королева, а ее душа – в жуткой пустыне, пустыне одиночества, пустыне, которой нет, и не будет названия.
Когда она села за столик, я захотела хоть как-то ободрить ее, сквозь зубы прошептала, почти не шевеля губами.
- Повернись непринужденно, посмотри, слева за столиком сидит мужчина, как он на тебя смотрит. Посмотри, не обижай его!
Катя села, вполоборота повернулась, делая вид, что зовет официанта. Среди самодовольных сытых мужчин, сидящих за другими столиками, этот невзрачный человек, среднего роста, выделялся какой-то неординарностью. Он не сводил глаз с Катерины. Заметив, что она посмотрела не него, грустно улыбнулся, опустил глаза.
Мы опять долго пили кофе и долго говорили, и все то время, что провели в кафе, я с удивлением ловила его восхищенные взгляды, посылаемые Катерине, но она их не замечала.
Я знала, главное для нее сейчас излить все, что накопилось в ее душе! Ее нервы натянуты как струны, а накал чувств 5000 градусов, и если не дать им излиться, произойдет катастрофа! Она сказала, что ей надо научиться жить дальше, жить, не поддаваясь чувствам, жить, определив новые приоритеты. Самое главное, она теперь знает, что нет на земле любви, о которой она мечтала всю жизнь. Нет и ничего нельзя с этим поделать. И потому не нужно никого любить, не нужно никому верить. Когда ты любишь, ты открыт, а потому беспомощен, беззащитен. Никто не может тебя унизить, ранить больнее, чем любимый человек. Измена…когда живешь, и думаешь, что это где-то далеко и никогда тебя не коснется – ты силен этим знанием, а когда она врывается в твою жизнь все, как в кривом зеркале теряет реальные очертания и становится страшно и неуютно и очень мерзко!
- Тебя ранят, если ты это позволяешь, - ответила я ей, - Если тебе тяжело, больно, обидно и хочется рыдать, забиться в угол, никого не видеть, в ярости разбить что-нибудь – сделай это и не думай о том, как это выглядит со стороны. Боль надо пережить до конца. Не выстраданная боль, если останется, со временем может привести к болезни или расстройству психики. Зачем тебе еще и это?
Она подняла опущенную голову…
- А давай займемся так не любимым тобой психоанализом, и попробуем выяснить, почему все это произошло. Согласна? Понимаешь, не бывает следствий, без причин и, я уверена, что вы что-то пропустили вместе, что-то ведь толкнуло его тому, чтобы завести себе женщину на стороне, ты ведь Олега очень хорошо знаешь, за столько-то лет, я более чем уверена сама сможешь определить, что вызвало такой продолжительный роман с посторонней женщиной.
- Помнишь, когда ты сообщила мне о том, что у Олега есть женщина, мы говорили с тобой о счастье, я потом долго думала и поняла, что счастье у каждого свое. Вот только как узнать что оно рядом с тобой? Как не пропустить и не пройти мимо, как понять, что с тобой радом твое счастье.
Почему став на мгновение счастливым, мы уже ищем другое, не поняв, не разобравшись в этом, которое еще растет и греет, которое еще в наших руках. Опять отправляемся в путь, в поиск. Хватаем чужое, не принадлежащие нам, нужное кому-то другому. А этот другой помается и тоже в путь, будет брать и оставлять, понимая, что это не для него… Сходить с ума, плакать, теряться, не находить себя, мучиться.
И ты, поняв, что опять взял не то, что тебе нужно, оставишь и будешь искать свое, взятое кем-то другим, пока не поймешь, что счастье это то, что рядом, сегодня, сейчас, в этот миг… То, что принадлежит тебе – улыбка ребенка, запах простыни, после ночи любви, иногда просто голос, образ, строка, слово на листе бумаги… И ты скажешь спасибо, что это с тобой, что кто-то хранит твой покой, кто-то вытирает твои слезы. Кто-то ждет твоего возвращения. Заваривает зеленый чай или кофе, зажигает свет в ночи, что бы ты знал, что у тебя есть пристанище, где тебя любят и ждут, где залечат раны, согреют и соберут в дорогу, и будут ждать тебя, ничего не обещая, просто потому что по-другому не могут.
Не могут не ждать, не прислушиваться к шагам, не молиться за тебя по ночам…
Главное вовремя понять это, пока еще не поздно, когда счастье еще здесь, рядом…
- А еще ты говорила, что ты не такая как другие женщины и не ревнуешь Олега, так, в чем же дело? Тогда ведь проблемы нет, и в этом случае никакого беспокойства быть не должно, ты сама это признавала, так значит, это беспокойство ты себе просто вообразила? Тебе нужна ветряная мельница, чтобы с ней бороться? Иначе неинтересно жить? Так ведь? Ну, скажи, что я права!
- Логически да… но…
- Брось, - я махнула рукой, - Ты, главное, поменьше думай об этом. Все психозы люди сами себе выдумывают. Накручивают, запутываются сами в себе. Будь проще.
- Хорошо с тобой, - Катя несмело улыбнулась.
- Ты мне другое скажи, то, что твоя проблема - выдумки, это для меня очевидно. А как ты все-таки добилась своего безмятежного состояния? Напоминаю: ты обещала открыть мне секрет своего счастья. Ты, наконец, сделаешь это или нет?
- Да, я могу… но ведь…
- Опять скажешь, что это отдельный длинный разговор?
- Нет-нет, пожалуйста… Ведь сам-то по себе секрет моего счастья очень прост… Это наши с Олегом частые разлуки, и вообще мы с ним мало, но жадно живем. Мы столь мало времени проводим вместе, что не успеваем наскучить друг другу. Каждая разлука немножко изменяет нас. При каждой новой встрече мы как бы заново привыкаем друг к другу. Бывает, что мы и этого-то не успеваем - привыкнуть, не то, что надоесть. Он ведь человек- командировка.
- Ну, это я знаю, - сказала я - Вижу сама.
- Вот это и есть мой секрет.
- Как?! И это - секрет счастья?
- Секрет моего счастья, наверное, у каждого свой секрет.
Мы сидели и подвергать анализу все, что приключилось за эти полтора года, когда Олег пустился в блуд и пришли к выводу, что Катя упустила очень важный момент в их отношениях. Интим для него имеет очень большое значение, а она в последнее время слегка «охладела» и скорее всего в этом вся причина.
- Кать, а ты попробуй, позвони ему сейчас, как ни в чем не бывало, сожми в кулак свою волю, так чтобы она даже не пискнула от твоей наглости! И попробуй вести себя как раньше!
Катерина растерянно посмотрела на меня, ресницы взметнулись, и в глазах засветилась заинтересованность, достала мобильник, нажала на кнопку вызова.
- Ты дома? Встречай, - радостно защебетала она. – Я соскучилась, нестерпимо захотелось домой, бросаю лучшую подругу и еду к тебе!
- Ну, вот смогла же! А ты говоришь, что все плохо! Немедленно домой, и если что-то сделаешь не так, я тебя просто не хочу больше знать!

***
Боже как же мне повезло, что Паша совершенно не такой! И как тяжело сейчас Кате, почему она напрямую не поговорит с Олегом, почему молчит он! Близкие люди и боятся сказать друг другу сильные и честные слова, боятся обидеть – а прорывает только, тогда когда уже невмоготу, и все выливается во взаимные обвинения и скандалы.
Мне иногда хочется крикнуть: «Дорогие мужчины, будьте сильными, для нас вы правы всегда, когда готовы принять свое решение. И принимаете его. Любое! В такие моменты мы в вас влюбляемся и покоряемся».
Именно в эти моменты мы чувствуем, как сильно проявляется ваша мужская природа, на которую нельзя не отреагировать. Это как сигнал! Это улавливается моментально и оценивается всеми женщинами. Этого знака мы интуитивно ждем, чтобы определить самого достойного, лучшего! Суть в том, что эту готовность нельзя подделать.
Она либо есть – настоящая, подлинная, зрелая, реальная – либо нет. Сила и ваш потенциал чувствуется сразу. Либо перед тобой живое – и ты его хочешь! Либо – тухлятина, которая попахивает понтами, нытьем, оправданиями, вместо готовности и способности принять решение.
Быть счастливым, просто! Счастье – это действие, это самый мощный инструмент для изменений. Если вы хотите что-то изменить – действуйте.
Нужно разрешить себе пользоваться, своей способностью принимать решения. Количество денег, машины, яхты и прочее, все это результат привычки решать в своей жизни самому прямо сейчас: от малого – до большего.
Неудачникам тяжело… им приходится ждать всю жизнь, когда же, наконец, станет лучше! А сильнейшие, всегда виноваты в том, что вопреки всему сделали свой первый шаг. Боже, почему же не все мужчины готовы на своем пути совершать такие восхождения от слабости к силе!

***
Вот опять, уже не первый раз, я один в воскресный вечер, стою возле окна курю и вспоминаю, и стараюсь понять, что не так и почему это все происходит…
В тот воскресный зимний вечер так и не добрался до Милы, задержался допоздна на работе, и когда сел за руль машинально поехал привычным маршрутом. Опять ночное шоссе, опять мокрый снег под колесами. Я, вцепившись в руль, смотрел уставшими от монитора глазами на залитую жидкой грязью дорогу, которая неприятно отражала тусклый свет фонарей. Хорошо, что в такой поздний час почти нет машин, я порой, даже не понимал еду по своей стороне дороги или нет. Погода была такой же неприятной, как и мое настроение. Только когда припарковался перед домом, вспомнил, что обещал посетить свою «вторую» жену.
Тяжело вздохнув, сказал себе вслух:
- Олег, Олег, стареешь. Что-то с памятью у тебя не в порядке, а может и хорошо, что судьба так распорядилась.
Вышел из машины и направился домой. Поднял глаза и посмотрел на наши окна, там было темно.
Посмотрел на часы, половина второго. Да, задержался капитально.
Лифтом поднялся на пятый этаж, открыл дверь, и, не зажигая свет в коридоре, снял ботинки, пиджак повесил в шкаф и бросил на пол портфель. Пошел в ванную и там разделся догола. Люблю по собственной квартире голым гулять. Даже не знаю, когда такая привычка у меня появилась. Но делаю это по утрам, направляясь в ванную, или когда поздно возвращаюсь домой.
Пару раз «попался» когда у нас ночевала теща и поздно засидевшиеся друзья. Полагалось вообще-то поспешно уйти или чем-нибудь прикрыться, но какой был в этом смысл, я вежливо приветствовал всех, делая вид, что ничего сверхъестественного не произошло, спокойно удалялся и надевал халат.
Принял душ и побрел в спальню, на ощупь, не включая свет, добрался до кровати и залез под широкое одеяло. Тихое равномерное дыхание рядом просигнализировало, что моя Катя дома и спит. Хотел ей пожелать спокойной ночи и поцеловать, но передумал, и вскоре сам провалился в сон.

***
Звонок телефона вырвал из сладкого сна, Кати рядом не было, не было ничего, кроме этого надоедливого звонка, я вскочил. Мысли путались. Снилось что-то кошмарное, я даже вспотел. Нет, кажется все в норме. Тишина в квартире. Рядом равномерно дышит любимая женщина. Обнял ее и притянул к себе. Опять провалился в сон.
Когда окончательно проснулся, рядом уже никого не было, во всей квартире царила тишина. Посмотрел на часы, тридцать семь минут одиннадцатого. Странно, ничего не услышал, ни будильник, который всегда включается в полседьмого, и выключался в восемь, и Катюша, которая обычно меня будила ласковыми словами и поцелуем, сегодня это не сделала.
Поднялся, принял душ. Голова уже не болела, но было как-то странно и не уютно. Пошел на кухню, все в безупречном порядке, вот только завтрак, который всегда ждал меня, накрытый салфеткой на столе, когда поздно просыпался и позволял себе роскошь дольше поваляться в постели, на этот раз отсутствовал.
Сварил себе душистый кофе, закурил сигарету и только после этого набрал номер супруги:
- Алло, Катя, это ты?
- Да, это я, - услышал в трубке, - Уже проснулся?
- Да, что-то случилось?
- Нет, извини, просто у меня много работы.
- Ну, подожди…
- Хоть бы пьяный пришел, и то было бы легче.
Сказала и отключалась, давая мне понять, что не хочет со мной разговаривать. Трубка испускала гудки, сделалась бесполезной.
Встал, подошел к окну и опять закурил. Что-то не так. Неужели? Нет, не может быть, я всегда очень осторожен…
Кто мог ей сказать, что у меня роман? Просто не может быть, что бы по другой причине Катя нарушала годами выработанный ритуал. Это странно и не в ее стиле, оставила без завтрака любимого супруга.
Ситуация очень меня задела. Было обидно и больно, потому, что на самом деле я люблю ее и не мог представить до этого, что она может так поступить. А потом подумал, а может ничего страшного, наверно тоже проспала и спешила на работу ведь конец года и дел у нее выше головы.

***
Да все странно… В эти последние пару месяцев она стала подолгу задерживаться на работе, да и дома сидела допоздна у компа, и часто ссылалась на головную боль, когда начинал к ней приставать.
Думал, что это сказывается тоска по сыну. После поступления Антона этой осенью, в Харьковский юридический, рассчитывал, что у нас в интимной жизни все будет как раньше. Но, кажется наоборот, это нас еще больше отдалило друг от друга.
Все-таки мой роман с Людмилой основательно мешает мне разобраться с собственной женой.
Я осознал, что у меня нет ни сил, ни желания, ни прояснить свои отношения с супругой, ни расстаться с Милкой. И по своему значению они обе на одинаковом месте в моем сердце.
У супруги последнее время не было желания заниматься сексом, но я надеюсь, что это пройдет, она красавица и умница, хорошая хозяйка и превосходная мама.
Господи, как все запутано. Но если честно, мне просто не хочется разгребать эту ситуацию, и я делаю вид, что все в порядке и ничего особенного не происходит, тем более что-то менять и вешать себе на шею все проблемы Люды мне тоже, ни к чему. Я довольно успешный предприниматель, занимаюсь работой, встречаюсь с любовницей и стараюсь по вечерам быть дома, чтобы не вызывать подозрения жены.
Все было прекрасно, но в последнее время что-то не клеится, что-то не в порядке в «Датском королевстве» и скорее всего где-то я прокололся, что-то не просчитал.
Вдруг на подоконник прыгнула моя любимая кошка Лелька, мой разноцветный лоскуток, она замурлыкала и стала тереться головой о мой бок, заставляя меня уделить ей внимание. Моя красавица, ну как же не погладить тебя?
Затушил сигарету и пошел одеваться, пора появиться на работе.

***
В машине, внезапный звонок смял все мои мысли.
- Алло.
- Привет Котик, как ты?
- Привет милая, извини, что вчера не заехал к тебе, задержался почти до утра на работе, но все решил в нашу пользу.
- Так ХОРОШО, что не приехал. Я тебе меседж отправила, ты, что не читал его? - возмущенно затарахтела она в трубку.
- Нет.
- Я тебе написала, что бы ни приходил и не звонил, потому что внезапно вернулся Виктор с детьми. Поэтому не могла тебе позвонить, только смску отправила. Как хорошо, что ты сразу не приехал, когда я тебя звала, а то, как представлю, что бы было…
Не ожидал такой развязки. Вот тронутый, нужно чаще читать, что люди пишут, иногда лень заглядывать в телефон и просматривать сообщения. На самом деле, как бы все было, если бы нас в постели застукали Милкин супруг и дети, банальщина, прямо как в анекдоте. Да, этого только мне не хватает для полного счастья.
- Ты права, нам нужно быть более осторожными. У меня дома что-то не то, только кошка со мной разговаривает. Жена очень странно себя ведет.
- Мой Котик переживает?
- А ты как думаешь?
Ответил и резко нажал на тормоза. Мой «Touareg» дернулся и резко сбавил скорость. Меня подрезал молочного цвета внедорожник с темными стеклами и мигалками на заднем стекле. Перестроился в первый ряд, и со злостью посмотрел на его позолоченную надпись Lexus.
Хорошо, что у меня нет пистолета, подумал я, а то бы давно посадили как серийного убийцу. Хотя все эти происшествия на дороге меня не могли вывести из равновесия так, как воспоминания о странном сне. Что же он мне пророчит? Да уж, поистине Франклин был прав, - «Если хочешь крепко спать, возьми с собой в постель чистую совесть».
- Как хорошо, что она у меня есть!
Подумал я и улыбнулся.
Наконец-то добрался до офиса, и мои мысли сосредоточились на деловом общении.
***

Домой вернулся поздно утомленный. Ужин ждал меня на столе, когда поел, пристроился на диван к жене. Болтали о чем-то незначительном, не заметил как заснул.
Разбудила меня боль в ноге. Судорога здорово «поработала», все тело оцепенело от неудобной позы. На моей ноге лежала голова спящей жены. Мне было больно, но очень не хотелось ее будить. Аккуратно переместился в сторону и ее голову осторожно переложил на подушку, еще горячую от тепла моего тела. Катя тихонько застонала, немного повернулась, обняла подушку, но не проснулась. Посмотрел на электронные часы, они показывали без трех минут двенадцать, перевел взгляд на жену. Катюша лежала на правой руке, попка в спортивных желтеньких брючках очень аппетитно смотрелась, белая маленькая маечка почти не прикрывала красивую грудь. Лицо закрывала разметавшаяся шапка русых волос. Ее тело слегка подрагивало в такт дыханию. В комнате было почти темно, только тусклый свет спящего города из окна, приглушенный полупрозрачной шторой, и яркий, красный узкий луч, от светящихся цифр будильника освещали ее. Поднял с пола свалившийся плед, прикрыл ее и нежно поцеловал в обнаженное плечо. Потихоньку направился в кухню, тряся по дороге ногами, как футболист перед матчем.
Не включая свет, открыл холодильник, налил в стакан холодной минеральной воды, закурил сигарету и уселся на подоконник, сразу же рядом со мной пристроилась кошка, смотрела на меня своими круглыми янтарными глазами и жмурилась, потом уютно замурчала. Курил, гладил ее по мягкой шерстке и смотрел в окно. Опять провалился в мир воспоминаний.

***
Перед глазами был вечер, который окончательно сблизил меня с Милой.
Все произошло в начале лета, мы случайно встретились на презентации нового проекта фирмы, принадлежавшей моему другу Виталию. Он пригласил меня с женой, но Катя не смогла поехать вместе со мной, у нее было важное совещание, сказала, что подъедет позже. К своему удивлению обнаружил, что почти никого не знаю, за исключением нескольких примелькавшихся полузнакомых субъектов, типичных тусовщиков, которых можно было встретить в любой точке города, где что-то происходило. Только с ними не было желания общаться вообще, ограничился вежливым приветствием или кивком.
Стоял в стороне и смотрел на этот гудящий улей, иногда пользовался услугами официантов, которые предлагали напитки, а после собирали пустые или полупустые бокалы, что бы их опять «запустить» по кругу, но уже наполненными. Чувствовал, что нужно что-то перекусить, иначе окончательно захмелею.
Вдруг в кармане завибрировал мобильный, звонила Катя, виноватым голосом сообщила, что переговоры затянулись, не нужно ее ждать, встретимся только дома.
Я окончательно потух и вместо того, что бы направился к столам с едой, выхватил у проходящего мимо официанта рюмку с коньяком и залпом ее осушил.
Вдруг за моей спиной раздался голос.
- Олег, угостите даму бокалом вина, и я составлю вам компанию, как то неудобно пить в одиночку.
Повернулся, и мои глаза встретились с глазами Людмилы, журналистки отдела происшествий Вечернего Киева, там когда-то работала моя жена. Катя что-то мне рассказывала о ней, но я не особо вникал в их внутренние отношения в редакции и хорошо знал только Настю, потому, что они с Катей давно дружили. Даже можно сказать, что я знал лучше ее супруга, Виктора, мы вместе работали на заводе, и три или четыре раз за последние годы пересекались по делам.
- Людмила, я так рад вас видеть здесь.
Я искренне обрадовался и добавил.
- Вы очень хорошо выглядите. Что вы будете пить, что Вам предложить?
- Вино, пожалуйста, красное.
- Минуточку.
Сказал я и жестом позвал официанта.
- А где Виктор? Почему вы без него?
Спросил, разглядывая свою собеседницу. Она была одета в жемчужно-серый брючный костюм и белую блузу. Туфли такого же цвета, что и костюм, на высоком каблуке подчеркивали достоинства ее фигуры. Золотая цепочка с крестиком, терялась в ложбинке между грудей, которые открывал глубокий вырез ее полупрозрачной блузы. Я неприлично долго задержал там взгляд.
- Я здесь по заданию редакции! А мужа нет, он детей к бабушке повез, чтобы не торчали все лето в городе.
С радостью в голосе пролепетала она, а я никак не мог оторвать взгляд от ее груди, четвертый размер не меньше и какая форма. Она взяла мня за запястье, и с вызовом посмотрела в глаза.
- Извините, - пробормотал я невнятно, теперь уже в полной растерянности.
У нее были светло-голубые глаза, с жемчужным блеском, смотрел в них, и казалось, тонул. Какие красивые глаза, в обрамлении густых длинных ресниц, они как-будто затягивали меня в свой омут.
Не знаю, сколько длилось это, мне вдруг стало безразлично, что происходит вокруг, были только ее глаза. Как мне позже призналась Мила, у нее было такое же состояние.
После, она, всегда, смущалась моего взгляда, когда встречались в публичном месте, где никто не подозревал о наших отношениях, но тогда все было по-другому.
- Меня послали сюда, но это не мое амплуа, я работаю в отделе ЧП, но сейчас время отпусков и приходится быть, там, где нужнее. А вы как здесь, Олег?
- Я?
Переспросил ее, и мой взгляд опять застрял на ее великолепной груди.
- ОЛЕГ!!!
В ее голове звучал упрек.
- Извините, ничего не могу с собой поделать.
Признался откровенно и опять начал тонуть в ее глазах.
- Вы такой искренний, такой непосредственный, что на вас просто невозможно рассердиться но, прошу вас, возьмите себя в руки. Ведь уже пол зала смотрит на нас.
Услышал как в тумане ее голос. Интонация с которой она это произнесла, была похожа на сладкий и страстный стон. На самом деле, что-то непонятное со мной творится.
Неожиданно для самого себя наклонился и страстно поцеловал ее в губы. Я ЦЕЛОВАЛ СОВЕРШЕННО ЧУЖУЮ ЖЕНЩИНУ В ПУБЛИЧНОМ МЕСТЕ!
Она, молча, посмотрела на меня, резко повернулась и затерялась в толпе гостей. Опять остался один, в голове полный сумбур, никак не мог собраться с мыслями. Машинально взял с подноса проходящего мимо официанта стакан, какого-то напитка и опять залпом осушил его.
Но вместо ожидаемого коньяка в стакане оказался гадкий и очень сладкий ликер и я начал кашлять, задыхаясь как при нехватке воздуха. Этот «сюрприз» меня вернул на землю, я вытер слезы, и направился к первому, попавшему в мое поле зрения знакомому лицу.
Не знаю, о чем именно мы беседовали, да это и не было важно тогда, я шарил глазами по толпе и искал ее, иногда наши взгляды натыкались друг на друга, потом она терялась опять, казалось, что мы ведем незримую перестрелку. Прошло некоторое время. Нашел ее снова, она стояла возле какой-то группки незнакомых мне людей и лощеный лысый толстяк, все время хватал ее руку и пытался поцеловать. Было видно, что ей это неприятно, она бросила не меня полный отчаянья взгляд, молящий о помощи.
Подошел к ним целенаправленно, поздоровался со всеми и сказал:
- Извините, нам пора домой.
Не обращая ни на кого внимания, мы вышли на улицу.
- Спасибо, Олег, вы настоящий рыцарь, спасли меня.
- Да, как рыцарь спасает свою принцессу от дракона.
- Не от дракона, а от целой стаи драконов. Спасибо, что вовремя пришли, меня уже тошнило от того человека. У него такие холодные липкие руки, мне было физически неприятно, когда он взял меня за руку и поцеловал ее, так хотелось замахнуться и залепить ему пощечину.
- Так в чем дело, Я вернусь и дам ему в зубы …
- Не стоит это делать, все позади. Вы на машине?
- Да.
- Лучше подвезете меня домой, вы еще способны ехать или лучше вызвать такси? Если это сложно, то посадите меня в машину, и дальше я уже сама.
- Ну что вы, Людмила, конечно, я вас отвезу, о чем речь! Машина стоит за углом, на стоянке, так что нам придется немного пройтись.
- Олег? Не нужно так официально, зовите меня просто Мила. Я, кстати, не знаю вашего отчества, и поэтому называю вас Олег. Вы не против такой фамильярности?
- Нет, нет, все в порядке Мила, какое красивое у вас имя.
Разговаривая, мы дошли к машине, я открыл дверцу и посадил ее, сел за руль и, следуя, ее указаниям мы направились к ней домой. Оказалось, что она живет на Троещине. Посмотрел на часы, четверть одиннадцатого. Я с утра дома не был, в одном костюме и рубашке весь день проскитался. При этой мысли сразу стало неуютно, почувствовал себя не свежим, наверно и потом пропах, денёк-то сегодня знойный. Увы, такая доля у бизныков, или как нас еще называют «белых воротников», хотя сегодня уж точно воротник за целый день был с внутренней стороны не первой свежести.
Наконец-то добрались до ее дома, в этом районе я был первый раз, а ночью вообще сразу не сориентировался.
- Ну, вот мы и доехали.
Сказал грустным голосом. Расставаться с ней сейчас не хотелось.
- Олег, можно вас пригласить на чашку кофе?
- Кофе нет, а вот крепкий зеленый чай без сахара с удовольствием выпью.
- Только вы не осуждайте за беспорядок в квартире, я не предполагала приглашать гостей, а муж с детьми уехали днем без меня и даже не представляю что там внутри за сюрприз ожидает.
Разговаривая, вошли в подъезд, поднялись лифтом, даже не запомнил тогда на какой этаж. Мила открыла дверь и пропустила меня вперед в коридор. Квартира оказалась уютной и убранной. Вдруг что-то пробежало около меня и начало прыгать на хозяйку. Это была маленькая собачка, которая с неописуемым восторгом приветствовала свою хозяйку. Мила сняла пиджак и осталась в одной блузе.
- Это моя крошечка.
Сказала она и назвала имя собачки, которое я сразу не расслышал, а переспрашивать было неудобно.
Я вымыл руки и посмотрел на себя в зеркало, да выглядел я не так, как хотелось бы в этот вечер.
Сидели на кухне, пили зеленый чай и говорили, даже не вспомню сейчас, о чем.
- Олег, а можно мне тебя поцеловать? – сказала она совершенно неожиданно и переходя на «ты».
Я потерял дар речи и просто кивнул головой в знак согласия, остался сидеть на стуле в полном замешательстве. Инициатива ведь должна была быть моей, и вдруг…
Подошла ко мне, и я в ожидании поднял голову и закрыл глаза. Чувствовал, как она запустила руки мне в волосы и ее губы нежно, нежно прикоснулись к моим. Это было так чудесно, мне не оставалось ничего, кроме как прижать ее к себе.
Пока она целовала мое лицо, я просунул руки под ее кофточку и расстегнул бюстгальтер. Так мне не терпелось увидеть то, о чем мечтал весь вечер. После медленно расстегнул пуговички и освободил на волю две прекраснейших полусферы с розовыми кружечками вокруг возбужденных нежных сосков. Я с трепетом прикоснулся к ним губами.
По-моему, Петр Давыдов написал:
Все мы должны принадлежать кому-то,
Чтоб научиться чувствовать сильней.
Тебя хотят? Не думай ни минуты…
Ты тоже хочешь? Значит всё – о’кей!

В висках множеством молоточков застучала кровь, и мне стало так сладко. Я возбудился, но самое удивительное, ощущение было таким как будто я после долгих скитаний, попал домой к своей любимой. У меня в душе в тот момент царил мир спокойствие и умиротворенность, мне ничего больше не было нужно. Мила отпустила мою голову, прикоснулась к моей нижней губе, и мы снова насладились долгим поцелуем.
- Этот вечер я не забуду, - тихо прошептала мне на ухо.
Вдруг быстро отстранилась от меня и поспешно сказала:
- Олег, вам нужно идти домой.
Я встал, нежно поцеловал ее в щеку, и без слова вышел из квартиры.
Всех женщин сразу в жены нам не взять.
Эх, знать бы признак, чтобы выбирать!
Худышка будет холодна в постели.
Толстушка в дверь проходит еле-еле.
Веселая окажется гулящей,
А с грустной секс раз в месяц, и не чаще.
С холодной заработаешь ангину.
С горячей - расцарапанную спину.
Быть рядом с длинноногой не с руки,
Когда она оденет каблуки.
Та, что умна - обманет без труда.
Жить с глупой - это тоже ерунда.
Красивая легко уйдет к другому.
А страшная - позор родному дому.
Вот и приходится нам, как тут ни крути,
Смотреть лишь на размер ее груди

И опять я вернулся из своих воспоминаний. За оконным стеклом приятный, тихий майский вечерок странно, где же Катя. И вдруг вспомнил, что у нее сегодня посиделки с Настей, она предупреждала об этом.
Неожиданный звонок со знакомой мелодией, разрушил тишину и вытащил из раздумий - Катя!
- Ты дома? Встречай…


***
Запах горящей бумаги снова вторгся в мои воспоминания, это начла подгорать «фабрика» на сигарете. Я мысленно выругался, потушил то, что от нее осталось, поднялся и направил в ванну. Пора спать, завтра впереди трудный день, и еще нужно написать смску Миле, сообщить, как мне ее не хватает.
Вдруг пришли мне в голов стихи:
Я начинаю утро с женщины
И, если время есть потом,
Внезапной близостью отмечены
Минуты возвращенья в дом.

И целый день мне остро помнится,
Как ненасытна и нежна
Моя прекрасная любовница!
Моя любимая жена!

Разнообразие в общении,
Ведь бесконечность скрыта в нас.
Познай искусство обольщения
И соблазняйся каждый раз.

Весенней страстью мир наполнится,
А у меня теперь одна
И та же,
Женщина – любовница
И, много лет, - моя жена!

Нехороший я человек. Но ничего не могу с собой поделать…

Глава IV

Я дома. Мы устроились на нашем уютном диване. Олег принес кофе и вкуснейшие рогалики, поставил на журнальный столик, укрыл меня пледом. Сам сел и обложил себя подушками. Умеет мой муженек позаботиться о комфорте, обнял меня за плечи, ласково притянул к себе и нежно сказал:
- Ну, вот мы с тобой только вдвоем.
Сердце даже не шелохнулось, и только тело вдруг дернулось, словно у него тоже были какие-то свои права, свои воспоминания. Я еле сдержалась, чтоб не выплеснуть кофе в лицо Олегу.
- Я так сегодня устала, такой тяжелый день был - промурлыкала я, меня совсем не тянуло в спальню, - Я полежу на диванчике, а ты посиди здесь со мной, хорошо?
Олег прижал меня к своей груди и стал укачивать, точно маленького ребенка, я расплакалась. Он нашептывал мне нежные слова, прижимаясь губами к моим волосам, и голос его был мягким, обволакивающим и нежным. Я не знала, сколько времени мы так просидели, но когда успокоилась, мне стало немного стыдно за свою слабость и не по себе от близости его большого такого родного тела. Моя разгоряченная влажная щека лежала на его широкой груди, и темные завитушки его волос щекотали меня. Я обняла его сильную шею, и по его телу вдруг пробежала дрожь.
- Ну что, тебе уже лучше?
- Да, - прошептала я.
- Ты нужна мне…
И вдруг как будто что-то словно щелкнуло внутри меня и я, давясь слезами, еле слышно прошептала:
- Я люблю тебя…Ты моё всё: и солнце и дождь, и небо и звезды, и день, и ночь, и сила и отчаяние, и счастье и горе, ты моя жизнь и моя смерть, ты моя судьба и моё наказание.
Я скользнула взглядом по его плечам, губам и остановилась на глазах. В одно мгновение он оказался надо мной и, опустившись на руках, поцеловал.
Поцелуй… сначала легкий, будто изучающий, потом все более страстный, который заставил меня затрепетать в его руках, дыхание замерло, голова закружилась. Его губы… такие зовущие! Я задрожала всем телом от нахлынувшего тепла! Он, почувствовав этот трепет, приблизил меня к себе еще сильней, и не было на свете такой силы, которая смогла бы нас отдалить друг от друга в этот момент.
Прошло какое-то время, и мы обнаружили, что уже в спальне, и судорожно раздеваем друг друга, что-то говорим.
Этой ночью мы наслаждались друг другом, нежились в объятьях. Безумное сплетение наших тел напоминало страстное танго, танец в котором есть только двое. Я отдавалась его горячим губам, мягким, умелым рукам. Он шептал мне на ушко: «Ты потрясающая женщина! Ты божественная фея!» От этих слов в душе все переворачивалось, будоражилось с новой силой…

***
Проснулась очень рано, еще до того как включился будильник, пошла на кухню открыла окно, стояла с кружкой горячего кофе, всматриваясь в просыпающийся город, наслаждалась свежим ветерком и ни о чем не думала.
Когда озябла, запахнула окно и тихонько прокралась обратно в спальню. Олег все еще мирно спал, чему-то улыбаясь во сне. Тихонько забралась под одеяло - его горячее тело было расслаблено, лицо спокойно. Некоторое время просто смотрела на него, потом, провела пальцами по центру груди, и он сразу откликнулся на мое прикосновение.
Поняла, что проснулся, не открывая глаз, прошептал:
- Я давно мечтал о таком пробуждении…
Приоткрыл глаза и посмотрел на меня, то ли от возбуждения, то ли от утреннего солнца его глаза стали ярко синими!
***
- Здравствуй!
Жемчужинки слёз утираю рукой,
Сладкие, веришь? И хочется просто смотреть...
Или шептать, как Ассоль: "Совершенно такой",
Вмиг потеряв под ногами привычную твердь.
- З д р а в с т в у й!..
На выдохе, вдохе - не всё ли равно?
Еле заметное эхо вспугнёт голубей...
Я бы смеялась и пела от радости, но
Дождь по щекам - бесконечная нежность к тебе.
- Здравствуй!..
И глупое сердце споткнётся в груди -
Видно, привыкло к трагедиям из ничего:
- Сколько прощаний, любимый, у нас впереди?
Ты улыбнёшься и скажешь мне:
- Ни одного...
***
Сижу в машине, за окном дождь, а я в пробке, уже второй час ползу как улитка и ни свернуть и не объехать ее. Сколько раз клялся, что в утренний час-пик на дорогу ни-ни и опять вляпался. Лучше бы сейчас оказаться в офисе, или сидеть дома, пить кофе, и из окна наблюдать за почти не движущейся лентой машин, направляющейся из центра. И я из-за своей нерасторопности, сам участник этого кишкомотного процесса. Смотрю перед собой, соблюдаю минимальную дистанцию, что бы из соседнего ряда какой-нибудь наглец не перестроился передо мной и не обогнал. В следующий раз прихвачу с собой электробритву, термос с кофе и бутерброды, что бы зря не терять время.
Задумчиво листаю адресную книгу в мобильнике, пересматривая телефонные номера, вспомнилась песня Трофима – «Пробки», вот уж прямо в яблочко!
- Кому же позвонить?
Задал себе вопрос, но ответ был однозначен. Тем, с кем хотелось бы пообщаться, звонить пока нельзя. Могут обидеться, что поднял в такую рань (хотя уже почти девять), или невозможно, не хочется напакостить кому-нибудь из моих знакомых. Могу создать пикантную ситуацию и придется выкручиваться, не зная, как реагировать, когда рядом муж. Нет, лучше уж послушаю радио. Эх, чашечку душистого кофе бы сюда, сонливость обуяла просто невыносимая.
Вдруг почувствовал, как во мне нарастает раздражение, и осознал, что тому причиной радиостанция, на волнах которой уже минут десять крутят непонятную музыку, переключился на другую волну, там как раз передавали точное время. Девять утра. После коротких новостей, диктор зачитал прогноз погоды: «День будет солнечным, дожди не ожидаются», новость подняла настроение, «Все дороги в городе проездные и пробки ожидаются только к пятничному вечеру», так всегда происходит, когда люди возвращаются с работы или устремляются за город.
Интересно, а чем мне заняться на выходные? Нужно хорошенько подумать, устал за эту неделю, да и по ночам начал просыпаться и часами курить, глядя в окно.
- Интересно сколько на свете мужчин, которые любят сразу двух женщин?
Задал себе вопрос и сразу же всплыл ответ.
- Наверняка, такие есть, но это так не просто, нас нужно жалеть и холить, и не осуждать. Я же буквально разрываюсь на части.
Мысль, что я жертва обстоятельств подняла мне настроение. Да и солнышко в тот момент выглянуло из-за туч, и до офиса осталось всего метров 50 пути.
Вышел из машины, поднялся наверх и вошел в приемную моей фирмы, Мария как всегда точна и как всегда на своем месте, мой секретарь и верный помощник.
- Добрый день Машенька, какие новости?
Бодро поприветствовал ее.
- Все в порядке Олег Владимирович. Вас уже ждут.
Сказала она и покосилась взглядом на дверь переговорной комнаты.
- Интересно, а кто там? Я ни с кем встречу не назначал на сегодняшнее утро.
- Мужчина, сказал, что вы его примете. Зовут его Виктор Ковальчук.
- Ковальчук?
Сказал в недоумении. И вдруг меня словно облили ведром холодной воды из колодца. Виктор Ковальчук, супруг Людмилы, моей любовницы.

***
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама